ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

наесться до отвала. Наступил час отдыха и всеобщего безделья, которое
обычно следует за обильной трапезой, когда дневные труды окончены. Охот-
ники и рыбаки вернулись с богатой добычей.
Пищи было вдоволь, а так как в диком быту это самое важное, то
чувство полного довольства оттеснило на второй план все другие заботы.
Зверобой с первого взгляда отметил, что многих воииов не было. Его
старый знакомец, Расщепленный Дуб, был, однако, здесь и восседал на пе-
реднем плане картины, которую с восторгом написал бы Сальватор Роза.
Грубое лицо дикаря, освещенное пламенем костра, сияло от удовольствия;
он показывал своему соплеменнику фигурку слона, которая произвела сенса-
цию среди ирокезов. Какой-то мальчик с простодушным любопытством загля-
дывал через его плечо, дополняя центральную группу. Немного поодаль во-
семь или десять воинов лежали на земле или же сидели, прислонившись к
соснам, как живое олицетворение ленивого покоя. Ружья их стояли тут же,
у деревьев. Но внимание Зверобоя больше всего привлекала группа, состо-
явшая из женщин и детей. Там собрались все женщины лагеря; к ним, ес-
тественно, присоединились и юноши. Они, по обыкновению, смеялись и бол-
тали, однако человек, знакомый с обычаями индейцев, мог заметить, что в
лагере не все в порядке. Молодые женщины, видимо, были в довольно весе-
лом настроении, но у старухи, сидевшей в стороне, был угрюмый и насторо-
женный вид. Зверобой тотчас же догадался, что она выполняет какую-то
неприятную обязанность, возложенную на нее вождями. Какого рода эта обя-
занность, он, конечно, не знал, но решил, что дело касается кого-нибудь
из девушек.
— Сяльвитор Роза (1615-1673) — итальянский художник. Прославился кар-
тинами из жизни пастухов, солдат, бродяг и разбойников. С замечательным
мастерством изображал дикие ущелья, глухие заросли, скалы и горы.
Глаза Зверобоя искали зорко и тревожно невесту делавара. Ее не было
видно, хотя огонь озарял довольно широкое пространство вокруг костра.
Раза два охотник встрепенулся: ему почудилось, будто он узнает ее смех,
но его просто обманула мягкая певучесть, свойственная голосам индейских
женщин. Наконец старуха заговорила громко и сердито, и тогда охотник за-
метил под Деревьями две или три темные фигуры, к которым, видимо, и были
обращены упреки; они послушно приблизились к костру. Первым выступил из
темноты молодой воин, за ним следовали две женщины; одна из них оказа-
лась делаваркой. Теперь Зверобой понял все: за девушкой наблюдали, может
быть, ее молодая подруга и уж наверняка старая ведьма. Юноша, вероятно,
был поклонником Уа-та-Уа или же ее товарки. Гуроны узнали, что друзья
делаварской девушки находятся неподалеку. Появление на озере неизвестно-
го краснокожего заставило гуронов еще больше насторожиться, поэтому
Уа-та-Уа не могла, очевидно, ускользнуть от своих сторожей, чтобы вовре-
мя прийти на свидание.
Зверобой заметил, что девушка беспокоится; она раза два посмотрела
вверх сквозь древесные ветви, как бы надеясь увидеть звезду, которую са-
ма же избрала в качестве условного знака. Все ее попытки, однако, были
тщетны, и, погуляв с напускным спокойствием еще некоторое время по лаге-
рю, она и ее подруга расстались со своим кавалером и заняли места среди
представительниц своего пола. Старуха тотчас же перебралась поближе к
костру — явное доказательство того, что она наблюдала за делаваркой.
Положение Зверобоя было очень затруднительно. Он отлично знал, что
Чингачгук ни за что не согласится вернуться в ковчег, не сделав ка-
кой-нибудь отчаянной попытки освободить свою возлюбленную. Великодушие
побуждало и Зверобоя принять в этом участие. Судя по некоторым призна-
кам, женщины собирались идти спать. Если он останется на месте, то при
ярком свете костра легко сможет заметить, в каком шалаше или под каким
деревом ляжет Уа-та-Уа.
С другой стороны, если он будет слишком медлить, друг его может поте-
рять терпение и совершить какойнибудь опрометчивый поступок. Зверобой
боялся, что с минуты на минуту на заднем плане картины появится могучая
фигура делавара, бродящего, словно тигр вокруг овечьего загона. Тща-
тельно взвесив все это, охотник решил, что лучше будет вернуться к другу
и умерить его пыл своим хладнокровием и выдержкой. Понадобились одна-две
минуты, чтобы привести этот план в исполнение. Пирога подплыла к песча-
ному берегу минут через десять или пятнадцать после того, как отчалила
от него.
Вопреки своим ожиданиям, Зверобой нашел индейца на своем посту. Чин-
гачгук не покинул его из боязни, что невеста появится во время его от-
сутствия. Зверобой в коротких словах рассказал делавару, что делается в
лагере.
Назначив свидание, Уа-та-Уа думала, что ей удастся незаметно скрыться
из лагеря и прийти в условленное место, никого не встретив. Внезапная
перемена стоянки расстроила все ее планы. Теперь нужно было действовать
гораздо более осмотрительно. Старуха, караулившая Уа-та-Уа, создавала
новый повод для беспокойства. Обсудив наскоро все эти обстоятельства,
Зверобой и Чингачгук пришли к окончательному решению.
Не тратя попусту слов, они приступили к действиям. Прежде всего
друзья поставили пирогу у берега таким образом, чтобы Уа-та-Уа могла
увидеть ее, если она придет на место свидания до их возвращения; потом
они осмотрели свое оружие и вошли в лее. Мыс, выдававшийся в озеро, тя-
нулся почти на два акра. Половину этого пространства сейчас занимал иро-
кезский лагерь.
Там росли главным образом дубы. Как это обычна бывает в американских
лесах, высокие стволы дубов были лишены ветвей, и только наверху шелес-
тели густые и пышные кроны. Внизу, если не считать густого прибрежного
кустарника, растительность была скудная, но деревья стояли гораздо тес-
нее, чем в тех местах, где уже успел погулять топор. Голые стволы подни-
мались к небу, слишком высокие, прямые, груба отесанные колонны, поддер-
живающие лиственный свод. Поверхность мыса была довольно ровная, лишь на
самой середине возвышался небольшой холм, отделявший северный берег от
южного. На южном берегу гуроны и развели свой костер, воспользовавшись
этой складкой местности, чтобы укрыться от врагов. Не следует при этом
забывать одного: краснокожие по-прежнему считали, что враги их находятся
в «замке», стоявшем значительно северней.
Ручеек, сбегавший со склона холма, прокладывал себе путь по южному
берегу мыса. Ручеек этот протекал немного западнее лагеря и впадал в
озеро невдалеке от костра. Зверобой подметил все эти топографические
особенности и постарался растолковать их своему другу.

Под прикрытием холма, расположенного позади индейского становища Зве-
робой и Чингачгук незаметно двигались вперед… Холм мешал свету от
костра распространяться прямо над землей. Два смельчака крадучись прибл-
жались к лагерю. Зверобой решил, что не следует выходить из кустов, про-
тив которых стаяла пирога: этот путь слишком быстро вывел бы их на осве-
щенное место, потому что холм не примыкал к самой воде. Для начала моло-
дые люди двинулись вдоль берега к северу и дошли почти до основания мы-
са. Тут они очутились в густой тени у подножия пологого берегового скло-
на.
Выбравшись из кустов, друзья остановились, чтобы оглядеться. За хол-
мом все еще пылал костер, отбрасывая свет на вершины деревьев. Багровые
блики, трепетавшие в листве, были очень эффектны, но наблюдателям они
только мешали. Все же зарево от костра оказывало друзьям некоторую услу-
гу, так как они оста» вались в тени, а дикари находились на свету.
Пользуясь этим, молодые люди стали приближаться к вершине холма. Зверо-
бой, по собственному настоянию, шел впереди, опасаясь, как бы делавар,
обуреваемый слишком пылкими чувствами, не совершил какого-нибудь опро-
метчивого поступка. Понадобилось не более минуты, чтобы достичь подножия
невысокого склона, и затем наступил самый опасный момент. Держа ружье
наготове и в то же время не выдвигая слишком далеко вперед дула, охотник
с величайшей осторожностью подвигался вперед, пока наконец не поднялся
достаточно высоко, чтобы заглянуть до ту сторону холма. При этом весь он
оставался в тени, и только голова его очутилась на свету. Чингачгук стал
рядом с ним, и оба замерли на месте, чтобы еще раз осмотреть лагерь. Же-
лая, однако, укрыться от взгляда какого-нибудь слоняющегося без дела ин-
дейца, они поместились в тени огромного дуба.
Теперь перед ними открылся весь лагерь. Темные фигуры, которые Зверо-
бой приметил раньше из пироги, находились всего в нескольких шагах от
него, на самой вершине холма. Костер ярко пылал. Вокруг, на бревнах,
расположились тринадцать воинов. Они о чем-то серьезно беседовали, и
слон переходил из рук в руки. Первоначальный восторг индейцев несколько
остыл, и теперь они обсуждали вопрос о том, действительно ли существует
на свете такой диковинный зверь и как он живет. Догадки их были столь же
правдоподобны, как добрая половина научных гипотез, но только гораздо
более остроумны. Впрочем, как бы ни ошибались индейцы в своих выводах и
предположениях, нельзя отказать им в искренней заинтересованности, с ка-
кой они обсуждали этот вопрос. На «время они забыли обо всем остальном,
и наши искатели приключений не могли выбрать более благоприятного момен-
та, чтобы незаметно приблизиться к лагерю.
Расстояние от костра, у которого грелись ирокезские воины, и до дуба,
скрывавшего Зверобоя и Чингачгука, не превышало тридцати ярдов. На пол-
дороге между костром и дубом сидели, собравшись в кружок, женщины, поэ-
тому надо было соблюдать величайшую осторожность и не производить ни ма-
лейшего шума. Женщины беседовали очень тихо, но в глухой лесной тишине
можно было уловить даже обрывки их речей. Беззаботный девичий смех порой
долетал, как мы знаем, даже до пироги. Зверобой почувствовал, как трепет
пробежал по телу его друга, когда тот впервые услышал сладостные звуки,
вылетавшие из уст делаварки. Охотник даже положил руку на плечо индейца,
как бы умоляя его владеть собой. Но тут разговор стал серьезнее, и оба
вытянули шеи, чтобы лучше слышать.
— У гуронов есть еще и не такие удивительные звери, — презрительно
сказала одна девушка: женщины, как и мужчины, рассуждали о слоне и его
свойствах. — Пускай делавары восхищаются этой тварью, но никто из гуро-
нов завтра уже не будет говорить о ней. Наши юноши в одно мгновение
подстрелили бы это животное, если бы оно осмелилось приблизиться к нашим
вигвамам.
Слова эти, в сущности, были обращены к Уа-та-Уа, хотя говорившая про-
изнесла их с притворной скромностью и смирением, не поднимая глаз.
— Делавары не пустили бы таких тварей в свою страну, — возразила
Уа-та-Уа. — У нас нет даже их изображения. Наши юноши прогнали бы зве-
рей, выбросили бы их изображения.
— Делаварские юноши! Все ваше племя состоит из баб. Даже олени не пе-
рестают пастись, когда чуют, что к ним приближаются ваши охотники. Кто
слышал когда-нибудь имя хоть одного молодого делаварского воина?
Ирокезка сказала это, добродушно посмеиваясь, но вместе с тем до-
вольно едко. По ответу Уа-та-Уа видно было, что стрела попала в цель.
— «Кто слышал когда-нибудь имя хоть одного молодого делаварского вои-
на?» — повторила она с живостью. — Сам Таменунд, хотя он теперь так же
стар, как сосны на холмах, как орлы, парящие в воздухе, был в свое время
молод. Его имя слышали все от берегов Великого Соленого Озера до Пресных
Западных Вод. А семья Ункасов? Где найдется другая, подобная ей, хотя
бледнолицые разрыли их могилы и попрали ногами их кости! Разве орлы ле-
тают так высоко? Разве олени бегают так проворно? Разве пантера бывает
так смела? Разве этот род не имеет юного воина? Пусть гуронские девы ши-
ре раскроют глаза, и они увидят Чингачгука, который строен, как молодой
ясень, и тверд, как орех.
Когда девушка, употребляя обычные для индейцев образные выражения,
объявила своим подругам, что если они шире раскроют глаза, то увидят де-
лавара, Зверобой толкнул своего друга пальцем в бок и залился сердечным,
добродушным смехом. Индеец улыбнулся, но слова говорившей были слишком
лестны для него, а звук ее голоса слишком сладостен, чтобы его могло
рассмешить это действительно комическое совпадение. Речь, произнесенная
Уа-та-Уа, вызвала возражения, завязался жаркий спор. Однако участники
его не позволяли себе тех грубых выкриков и жестов, которыми часто гре-
шат представительницы прекрасного пола в так называемом цивилизованном
обществе. В самом разгаре этой сцены делавар заставил друга нагнуться и
затем издал звук, настолько похожий на верещание маленькой американской
белки, что даже Зверобою показалось, будто это зацокало одно из тех кро-
хотных существ, которые перепрыгивали с ветки на ветку над его головой.
Никто из гуронов не обратил внимания на этот привычный звук, но Уа-та-Уа
тотчас же смолкла и сидела теперь совершенно неподвижно. У нее, впрочем,
хватило выдержки не повернуть голову. Она услышала сигнал, которым влюб-
ленный так часто вызывал ее из вигвама на тайное свидание, и этот стре-
кочущий звук произвел на нее такое же впечатление, какое в стране песен
производит на девушек серенада.
— Великое Соленое Озеро — так индейцы называли Атлантический океан.
— Пресные Западные Воды — Миссисипи.
Теперь Чингачгук не сомневался, что Уа-та-Уа знает о его присутствии,
и надеялся, что она будет действовать гораздо смелее и решительнее, ста-
раясь помочь ему освободить ее из плена.
Как только прозвучал сигнал, Зверобой снова выпрямился во весь рост,
и от него не ускользнула перемена, происшедшая в поведении девушки. Для
вида она все еще продолжала спор, но уже без прежнего воодушевления и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *