ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

соседству с фортом. И я должен сказать, что, по-моему, вы одно время жи-
ли слишком близко от него…
Зверобой говорил, как всегда, серьезно и убежденно. Темнота скрыла от
него румянец, заливший щеки девушки. Огромным усилием воли Джудит поста-
ралась сдержать свое внезапно участившееся дыхание.
— Что касается ферм, — продолжал охотник, — то они по-своему полезны,
и найдется немало людей, готовых прожить там всю свою жизнь. Но стоит ли
заниматься расчисткой почвы, когда в лесу можно добыть вдвое больше доб-
ра. Если вы любите свежий воздух, простор и свет, то найдете их на поля-
нах и на берегах ручьев, а для тех, кто слишком уж требователен по этой
части, существуют озера. Но на каких расчищенных местах встретите вы
настоящую густую тень, веселые родники, стремительные ручьи и величест-
венные тысячелетние деревья! Вы не найдете их там, зато увидите изуродо-
ванные стволы, покрывающие землю, словно надгробные плиты на кладбище.
Мне кажется, что люди, которые живут в подобных местах, должны постоянно
думать о своем конце и о неизбежной всеобщей гибели, вызываемой не
действием времени и природы, а опустошением и насилием. Что касается
церквей, то, вероятно, от них должна быть какая-нибудь польза, иначе
добрые люди не стали бы их строить. Но особенной необходимости в них
нет. Говорят, это храмы господа бога, но, помоему, Джудит, вся земля —
это храм для людей со здравым умом. Ни крепости, ни церкви не делают нас
счастливее. К тому же в наших поселках все враждуют друг с другом, а в
лесах царит согласие. Крепости и церкви всегда стоят рядом, и, однако,
они явно противоречат друг другу: церкви должны служить делу мира, а
крепости строятся для войны. Нет, нет, я предпочитаю лесную чащу!
— Женщины не созданы для кровопролитий, а им не будет конца, пока
длится эта война.
— Если вы разумеете белых женщин, я согласен с вами — вы недалеки от
истины. Но если говорить о краснокожих скво, то им такие дела как раз по
нраву. Ничто не может сделать такой счастливой Уа-та-Уа, будущую жену
нашего делавара, как мысль, что в эту самую минуту он бродит вокруг ла-
геря своих заклятых врагов, охотясь за скальпами.
— Послушайте, Зверобой, она ведь женщина! Неужели она не тревожится,
зная, что ее любимый подвергает свою жизнь опасности?
— Она не думает об опасности, Джудит, она думает о славе. И когда
сердце полно таким чувством, в нем не остается места для страха.
Уа-та-Уа — ласковое, кроткое, веселое создание, но она мечтает о славе
не меньше, чем любая делаварская девушка. Через час она должна встретить
Змея на том месте, где Хетти высадилась на берег, и я не сомневаюсь, что
она теперь волнуется, как всякая женщина. Но она была бы еще более
счастлива, если бы знала, что в этот самый миг ее возлюбленный выслежи-
вает минга, надеясь раздобыть его скальп.
— Если вы и впрямь верите этому, Зверобой, то я не удивляюсь, что вы
придаете такое значение природным склонностям. По-моему, любая белая де-
вушка пришла бы в отчаяние, зная, что ее жениху грозит смертельная опас-
ность. Мне кажется, что и вы, хотя и кажетесь всегда таким невозмутимым
и спокойным, не могли бы не тревожиться, зная, что ваша Уа-та-Уа в опас-
ности.
— Это другое дело, это совсем другое дело, Джудит. Женщина слишком
слабое и нежное создание, чтобы подвергаться такому риску, и мужчина
обязан заботиться о ней. Я даже думаю, что это одинаково соответствует
натуре и краснокожего и белого. Но у меня нет своей Уа-та-Уа, да, веро-
ятно, никогда и не будет.
— А вот Гарри Непоседе решительно все равно, кто его жена — индейская
скво или губернаторская дочка, лишь бы только она была хоть чуточку
смазлива и стряпала бы обеды для его ненасытного желудка.
— Вы несправедливы к Марчу, Джудит, да, очень несправедливы. Бедный
малый сохнет по вас. А когда мужчина отдает свое сердце такому существу,
как вы, то ни ирокезская, ни делаварская девушка не сможет заставить его
изменить этому чувству. Вы можете сколько вашей душе угодно смеяться над
такими людьми, как Непоседа и я, потому что вы неотесанны и не учились
по книгам, но и у нас есть свои достоинства. Не надо презирать честное
сердце, девушка, если даже оно не привыкло к разным тонкостям, которые
нравятся женщинам…
— Смеяться над вами, Зверобой?! Неужели вы хоть на одну минуту можете
подумать, что я способна поставить вас на одну доску с Гарри Марчем?
Нет, нет, я не так глупа! Никто не может сравнить ваше честное сердце,
мужественную натуру и простодушную правдивость с шумливым себялюбием,
ненасытной жадностью и заносчивой жестокостью Гарри Марча. Самое лучшее,
что можно сказать о нем, заключается в двух его кличках — Торопыга и Не-
поседа, которые не означают ничего особенно хорошего. Даже мой отец, хо-
тя он и занимается в эту минуту тем же самым делом, что и Гарри, отлично
понимает разницу между вами. Я знаю наверное, потому что он сам сказал
мне об этом.
Джудит была пылкая и порывистая девушка. Она не привыкла к условнос-
тям, которые сдерживают проявление девичьих чувств в цивилизованном кру-
гу. Ее свободные и непринужденные манеры были гораздо выше пошлых ухищ-
рений кокетства или же черствой, бессердечной надменности. Она даже
схватила обеими руками грубую руку охотника и сжала ее с такой горяч-
ностью и силой, что невозможно было усомниться в искренности ее слов.
Хорошо еще, что избыток чувства помешал ей высказаться до конца, потому
что иначе она, вероятно, повторила бы здесь все, что сказал ей отец:
старик не только провел благоприятное для охотника сравнение между ним и
Непоседой, но даже со своей обычной прямолинейной грубостью в немногих
словах посоветовал дочери отказаться от Марча и выйти замуж за Зверобоя.
Джудит ни за что не сказала бы об этом никому из мужчин, но невинная
простота Зверобоя внушала ей безграничное доверие. Однако она оборвала
себя на полуслове, выпустила руку молодого человека и приняла холодный,
сдержанный вид, более подобающий ее полу и врожденной скромности.
— Благодарю вас, Джудит, благодарю вас от всего сердца, — ответил
охотник. Скромность помешала ему истолковать в лестном для себя смысле
слова и поступки девушки. — Благодарю вас, если все, что вы сказали,
действительно правда. Гарри — мужчина видный, он словно самая высокая
сосна на этих горах, и недаром Змей прозвал его так. Но одним нравится
красивая внешность, а другим — только хорошее поведение. У Гарри есть
уже одно из этих преимуществ, и от него самого зависит приобрести другое
или… Тес… те… те… Это голос вашего отца, девушка, и кажется, он

на что-то сердит.
— О господи, когда ж кончится этот ужас! — воскликнула Джудит, пряча
лицо в колени и затыкая уши. — Иногда мне хочется, чтобы у меня не было
отца!
Это было сказано с величайшей горестью. Неизвестно, что могло бы еще
сорваться с ее губ, если бы у нее за спиной не прозвучал вдруг ласковый,
тихий голос:
— Джудит, мне следовало бы прочитать одну главу из библии отцу и Гар-
ри, это удержало бы их от новой поездки для такого страшного дела… По-
зовите их сюда, Зверобой, скажите им, что очень хорошо будет для них
обоих, если они вернутся и выслушают мои слова.
— Ах, бедная Хетти, вы плохо знаете, что такое жажда золота и жажда
мести… Но все-таки у них что-то там неладно, Джудит. Ваш отец и Непо-
седа ревут, как медведи. Чингачгук почему-то молчит. Не слышен его бое-
вой клич, который должен был пронестись над горами.
— Быть может, небесное правосудие покарало Чингачгука, и его смерть
спасла жизнь многим невинным.
— Нет, нет, если таков закон, то пострадать должен был не только
Змей. До драки у них, конечно, не дошло; вероятно, в лагере никого не
оказалось и они возвращаются не солоно хлебавши. Вот почему Непоседа ры-
чит, а Змей безмолвствует.
В это мгновение послышался всплеск весла, брошенного в воду: это Марч
с досады позабыл о всякой осторожности. Зверобой убедился в правильности
своей догадки.
Так как ковчег плыл по течению невдалеке от пироги, то через нес-
колько минут охотники услышали тихий голос Чингачгука. Он указывал Хат-
теру, куда надо править. Затем пирога причалила к барже, и искатели при-
ключений поднялись на борт. Ни Хаттер, ни Непоседа ни словом не заикну-
лись о том, что с ними случилось. Лишь делавар, проходя мимо своего дру-
га, промолвил вполголоса: «Костер погашен». Это не вполне соответствова-
ло действительности, но Зверобой все-таки понял, что произошло.
Теперь возник вопрос, что делать дальше. После короткого и весьма
мрачного совещания Хаттер решил, что благоразумнее всего провести ночь в
непрерывном движении и таким образом избежать внезапной атаки. Затем он
объявил, что они с Марчем намерены лечь спать, чтобы вознаградить себя
за бессонную ночь, проведенную в плену. Ветер не унимался, и решили
плыть прямо вперед, пока ковчег не приблизится к другому берегу.
Договорившись об этом, бывшие пленники помогли поднять паруса, а по-
том растянулись на тюфяках, предоставив молодому охотнику и Чингачгуку
следить за движением баржи. Зверобой и делавар охотно согласились, так
как, в ожидании встречи с Уа-та-Уа, они и не думали спать. Друзей нис-
колько не огорчило, что Джудит и Хетти остались на палубе.
Некоторое время баржа дрейфовала вдоль западного берега, подгоняемая
легким южным ветерком. Скорость судна не превышала двух миль в час, но
этого было вполне достаточно, чтобы вовремя добраться к назначенному
месту.
Зверобой и Чингачгук изредка обменивались короткими замечаниями, ду-
мая о том, как освободить Уа-таУа. Внешне индеец казался совершенно спо-
койным, но с минуты на минуту им все больше овладевало внутреннее волне-
ние. Зверобой стоял у руля, направляя ковчег поближе к берегу. Это поз-
воляло держаться в тени, отбрасываемой лесами, и давало возможность за-
метить малейшие признаки нового индейского становища на берегу. Таким
образом они обогнули низкий мыс и поплыли уже по бухте, на севере кото-
рой и находилось место, бывшее конечной целью их плавания. Оставалось
пройти еще около четверти мили, когда Чингачгук молча подошел к своему
другу и указал рукой прямо вперед: у кустарника, окаймлявшего южный бе-
рег мыса, горел огонек. Не оставалось сомнения, что индейцы внезапно пе-
ренесли свой лагерь на то самое место, где Уа-та-Уа назначила свидание.

Глава XVI

В долине солнце и цветы,
Я слышу голос нежный,
И сказку мне приносишь ты
И отдых безмятежный.
Вордсвор Т.

Открытие это имело чрезвычайно важное значение в глазах Зверобоя и
его друга. Во-первых, они опасались, как бы Хаттер и Непоседа, проснув-
шись и заметив новое местоположение индейского лагеря, не вздумали учи-
нить на него новый налет; затем чрезвычайно увеличивался риск высадки на
берег для встречи с Уа-та-Уа; наконец, в результате перемены вражеской
позиции могли возникнуть всевозможные непредвиденные случайности.
Делавар знал, что час свидания приближается, и не думал больше о во-
инских трофеях. Он прежде всего договорился со своим другом о том, чтобы
не будить Хаттера и Гарри, которые могли бы расстроить его план.
Ковчег Продвигался вперед очень медленно. Оставалось не менее четвер-
ти часа ходу до мыса, и у обитателей ковчега было достаточно времени для
размышлений. Индейцы думали, что бледнолицые по-прежнему находятся в
«замке»; желая скрыть свой костер, они зажгли огонь на самой южной око-
нечности мыса. Здесь он был так хорошо защищен густым кустарником, что
даже Зверобой, лавировавший то влево, то вправо, временами терял его из
виду.
— Это хорошо, что они расположились так близко от воды, — сказал Зве-
робой, обращаясь к Джудит. — Очевидно, минги уверены, что мы все еще си-
дим в замке, и наше появление с этой стороны будет для них полнейшей не-
ожиданностью. Какое счастье, что Гарри Марч и ваш отец спят, а то они
непременно захотели бы опять отправиться за скальпами!.. Ага, кусты сно-
ва закрыли костер, и его теперь совсем не видно.
Зверобой помедлил немного, желая убедиться, что ковчег действительно
находится там, где нужно. Затем он подал сигнал, после чего Чингачгук
бросил якорь и спустил парус.
Место, где стоял теперь ковчег, имело свои выгоды и недостатки. Кос-
тер был скрыт отвесным берегом, который находился, быть может, несколько
ближе к судну, чем это было желательно. Однако немного дальше начинался
глубокий омут, а при создавшихся обстоятельствах следовало по возможнос-
ти не бросать якорь на слишком глубоком месте. Кроме того, Зверобой
знал, что на расстоянии нескольких миль в окружности нет ни одного пло-
та; и, хотя деревья свисали в темноте почти над самой баржей, до нее не-
легко было добраться без помощи лодки. Густая тьма, царившая вблизи ле-
са, служила надежной защитой, и следовало остерегаться только шума, что-
бы избежать опасности быть окруженными. Все это Зверобой растолковал

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *