ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

решительного и бесстрашного человека, как Гарри Марч.
— Для этого была своя причина, девушка, и это причина смущает меня
даже теперь… Пожалуйста, не краснейте и не смотрите так сердито, пото-
му что есть мысли, которые долго таятся в уме у мужчины, и есть слова,
которые застревают у него в глотке, но есть также чувства, которые могут
одолеть и то и другое, и этим чувствам я должен подчиниться. У вас
больше нет ни отца, ни матери, Джудит, и вы с Хетти больше не можете
жить здесь одни, если даже будет заключен мир и ирокезы угомонятся. Мало
того что вы будете голодать, не пройдет и недели, как вас обеих заберут
в плен или снимут с вас скальпы. Наступило время подумать о перемене
жизни и о муже. Согласитесь выйти за меня, и все прошлое будет забыто.
Джудит с трудом сдерживала свое волнение при этом безыскусственном
объяснении в любви, хотя, очевидно, добивалась его и теперь слушала с
вниманием, которое могло бы пробудить надежду. Но она едва дождалась,
когда молодой человек кончит говорить, — так хотелось ей поскорее отве-
тить.
— Этого довольно, Непоседа, — сказала она, поднимая руку как бы для
того, чтобы заставить его замолчать. — Я поняла вас так хорошо, словно
вы мне говорили об этом целый месяц. Вы предпочитаете меня другим девуш-
кам и хотите сделать меня своей женой.
— Вы высказали мою мысль гораздо лучше, чем мог бы высказать ее я
сам, Джудит, и потому считайте, пожалуйста, что все эти слова произнесе-
ны мной именно так, как вы хотели их услышать.
— Все ясно, Непоседа, и этого с меня довольно. Здесь не место шутить
или обманывать вас. Выслушайте мой ответ, который во всех смыслах будет
таким же искренним, как ваше предложение. Существует одна причина, Марч,
по которой я никогда…
— Мне кажется, я понимаю вас, Джудит, но я готов забыть об этой при-
чине, которая касается только меня. Да не краснейте, пожалуйста, словно
небо на закате, потому что я вовсе не хочу обижать вас…
— Я не краснею и не обижаюсь, — сказала Джудит, стараясь сдержать
свое негодование. — Существует причина, по которой я не могу быть вашей
женой, Непоседа.
Этой причины вы, видимо, не замечаете, и потому я обязана объяснить
ее вам так же откровенно, как вы просили меня выйти за вас замуж. Я не
люблю вас, и наверное, никогда не полюблю настолько, чтобы выйти замуж.
Ни один мужчина не может пожелать себе в жены девушку, которая не пред-
почитает его всем другим мужчинам. Я говорю вам это напрямик и полагаю,
что вы должны быть мне благодарны за мою искренность.
— О, Джудит, вот что наделали эти щеголи — красномундирники из форта!
В них ведь все зло!
— Тише, Марч! Не клевещите на дочь у могилы ее матери. Я хочу расс-
таться с вами по-хорошему, не заставляйте же меня призывать проклятия на
вашу голову.
Не забывайте, что я женщина, а вы мужчина и что у меня нет ни отца,
ни брата, который мог бы отомстить вам за ваши слова.
— Ладно, я больше ничего не скажу. Но повремените, Джудит, и обдумай-
те как следует мое предложение.
— Мне для этого ненужно времени. Я уже давно все обдумала и только
ждала, когда вы выскажетесь начистоту, чтобы ответить также начистоту.
Мы теперь понимаем друг друга, и потому не стоит понапрасну тратить сло-
ва.
Взволнованная сосредоточенность девушки испугала молодого человека,
потому что никогда прежде он не видел ее такой серьезной и решительной.
Во время их предыдущих разговоров она обычно встречала его ухаживания
уклончиво или насмешливо, но Непоседа считал это женским кокетством и
полагал, что она легко согласится выйти за него замуж. Он сам колебался,
нужно ли делать ей предложение, и никогда не предполагал, что Джудит от-
кажется стать женой самого красивого мужчины во всей пограничной облас-
ти. А ему пришлось выслушать отказ, и притом в таких решительных выраже-
ниях, что ни для каких надежд не оставалось более места. Он был так уни-
жен и озадачен, что не пытался переубедить ее.
— Теперь Мерцающее Зеркало потеряло для меня всю свою привлека-
тельность! — воскликнул он после минутного молчания. — Старый Том умер,
гуронов на берегу не меньше, чем голубей в лесу, и вообще здесь совсем
неподходящее для меня место.
— Тогда уходите. Здесь вам угрожает множество опасностей, и ради чего
станете вы рисковать своей жизнью для других? Да я и не думаю, чтобы вы
могли оказать нам какую-нибудь серьезную услугу. Уходите сегодня же
ночью; мы никогда не станем упрекать вас в неблагодарности или в недос-
татке мужества.
— Если я уйду, то с тяжелым сердцем, и это из-за вас, Джудит: я бы
предпочел взять вас с собой.
— Об этом не стоит больше говорить, Марч. Лишь только стемнеет, я от-
везу вас на берег в одной из наших пирог. Оттуда вы можете пробраться к
ближайшему форту. Когда придете на место и вышлете сюда отряд…
Джудит запнулась при этих словах, так как ей не хотелось сделать себя
мишенью для пересудов и подозрений со стороны человека, который не слиш-
ком благосклонно смотрел на ее знакомство с гарнизонными офицерами. Не-
поседа, однако, понял ее намек и ответил совершенно просто, не пускаясь
в рассуждения, которых опасалась девушка.
— Я понимаю, что вы хотите сказать и почему не договариваете до кон-
ца. Если я благополучно доберусь до форта, отряд будет выслан для поимки
этих бродяг, и я приду вместе с ним, потому что мне хочется увидеть вас
и Хетти в полной безопасности, прежде чем мы расстанемся навеки.
— Ах, Гарри Марч, если бы вы всегда так говорили, я могла бы питать к
вам совсем другие чувства!
— Неужели теперь слишком поздно, Джудит? Я грубый житель лесов, но
все мы меняемся, когда с нами начинают обходиться иначе, чем мы привык-
ли.
— Слишком поздно, Марч! Я никогда не буду питать к вам или к другому
мужчине — за одним-единственным исключением — тех чувств, которые вы бы
желали найти во мне. Ну вот, я сказала достаточно, не задавайте мне
больше никаких вопросов. Лишь только стемнеет, я или делавар свезем вас
на берег; вы проберетесь оттуда на берега Мохока, к ближайшему форту, и
вышлете нам подмогу. А теперь, Непоседа… Ведь мы друзья, и я могу до-
вериться вам, не правда ли?

— Разумеется, Джудит, хотя наша дружба стала бы гораздо горячее, если
бы вы согласились смотреть на меня так, как я смотрю на вас.
Джудит колебалась. Казалось, в ней происходила какая-то сильная внут-
ренняя борьба. Затем, как бы решив отбросить в сторону всякую слабость и
во что бы то ни стало добиться своей цели, она заговорила более откро-
венно.
— Вы там найдете капитана, по имени Уэрли, — сказала она, бледнея и
дрожа всем телом. — Я думаю, что он пожелает вести отряд, но я бы пред-
почла, чтобы это сделал кто-нибудь другой. Если капитана Уэрли можно
удержать от этого похода, то я буду очень счастлива.
— Это гораздо легче сказать, чем сделать, Джудит, потому что офицеры
не всегда могут поступать, как им заблагорассудится. Майор отдает при-
каз, а капитаны, лейтенанты и прапорщики должны повиноваться. Я знаю
офицера, о котором вы говорите, — это краснощекий, веселый, разбитной
джентльмен, который хлещет столько мадеры, что может осушить весь Мохок,
и занятный рассказчик. Все тамошние девушки влюблены в него и говорят,
что он влюблен во всех девушек. Нисколько не удивляюсь, что этот волоки-
та не нравится вам, Джудит.
Джудит ничего не ответила, хотя вздрогнула всем телом. Ее бледные ще-
ки сперва стали алыми, а потом снова побелели, как у мертвой.
«Увы, моя бедная мать! — сказала она мысленно. — Мы сидим над твоей
могилой, но ты и не знаешь, до какой степени позабыты твои уроки и обма-
нута твоя любовь…»
Почувствовав у себя в сердце этот укус никогда не умирающего червя,
она встала со своего места и знаков дала понять Непоседе, что ей больше
нечего сказать.

Глава XXII

…Та минута
В беде, когда обиженный перестает
О жизни размышлять, вмиг делает его
Властителем обидчика…
Колридж

Все это время Хетти сидела на носу баржи, печально глядя на воду, по-
коившую в себе тела матери и того человека, которого она так долго счи-
тала своим отцом. Уата-Уа, ласковая и спокойная, стояла рядом, но не пы-
талась ее утешить. По индейскому обычаю, она была сдержанна в этом отно-
шении, а обычай ее пола побуждал девушку терпеливо ожидать того момента,
когда можно будет выразить свое сочувствие поступками, а не словами.
Чингачгук держался несколько поодаль: он вел себя как воин, но чувство-
вал как человек.
Джудит подошла к сестре с видом торжественного достоинства, обычно
мало свойственным ей; и хотя следы пережитого волнения еще были видны на
ее красивом лице, она заговорила твердо и без колебаний. В этот миг
Уа-та-Уа и делавар направились на корму к Непоседе.
— Сестра, — сказала Джудит ласково, — мне надо о многом поговорить с
тобой; мы сядем в пирогу и отплывем немного от ковчега; секреты двух си-
рот не предназначены для посторонних ушей.
— Конечно, Джудит, но родители могут слушать эти секреты. Прикажи Не-
поседе поднять якорь и отвести отсюда ковчег, а мы останемся здесь, воз-
ле могил отца и матери, и обо всем поговорим друг с другом.
— Отца… — повторила Джудит медленно, причем впервые со времени раз-
говора с Марчем румянец окрасил ее щеки. — Он не был нашим отцом, Хетти!
Мы это слышали из его собственных уст в его предсмертные минуты.
— Неужели ты радуешься, Джудит, что у тебя нет отца? Он заботился о
нас, кормил, одевал и любил нас; родной отец не мог сделать больше. Я не
понимаю, почему он не был нашим отцом.
— Не думай больше об этом, милое дитя. Сделаем так как ты сказала. Мы
останемся здесь, а ковчег пусть отплывет немного в сторону. Приготовь
пирогу, а я сообщу Непоседе и индейцам о нашем желании.
Все это было быстро сделано; подгоняемый мерными ударами весел, ков-
чег отплыл на сотню ярдов, оставив девушек как бы парящими в воздухе над
тем местом, где покоились мертвецы: так подвижно было легкое судно и так
прозрачна стихия, поддерживавшая его.
— Смерть Томаса Хаттера, — начала Джудит после короткой паузы, кото-
рая должна была подготовить сестру к ее словам, — изменила все наши пла-
ны на будущее, Хетти. Если он и не был нашим отцом, то мы всетаки сестры
и потому должны жить вместе.
— Откуда я знаю, Джудит, что ты не обрадовалась бы, услышав, что я не
сестра тебе, как обрадовалась тому, что Томас Хаттер, как ты его называ-
ешь, не был твоим отцом! Ведь я полоумная, а кому приятно иметь полоум-
ных родственников! Кроме того, я некрасива, по крайней мере не так кра-
сива, как ты, а тебе, вероятно, хотелось бы иметь красивую сестру.
— Нет, нет, Хетти! Ты, и только ты, моя сестра — мое сердце, моя лю-
бовь подсказывают мне это, — и мать была вправду моей матерью, Я рада и
горжусь этим, потому что такой матерью можно гордиться. Но отец не был
нашим отцом.
— Тише, Джудит! Быть может, его дух блуждает где-нибудь поблизости, и
горько будет ему слышать, что дети произносят такие слова над его моги-
лой. Мать часто повторяла мне, что дети никогда не должны огорчать роди-
телей, особенно когда родители умерли.
— Бедная Хетти! Оба они, к счастью, избавлены теперь от всяких тревог
за нашу судьбу. Ничто из того, что я могу сделать или сказать, не причи-
нит теперь матери ни малейшей печали — в этом есть, по крайней мере, не-
которое утешение, — и ничто из того, что можешь сказать или сделать ты,
не заставит ее улыбнуться, как, бывало, она улыбалась, глядя на тебя при
жизни.
— Этого ты не знаешь, Джудит. Мать может видеть нас. Она всегда гово-
рила нам, что бог видит все, что бы мы ни делали. Вот почему теперь,
когда она покинула нас, я стараюсь не делать ничего такого, что могло бы
ей не понравиться.
— Хетти, Хетти, ты сама не знаешь, что говоришь! — пробормотала Джу-
дит, побагровев от волнения. — Мертвецы не могут видеть и знать того,
что творится здесь.
Но не станем больше говорить об этом. Тела матери и Томаса Хаттера
покоятся на дне озера. Но мы с тобой, дети одной матери, пока что еще
живем на земле, и надо подумать, как нам быть дальше.
— Если мы даже не дети Томаса Хаттера, Джудит, все же никто не станет
оспаривать наших прав на его собственность. У нас остался замок, ковчег,
пироги, леса и озеро — все то, чем он владел при жизни. Что мешает нам

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *