ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

ка, молодому воину пришло в голову, что, если бы ему помогал Зверобой,
они сумели бы защитить такую позицию от атак самого сильного гарнизона,
засевшего в «замке». Даже теперь он чувствовал себя в сравнительной бе-
зопасности и уже не испытывал прежней мучительной тревоги за судьбу Уа-
Уа-Уа.
Однако удара веслом было достаточно, чтобы провести пирогу от ворот
до трапа, находившегося под домом. Здесь Хаттер застал все в полной исп-
равности: ни висячий замок, ни цепь, ни засовы не были повреждены. Ста-
рик достал ключ, отомкнул замок, убрал цепь и опустил трап. Непоседа
просунул голову в люк и, ухватившись руками за его край, влез в комнату.
Несколько секунд спустя в коридоре, разделявшем комнаты отца и доче-
рей, послышались его богатырские шаги. Потом раздался победный крик.
— Ступай сюда, старый Том! — весело орал необузданный лесной житель.
— Все твои владения в порядке и пусты, как орех, который провел полчаса
в зубах у белки. Делавар хвастает, будто он способен видеть тишину. Пош-
ли его сюда, он сможет даже пощупать ее.
— Тишину в том месте, где ты находишься, Гарри Марч, — возразил Хат-
тер, просовывая голову в люк, и его голос начал звучать глухо и нераз-
борчиво для тех, кто оставался снаружи, — тишину в том месте, где ты на-
ходишься, можно и видеть и щупать; она не похожа ни на какую другую ти-
шину.
— Ладно, ладно, старина, полезай сюда, и давай-ка откроем окна и две-
ри, чтобы впустить немножко свежего воздуха. В трудные времена люди
быстро становятся друзьями, однако твоя дочка Джудит совсем отбилась от
рук, и моя привязанность к твоему семейству здорово ослабела после ее
вчерашних выходок. Если так будет продолжаться, то не успеешь ты прочи-
тать и десяти заповедей, как я удеру на реку, предоставив тебе вместе с
ковчегом твоим, и с капканами твоими, и с детьми твоими, с рабами и ра-
бынями твоими, с волами твоими и ослами твоими обороняться от ирокезов
как знаешь. Открой окошко. Плавучий Том, я ощупью проберусь вперед и
отопру входную дверь.
Наступило минутное молчание, и затем раздался глухой шум, как будто
от падения тяжелого тела. Громкое проклятие вырвалось у Непоседы, после
чего внутри дома вдруг словно все ожило. В характере этого шума, который
так внезапно и — прибавим мы — так неожиданно даже для делавара нарушил
недавнюю тишину, невозможно было ошибиться. Он напоминал битву тигров в
клетке. Раза два прозвучал индейский боевой клич, но тотчас же стих, как
будто глотки, испускавшие его, ослабели или кто-то сдавил их. Затем сно-
ва послышалась грубая ругань Непоседы. Казалось, чьи-то тела с размаху
валились на пол, затем тотчас же поднимались, и борьба продолжалась сно-
ва. Чингачгук не знал, что делать. Все оружие осталось в ковчеге. Хаттер
и Непоседа вошли в дом, не захватив с собой ружей. Не было никакой воз-
можности передать их им в руки. Сражавшиеся в буквальном смысле этого
слова очутились в клетке; было одинаково немыслимо как проникнуть в дом,
так и выбраться оттуда. Кроме того, в ковчеге находилась Уата-Уа, и это
парализовало решимость индейца. Чтобы избавиться, по крайней мере, от
этой заботы, молодой вождь приказал девушке сесть в пирогу и присоеди-
ниться к дочерям Хаттера, которые, ничего не подозревая, быстро прибли-
жались к «замку». Но девушка наотрез отказалась подчиниться. В ту минуту
никакая земная сила, кроме грубого физического воздействия, не заставила
бы ее покинуть ковчег. Нельзя было терять время попусту, и делавар, не
зная, как помочь своим друзьям, перерезал веревку и сильным толчком
отогнал баржу футов на двадцать от свай. Тут он схватился за весла, и
ему удалось отвести ковчег в наветренную сторону, если только здесь
уместно употребить это выражение, так как движение воздуха было едва за-
метно. Когда ковчег очутился в сотне ярдов от платформы, индеец перестал
грести и тотчас же спустил парус. Джудит и Хетти наконец заметили, что в
«замке» творится что-то неладное, и остановились приблизительно на тыся-
чу футов дальше к северу.
Яростная драка в доме не унималась. В такие минуты события как бы
сгущаются и так стремительно следуют одно за другим, что автору трудно
за ними поспеть. С того момента, когда впервые послышался шум, и до то-
го, когда делавар прекратил свои неуклюжие попытки справиться с большими
веслами, прошло не больше трех или четырех минут, но, очевидно, сражаю-
щиеся уже успели израсходовать почти весь запас своих сил. Не слышно бы-
ло больше проклятий и ругани Непоседы, и даже шум борьбы несколько утих.
Тем не менее схватка все еще продолжалась с непоколебимым упорством.
Вдруг дверь широко распахнулась, и бой перешел на платформу, под откры-
тое небо.
Какой-то гурон отодвинул засовы, и следом за ним три или четыре воина
выскочил и на узкую площадку, радуясь возможности спастись от ужасов,
творившихся внутри. Затем кто-то с неимоверной силой выбросил тело еще
одного гурона, которое вылетело в двери головой вперед. Наконец показал-
ся Гарри — Марч, рычавший, как лев, и успевший на один миг освободиться
от своих многочисленных противников. Хаттера, очевидно, уже схватили и
связали.
Наступила пауза, напоминавшая затишье среди бури. Все испытывали пот-
ребность перевести дух.
Бойцы стояли, поглядывая друг на друга, как свирепые псы, только что
разомкнувшие свои челюсти и поджидающие удобного случая снова вцепиться
во вражескую глотку. Мы воспользуемся этой паузой, чтобы рассказать, ка-
ким образом индейцы овладели «замком». Сделаем это тем охотнее, что не-
обходимо объяснить читателю, почему такое неистовое столкновение было в
то же время почти бескровным.
Расщепленный Дуб и особенно его товарищ — он производил впечатление
лица подчиненного и, по-видимому, был занят исключительно работой на
плоту — очень внимательно все высмотрели во время двукратной поездки в
«замок». Мальчик тоже доставил подробные и весьма ценные сведения. Полу-
чив общее представление о том, как построен и как запирается дом, гуроны
уже могли с достаточной уверенностью действовать в темноте. Хотя Хаттер,
переправляя свое имущество на борт ковчега, поставил судно у восточной
стены «замка», за ним наблюдали так пристально, что эта предосторожность
оказалась бесполезной. Разведчики, рассеявшись по западному и по восточ-
ному берегам озера, следили за всеми действиями обитателей «замка». Лишь
только стемнело, плоты с обоих берегов отправились на рекогносцировку, и
Хаттер проплыл в каких-нибудь пятидесяти футах от них, ничего не заме-
тив. Ирокезы лежали, вытянувшись плашмя на бревнах, так что в темноте их

тела и плоты совершенно сливались с водой.
Встретившись возле «замка», оба индейских отряда поделились своими
наблюдениями и затем, не колеблясь, подплыли к постройке.
Как и следовало ожидать, она оказалась пустой.
Затем оба плота направились к берегу за подмогой, а два дикаря, ос-
тавшиеся у «замка», поспешили использовать все выгоды своего положения.
Им удалось взобраться на кровлю и приподняв несколько широких кусков ко-
ры, проникнуть на чердак. К ним присоединились товарищи, подоспевшие с
берега. С помощью боевых топоров в бревенчатом потолке прорубили дыру, и
человек восемь самых сильных индейцев вскочили в комнату.
Тут они засели с оружием и припасами, готовые, в зависимости от обс-
тоятельств, выдержать осаду или же произвести вылазку. Всю ночь воины
спокойно спали, как это свойственно индейцам, когда они пребывают в бое-
вой готовности. На рассвете они увидели возвращающийся. ковчег. Предво-
дитель гуронов, поняв, что двое бледнолицых собираются проникнуть в дом
через трап, немедленно принял соответствующие меры. Опасаясь дикой сви-
репости своих соплеменников, он отобрал у них все оружие, даже ножи, и
припрятал в укромное место. Вместо оружия он заранее приготовил лыковые
веревки. Разместившись в трех комнатах, индейцы ждали только сигнала,
чтобы наброситься на своих будущих пленников. Когда отряд забрался в
дом, воины, оставшиеся снаружи, уложили кору на место, тщательно уничто-
жили все внешние следы своего вторжения и воротились на берег. Если бы
ирокезы, засевшие в «замке», знали о смерти девушки, ничто, вероятно, не
могло бы спасти жизнь Хаттера и Непоседы. Но это злополучное событие
произошло уже после того, как была устроена засада, и вдобавок на расс-
тоянии нескольких миль от лагеря, разбитого против «замка»,

Глава XX

Я сделал все, теперь прощай!
Напрасен был мой труд,
Я ухожу, мой милый край,
Меня за морем ждут, —
Увы! —
Меня за морем ждут.
Шотландская баллада

В предыдущей главе мы оставили противников на их узком ристалище. Они
тяжело переводили дыхание. Непоседа, отличавшийся чудовищной силой, вла-
дел, кроме того, всеми приемами кулачного боя, столь распространенного в
тогдашней Америке и особенно на границе. Такое преимущество делало
борьбу для него менее неравной, чем можно было ожидать, и только благо-
даря этому он смог продержаться так долго против численно превосходящего
врага, ибо индейцы тоже недаром славятся своей силой и ловкостью в атле-
тических упражнениях. Никто из участников свалки серьезно не пострадал,
хотя несколько дикарей были не один раз сбиты с ног. Тот, кого Непоседа
швырнул на платформу, мог до поры до времени считаться выбывшим из
строя; из остальных кое-кто прихрамывал, да и самому Марчу схватка стои-
ла немало шишек и синяков. Всем необходимо было хоть немного прийти в
себя, и бой на время приостановился.
При таких обстоятельствах перемирие, чем бы оно ни было вызвано, не
могло долго продолжаться: слишком тесна была арена борьбы и слишком ве-
лика опасность какой-нибудь вероломной уловки. Несмотря на невыгоду сво-
его положения, Непоседа первый возобновил боевые действия. Руководство-
вался ли он при этом сознательным расчетом или же все, что произошло по-
том, было лишь плодом закоренелой ненависти к индейцам, этого мы сказать
не можем. Как бы там ни было, он яростно устремился вперед и в первую
минуту всех разметал. Он схватил стоявшего рядом с ним гурона за пояс,
приподнял над платформой и швырнул в озеро, словно ребенка.
Несколько секунд спустя та же участь постигла двух других, причем
второй сильно ушибся, натолкнувшись с размаху на своего товарища, барах-
тавшегося в воде.
Оставалось еще четверо врагов. Гарри Марч, снабженный лишь тем оружи-
ем, каким одарила людей сама природа, надеялся легко справиться в руко-
пашной схватке и с этими краснокожими.
— Ура, старый Том! — закричал он. — Канальи полетели в озеро, и скоро
я всех их заставлю поплавать.
При этих словах страшный удар ногой прямо в лицо опрокинул обратно в
воду индейца, который, схватившись за край платформы, пробовал вскараб-
каться наверх. Когда разошлись круги над местом падения, сквозь прозрач-
ную стихию Мерцающего Зеркала можно было увидеть темное беспомощное те-
ло, лежавшее на» отмели. Скрюченные пальцы хватали песок и подводные
травы, как бы стараясь удержать отлетающую жизнь этими последними судо-
рогами.
Удар в живот заставил другого индейца изогнуться наподобие раздавлен-
ного червя, и таким образом у Непоседы осталось только два полноценных
противника. Впрочем, один из них был не только самым высоким и самым мо-
гучим среди гуронов, но и наиболее опытным воином, закаленным в боях и
долгих походах. Он полностью оценил гигантскую мощь своего неприятеля и
поэтому берег силы. Вдобавок наряд его как нельзя лучше соответствовал
условиям подобного поединка, ибо на теле у него не было ничего, кроме
перевязки вокруг бедер. Он стоял теперь на платформе, словно нагая и
прекрасная модель для статуи. Даже для того, чтобы только схватить его,
требовались ловкость и недюжинная сила. Гарри Марч, однако, не колебался
ни одного мгновения. Едва успел он покончить с одним врагом, как немед-
ленно обрушился на нового, еще более грозного врага, стараясь столкнуть
и его в воду. Борьба, завязавшаяся между ними, была ужасна. Движения
обоих атлетов были так стремительны, что дикарь, который уцелел послед-
ним, не мог никак вмешаться, даже если бы у него и хватило для этого
смелости. Удивление и страх сковали его силы. Это был неопытный юнец, и
кровь стыла в его жилах, когда он видел бурю страстей, разыгравшуюся в
такой необычайной форме.
Сперва Непоседа хотел положить на обе лопатки своего противника. Он
схватил его за руку и за горло и со всем проворством и силой американс-
кого пограничного жителя пытался подставить ему подножку. Прием этот не
увенчался успехом, ибо на гуроне не было одежды, за которую можно было
уцепиться, а ноги его проворно увертывались от ударов. Затем произошло
нечто вроде свалки, если это слово можно применить там, где в борьбе
участвуют только два человека. Тут уж ничего нельзя было различить, ибо
тела бойцов принимали такие разнообразные позы и так извивались, что со-
вершенно ускользали от наблюдения. Эта беспорядочная и свирепая потасов-
ка продолжалась, впрочем, не больше минуты. Взбешенный тем, что он ока-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *