ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

использовать находившиеся там бойницы. Чингачгук тоже ничего не знал об
участи Непоседы. Когда ковчег проплыл мимо «замка», дымок ружейных выст-
релов то и дело вырывался из бойниц. Наконец, к удовольствию одной сто-
роны и к огорчению другой, баржа отделилась от свай и со все возрастаю-
щей скоростью начала двигаться к северу.
Только теперь узнал Чингачгук от Уа-та-Уа, в каков угрожающее положе-
ние попал Непоседа. Но показаться на корме сейчас — значило неминуемо
погибнуть от пуль.
К счастью, веревка, за которую цеплялся утопающий, была прикреплена к
нижнему углу паруса. Делавар отвязал ее, и Уа-та-Уа тотчас же начала
подтягивать к барже барахтавшееся в воде тело. В эту минуту Непоседа
плыл на буксире в пятидесяти — шестидесяти футах за кормой, и только го-
лова его поднималась над водой.
Он уже был довольно далеко от «замка», когда гуроны наконец заметили
его. Они подняли отвратительный вой и начали обстреливать то, что всего
правильнее будет назвать плавучей массой. Как раз в этот миг Уа-та-Уа
начала подтягивать веревку-это, вероятно, и спасло Непоседу. Первая пуля
ударилась о воду как раз в том месте, где широкая грудь молодого велика-
на была явственно видна сквозь прозрачную стихию. Пуля пробила бы его
сердце, если бы она была пущена под менее острым углом. Но теперь, вмес-
то того чтобы проникнуть в воду, она скользнула по гладкой поверхности,
рикошетом отскочила кверху и засела в бревнах каюты, вблизи того места,
где минуту назад стоял Чингачгук, отвязывая от паруса веревку. Вторая,
третья, четвертая пули натолкнулись на то же препятствие, хотя Непоседа
совершенно явственно ощущал всю силу их ударов, ложившихся так близко от
его груди.
Заметив свою ошибку, гуроны переменили тактику и целились теперь в
ничем не прикрытую голову. Но Уа-таУа продолжала тянуть веревку, мишень
благодаря этому переместилась, и пули по-прежнему попадали в воду. Се-
кунду спустя Непоседа был уже в безопасности: его отбуксировали к проти-
воположному борту ковчега. Что касается делавара и его невесты, то они
оставались под защитой каюты. Гораздо скорее, чем мы пишем эти строки,
они подтянули огромное тело Непоседы к самому борту. Чингачгук держал
наготове острый нож и проворно разрезал лыковые путы.
Поднять Непоседу на палубу оказалось не такой уж легкой задачей, ибо
руки у молодого охотника затекли. Тем не менее все было сделано как раз
вовремя. Обессилевший и беспомощный Непоседа тяжело повалился на палубу.
Тут мы поставим его собираться с духом и восстанавливать кровообраще-
ние, а сами будем продолжать рассказ о событиях, которые следовали одно
за другим слишком быстро, чтобы мы имели право позволить себе дальнейшую
отсрочку.
Потеряв из виду тело Непоседы, гуроны завыли от разочарования. Затем
трое наиболее проворных поспешили к трапу и сели в пирогу. Тут, однако,
они немного замешкались, так как нужно было захватить оружие и отыскать
весла. Тем временем Непоседа очутился на барже, и делавар снова успел
зарядить все свои ружья. Ковчег продолжал двигаться по ветру. Теперь он
уже удалился ярдов на двести от «замка» и продолжал плыть все дальше и
дальше, хотя так медленно, что едва бороздил воду. Пирога Джудит и Хетти
находилась на четверть мили к северу от ковчега: очевидно, девушки со-
вершенно сознательно держались в отдалении. Джудит не знала, что прои-
зошло в «замке» и в ковчеге, и боялась подплыть ближе. Девушки направля-
лись к восточному берегу, стараясь в то же время держаться с наветренной
стороны по отношению к ковчегу. Таким образом, они оказались до некото-
рой степени между двумя враждующими сторонами. Благодаря длительной
практике девушки орудовали веслами с необычным искусством. Джудит до-
вольно часто брала призы на гребных гонках, состязаясь с молодыми
людьми, приезжавшими на озеро.
Выбравшись из палисада, гуроны очутились на открытом озере. Здесь уже
надо было плыть к ковчегу без всякого прикрытия. Это сразу охладило бое-
вой пыл краснокожих. В лодке из древесной коры их ничто не защищало от
пуль, и врожденная индейская осторожность не допускала подобного риска.
Вместо того чтобы гнаться за ковчегом, три воина повернули к восточному
берегу, держась на безопасном расстоянии от ружья Чингачгука. Этот ма-
невр ставил девушек в чрезвычайно опасное положение, ибо они могли очу-
титься между двух огней. Джудит немедленно начала отступление к югу,
держась невдалеке от берега. Высадиться она не смела, решив сделать это
лишь в самом крайнем случае. На первых порах индейцы почти не обращали
внимания на вторую пирогу; они хорошо знали, кто там находится, и потому
не придавали захвату ее большого значения, особенно теперь, когда ковчег
со своими воображаемыми сокровищами и с двумя такими бойцами, как дела-
вар и Непоседа, находился у них перед глазами. Но атаковать ковчег было
опасно, хотя и соблазнительно, поэтому, проплыв за ним около часу на бе-
зопасном расстоянии, гуроны внезапно изменили тактику и погнались за де-
вушками.
Когда они решились на это, положение участвующих в деле обеих сторон
существенным образом изменилось.
Ковчег, подгоняемый ветром и течением, проплыл около полумили и очу-
тился теперь к северу от «замка». Лишь только делавар заметил, что де-
вушки избегают его, он, не умея справиться с неповоротливым судном и
зная, что всякая попытка уйти от легких лодок из древесной коры обречена
на неудачу, спустил парус в надежде, что это побудит сестер приблизиться
к барже. Эта демонстрация, впрочем, осталась без всяких последствий, ес-
ли не считать того, что она позволила ковчегу держаться ближе к месту
действия и сделала его пассажиров свидетелями начавшейся погони. Пирога
Джудит находилась ближе к восточному берегу и приблизительно на четверть
мили южнее, чем лодка с гуронами. Девушки были почти на одинаковом расс-
тоянии и от «замка», и от ирокезской пироги. При таких условиях началась
погоня.
В тот момент, когда гуроны изменили план действий, их пирога была не
в особенно выгодном положении. Они захватили с собой только два весла, и
третий человек являлся лишним и бесполезным грузом. Далее, разница в ве-
се между сестрами и тремя мужчинами, особенно при чрезвычайной легкости
обоих судов, почти свела на нет преимущество в физической силе, бывшее
на стороне гуронов, и делала состязание отнюдь не таким неравным, как
можно было ожидать. Джудит берегла свои силы, пока не приблизилась вто-
рая пирога и не раскрылись намерения индейцев. Тогда она стала умолять
Хетти всеми силами помочь ей.

— Зачем нам бежать, Джудит? — спросила простодушная девушка. — Гуроны
никогда не обижали и, вероятно, никогда не обидят меня.
— Быть может, это верно по отношению к тебе, Хетти, но я — это дело
другое. Стань на колени и молись, а потом помоги грести. Когда будешь
молиться, думай обо мне, дорогая девочка.
Джудит сочла необходимым говорить в таком тоне, потому что знала на-
божность сестры, которая, не помолившись, не приступала ни к одному де-
лу.
На этот раз Хетти, однако, молилась недолго, и вскоре пирога пошла
гораздо быстрее. Все же обе стороны берегли свои силы, понимая, что по-
гоня будет долгой и утомительной. Подобно двум военным кораблям, которые
готовятся к бою, Джудит и индейцы, казалось, хотели предварительно про-
верить скорость движения друг друга, прежде чем начать решительную
схватку. Через несколько минут индейцы убедились, что девушки хорошо
владеют веслами и что настичь их будет нелегко.
В начале погони Джудит свернула к восточному берегу со смутной
мыслью, что, может быть, лучше искать спасения в лесу. Но, подплыв к су-
ше, она убедилась, что неприятельские разведчики неотступно следят за
ней, и отказалась от мысли прибегнуть к такому отчаянному средству. В
это время у нее еще были свежие, нерастраченные силы, и она надеялась
благополучно уйти от преследователей. Воодушевляемая этой мыслью, девуш-
ка налегла на весла, отдалилась от прибрежных зарослей, под сенью кото-
рых уже готова была скрыться, и снова направилась к центру озера. Этот
момент показался гуронам наиболее подходящим, чтобы ускорить преследова-
ние, тем более что водная поверхность расстилалась перед ними во всю
ширь и сами они оказались теперь между беглянками и берегом. Обе пироги
стремительно ринулись вперед. Недостаток физических сил Джудит возмещала
ловкостью и самообладанием. На протяжении полумили индейцам не удалось
приобрести существенных преимуществ, но долгое напряжение явно утомило
обе стороны. Тут гуроны сообразили, что, передавая весло из рук в руки,
они могут поочередно отдыхать, не уменьшая скорости движения пироги;
Джудит по временам оглядывалась назад и заметила эту уловку. Девушка не
рассчитывала уже на успешный исход бегства, понимая, что к концу погони
силы ее, очевидно, не смогут сравниться с силами мужчин, сменявших друг
друга. Все же она продолжали упорствовать.
Индейцам не удалось подплыть к девушкам ближе чем на двести ярдов,
хотя они шли за пирогой по прямой линии, в кильватере, как говорят моря-
ки. Джудит, однако, видела, что расстояние между ней и гуронами посте-
пенно сокращается. Она была не такая девушка, чтобы сразу потерять му-
жество. И, однако, ей вдруг захотелось сдаться, чтобы ее поскорей отвели
в лагерь, где, как она знала, находился в плену Зверобой. Но мысль, что
она может еще предпринять какие-нибудь шаги для его освобождения, заста-
вила ее возобновить борьбу. Гуроны увидели, что наступил момент, когда
надо напрячь все силы, если они хотят избежать позора быть побежденными
женщиной Мускулистый воин, взбешенный этой унизительной мыслью, сделал
слишком резкое движение и переломил весло, которое ему вручил товарищ.
Это решило исход состязания. Пирога с тремя мужчинами и только одним
веслом, очевидно, не могла настичь двух таких беглянок, как дочки Томаса
Хаттера.
— Смотри, Джудит! — воскликнула Хетти. — Я надеюсь, теперь ты уверу-
ешь в силу молитвы. Гуроны сломали весло и не смогут догнать нас!
— Я никогда в этом не сомневалась, бедная Хетти. Иногда на душе у ме-
ня горько, и мне хочется молиться и меньше думать о своей красоте. Те-
перь мы в безопасности. Нужно только отплыть немного южнее и перевести
дух.
Индейцы разом прекратили погоню, словно корабль, случайно вышедший
из-под ветра и потерявший поэтому приобретенную скорость. Вместо того
чтобы гнаться за пирогой Джудит, легко скользившей в южном направлении,
гуроны повернули к «замку» и вскоре там причалили. Девушки продолжали
плыть вперед и остановились только тогда, когда расстояние между ними и
неприятелем устранило всякие опасения, что погоня может возобновиться.
Впрочем, дикари, как видно, и не собирались продолжать преследование.
Час спустя переполненная людьми пирога покинула «замок» и направилась к
берегу.
Девушки со вчерашнего дня ничего не ели. Они повернули обратно к ков-
чегу, убедившись, наконец, по его маневрам, что он находится в руках
друзей.
Несмотря на то что «замок» казался пустым, Джудит приближалась к нему
с величайшими предосторожностями. Ковчег теперь находился в одной миле к
северу, но он держал курс на «замок» и плыл так правильно, что, очевид-
но, на веслах сидел белый. Очутившись в сотне ярдов от «замка», девушки
описали круг, желая убедиться, что там действительно никого нет. По со-
седству не было видно ни единой пироги, и это дало им смелость подплы-
вать все ближе и ближе, пока наконец, обогнув сваи, пирога не причалила
к самой платформе.
— Войди в дом, Хетти, — сказала Джудит, — и посмотри, не остались ли
там дикари; они не причинят тебе вреда. А если увидишь хоть одного, дай
мне знать. Не думаю, чтобы они стали стрелять в бедную, беззащитную де-
вушку. Я буду спасаться от них, пока сама не решу, что пора явиться к
ним в лагерь.
Хетти повиновалась, а Джудит лишь только сестра вышла на платформу,
отплыла на несколько ярдов и остановилась в полной готовности к бегству.
Но в этом не было никакой надобности: через минуту Хетти вернулась и
сказала, что в доме им не угрожает опасность.
— Я побывала во всех комнатах, Джудит, — сказала она, — и все они
пусты, кроме отцовской спальни. Отец у себя и спит, но не так спокойно,
как бы мне хотелось.
— Неужели с отцом что-то случилось? — спросила Джудит, вскакивая на
платформу.
Девушка с трудом произнесла эти слова, ибо нервы ее были в таком сос-
тоянии, что она легко пугалась.
Хетти, видимо, была чем-то расстроена. Она бросила по сторонам беглый
взгляд, словно не желала, чтобы кто-нибудь, кроме Джудит, ее услышал.
— Ты ведь знаешь, что делается с отцом, когда он выпьет, — сказала
она наконец. — Он тогда сам не понимает, что говорит и делает… И мне
кажется, что он пьян.
— Это странно. Неужели дикари напоили его, а потом бросили? Ах, Хет-
ти, тяжело дочери смотреть на отца в таком виде! Мы не подойдем к нему,
пока он не проснется.
Тут стон, долетевший из внутренней комнаты, заставил Джудит изменить
свое решение. Обе девушки подошли к отцу, которого они не раз видели в
положении, низводящем человека до уровня скота.
Он сидел, прислонившись спиной к стене, в углу комнатки, и голова его

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *