ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

нашему долгу, но отец ни до, ни после ее смерти ни разу не говорило нами
об этом.
— Старинные шахматные фигуры, о которых рассказывает Купер, по форме
отличались от современных.
— Так я и думал, так я и думал. Он не признает бога, такого бога, ко-
торого подобает чтить человеку. А эти вещицы — идолы.
Джудит вздрогнула и на один миг, кажется, серьезно обиделась. Затем,
немного подумав, она рассмеялась:
— И вы думаете, Зверобой, что эти костяные игрушки — боги моего отца?
Я слыхала об идолах и знаю, что это такое.
— Это идолы! — убежденно повторил охотник. — Зачем бы ваш отец стал
хранить их, если он им не поклоняется?
— Неужели он держал бы своих богов в мешке и запирал бы их в сундук?
— возразила девушка. — Нет, нет, Зверобой, мой бедный отец повсюду тас-
кает с собой своего бога, и этот бог его собственная корысть. Фигурки
действительно могут быть идолами, я сама так думаю, судя по тому, что я
слышала и читала об идолопоклонстве. Но они попали сюда из какой-то да-
лекой страны и достались Томасу Хаттеру, когда он был моряком.
— Я очень рад, право, я очень рад слышать это, Джудит, потому что
вряд ли я мог бы заставить себя прийти на помощь белому язычнику. У ста-
рика кожа такого же цвета, что и у меня, и я готов помогать ему, но мне
не хотелось бы иметь дело с человеком, который отрекся от своей веры…
Это животное, как видно, очень нравится тебе, Змей, хотя оно всего-нав-
сего идол…
— Это слон, — перебила его Джудит. — Я часто видела в гарнизонах кар-
тинки, изображавшие этих животных, а у матери была книжка, в которой
рассказывалось о них. Отец сжег эту книгу вместе с другими книгами: он
говорил, что матушка слишком любила читать. Это случилось незадолго до
того, как мать умерла, и я иногда думаю, что эта потеря ускорила ее кон-
чину.
— Ну, слон или не слон, во всяком случае это идол, — возразил охот-
ник, — и не подобает христианину держать его у себя.
— Хорошо для ирокеза, — сказал Чингачгук, неохотно возвращая слона,
которого его друг положил обратно в мешочек. — За этого зверя можно ку-
пить целое племя, можно купить даже делаваров.
— Пожалуй, ты прав. Это понятно всякому, кто знает натуру индейцев, —
ответил Зверобой. — Но человек, сбывающий фальшивую монету, поступает
так же дурно, как тот, кто ее делает. Знаешь ли ты хоть одного честного
индейца, который не погнушался бы продать шкуру енота, уверяя, что это
настоящая куница, или выдать норку за бобра? Я знаю, что несколько штук
этих идолов, быть может даже один только слон, дадут нам возможность вы-
купить Томаса Хаттера на волю. Но совесть не позволяет пускать по рукам
такие худые деньги. Я думаю, ни одно индейское племя не предается насто-
ящему идолопоклонству, но некоторые из них так близки к этому, что белые
люди обязаны как можно старательнее оберегать их от искушения.
— Но, Зверобой, быть может, эти костяные фигурки совсем не идолы! —
воскликнула Джудит. — Теперь я вспоминаю, что видела у офицеров в гарни-
зоне игру в гуси и лисицу, немного похожую на эту… А вот еще чтото
твердое, завернутое в сукно и, вероятно, имеющее отношение к вашим идо-
лам.
Зверобой взял пакет из рук девушки и, развернув его, достал большую
шахматную доску с квадратами из слоновой кости и черного дерева.
Подробно обсудив все это, охотник, хотя и с некоторыми колебаниями,
присоединился наконец к мнению Джудит и призвал, что мнимые идолы, быть
может, не что иное, как изящно выточенные фигурки из какой-то неведомой
игры.
У Джудит хватило достаточно такта, чтобы не злоупотреблять своей по-
бедой, и она больше ни единым словом не упомянула о забавной ошибке сво-
его друга.
Догадка о назначении диковинных маленьких фигурок решила вопрос о вы-
купе. Зная слабости и вкусы индейцев, нельзя было сомневаться, что в
первую очередь слоны возбудят их алчность. К счастью, налицо оказались
все четыре туры, и потому решено было предложить сначала их в качестве
выкупа. Остальные фигурки вместе с другими вещами, хранившимися в сунду-
ке, поспешили убрать с глаз долой, с тем чтобы обратиться к ним лишь в
случае крайности. Все в сундуке привели в порядок, и, если бы Хаттер
снова вернулся в «замок», он вряд ли догадался бы, что чья-то посторон-
няя рука прикасалась к его заветному сокровищу. Разорвавшийся пистолет
мог разоблачить тайну, но его все-таки положили на место рядом с уцелев-
шим пистолетом, а шесть пакетов, лежавших на самом дне сундука, так и не
развернули. Когда со всем этим было покончено, крышку опустили, повесили
на место замки и заперли их на ключ. Потом ключ положил обратно в холщо-
вый мешок. За разговорами и за укладкой вещей прошло больше часа. Зверо-
бой первый заметил, как много времени потрачено понапрасну, и сказал то-
варищам, что надо скорее приступить к выполнению намеченного плана. Чин-
гачгук остался в спальне Хаттера, куда поставили слонов. Делавару хоте-
лось полюбоваться этими удивительными и неизвестными ему животными; кро-
ме того, может быть, он инстинктивно чувствовал, что его присутствие не
особенно желательно белым друзьям и что они предпочитают остаться наеди-
не.
— Ну, Джудит, — сказал Зверобой после разговора, продолжавшегося го-
раздо дольше, чем он сам предполагал, — очень приятно болтать с вами и
обсуждать все эти вопросы, но долг призывает нас в другое место. В это
время Непоседа и ваш отец, не говоря уже о Хетти…
Слова замерли у него на губах, потому что в этот самый миг на плат-
форме послышались легкие шаги, чья-то фигура заслонила свет, падавший
сквозь дверь, и перед ними появилась Хетти собственной персоной. У Зве-
робоя вырвалось тихое восклицание, а Джудит вскрикнула, когда рядом с
сестрой внезапно вырос индейский юноша лет пятнадцати — семнадцати. Оба
они были обуты в мокасины и ступали почти бесшумно. Несмотря на внезап-
ность их появления, Зверобой не растерялся. Прежде всего он быстро про-
изнес несколько слов на делаварском наречии, посоветовав приятелю до по-
ры до времени не покидать заднюю комнату. Затем он подошел к двери, что-
бы удостовериться, как велика опасность. Однако снаружи не было ни души.
Взглянув на крайне простое приспособление, несколько напоминающее плоти
колыхавшееся на воде рядом с ковчегом, Зверобой тотчас же смекнул, каким
способом Хетти добралась до «замка». Два высохших сосновых ствола были

скреплены шипами и лыком, а сверху на них поместили маленькую платформу,
сплетенную из ветвей речного орешника. Хетти посадили на кучку бревен, и
юный ирокез, работая веслом, пригнал к «замку» этот примитивный, медлен-
но двигающийся, но надежный плот. Внимательно осмотрев его и убедившись,
что поблизости нет еще других индейцев, Зверобой покачал головой и, по
своему обыкновению, пробормотал сквозь зубы:
— Вот что значит рыться в чужом сундуке! Если бы мы были начеку, то
не дождались бы такого сюрприза.
На примере этого мальца мы видим, что может произойти, когда за дело
возьмутся старые воины. Однако перед нами теперь открытый путь для пере-
говоров, и я хочу послушать, что скажет Хетти.
Оправившись от изумления и страха, Джудит с искренней радостью при-
ветствовала сестру. Прижимая Хетти к груди, она целовала ее, как в те
дни, когда обе были еще детьми. Хетти была спокойна, так как в том, что
случилось, для нее не было ничего неожиданного. По приглашению сестры
она села на табурет и стала рассказывать о своих приключениях. Едва ус-
пела она начать свою повесть, как Зверобой вернулся и тоже стал внима-
тельно слушать ее. Молодой ирокез стоял у дверей, относясь ко всему про-
исходящему с совершеннейшим равнодушием.
В рассказе девушки, до того момента, когда мы покинули лагерь после
ее беседы с вождями, для нас нет ничего нового. Продолжение этой истории
надо передать ее собственными словами.
— Когда я прочитала вождям несколько мест из библии, Джудит, ты не
заметила бы в них никакой перемены, — сказала она, — но зерно было бро-
шено, оно дало всходы… Я недолго побыла с отцом и Непоседой, а потом
пошла завтракать с Уа-та-Уа. Когда мы поели, вожди подошли к нам, и тут
мы увидели плоды посева. Они сказали, что все прочитанное мной по книге
— правда, и велели вернуться обратно и повторить то же самое великому
воину, который убил одного из их храбрецов, а также передать вам, что
они очень рады побывать у нас в замке и послушать, как я опять стану чи-
тать им эту священную книгу. Но вы должны дать им несколько пирог, чтобы
они могли доставить сюда отца и Гарри, а также своих женщин. И тогда все
мы будем сидеть здесь на платформе перед замком и слушать гимны бледно-
лицему Маниту. А теперь, Джудит, скажи, слыхала ли ты о каком-нибудь
другом событии, которое бы так ясно доказывало могущество библии?
— В самом деле, это было бы настоящим чудом, Хетти! Но все это лишь
хитрость и коварство. Они стараются взять нас обманом, так как не могут
взять силой.
— Ты сомневаешься в могуществе библии, сестра, если судишь о дикарях
так жестоко.
— Я не сомневаюсь в могуществе библии, бедная Хетти, но сильно сомне-
ваюсь в честности индейцев, и особенно ирокезов… Что вы скажете об
этом предложении, Зверобой?
— Сперва дайте мне поговорить немножко с Хетти, — ответил охотник. —
Мне хочется знать, был этот плот уже готов, когда вы завтракали, девуш-
ка, или вам пришлось идти пешком по берегу до места, находящегося прямо
против нас?
— О нет, Зверобой! Плот был уже готов и покачивался на воде. Разве
это не чудо, Джудит?
— Да, да, индейское чудо, — подхватил охотник. — Они мастера на тако-
го рода чудеса. Стало быть, плот был уже совсем готов и только дожидался
на воде своей поклажи?
— Все было так, как вы говорите. Плот находился вблизи лагеря, индей-
цы посадили меня на него, там были лыковые веревки, и воины доволокли
плот до места напротив замка, а затем велели этому юноше перевезти меня.
— Стало быть, весь лес полон бродяг, поджидающих, чем кончится это
чудо. Теперь понятно, в чем дело, Джудит. Прежде всего я постараюсь от-
делаться от этого молодого канадского кровопийцы, а потом мы обсудим,
как нам быть. Вам и Хетти придется уйти отсюда, но сперва принесите мне
слонов, которыми любуется Змей; ведь этого прыгуна нельзя оставить одно-
го ни на минуту, иначе он возьмет у нас взаймы пирогу, не спрашивая доз-
воления.
Джудит принесла шахматные фигурки и вместе с сестрой удалилась к себе
в комнату. Зверобой знал с грехом пополам большинство индейских наречий
этого края и довольно бегло говорил по-ирокезски. Кивнув головой юноше,
он предложил ему сесть на сундук и затем внезапно поставил перед ним
двух слонов. До этого мгновения молодой дикарь оставался безучастен.
Почти все вещи в ковчеге были для него совершенно в новинку, но он с фи-
лософским глубокомыслием сохранял полнейшее самообладание. Правда, Зве-
робой подметил, что черные глаза ирокеза впились в оборонительные прис-
пособления и в оружие, но с таким невинным видом, с такой небрежной,
скучающей повадкой, что лишь человек, прошедший такую же школу, мог бы
кое о чем догадаться.
Однако когда взор дикаря упал на игрушки из слоновой кости и он уви-
дел изображения каких-то неведомых, чудесных зверей, удивление и восхи-
щение овладели им.
Молодой ирокез испустил крик восторга, но тотчас же спохватился, как
человек, совершивший что-то очень неприличное. Он не сводил глаз со сло-
нов и после короткого колебания решился даже потрогать одного из них.
Зверобой не прерывал его в течение добрых десяти минут, зная, что па-
рень так внимательно рассматривает эти диковины потому, что хочет точно
и подробно рассказать о них своим вождям. Наконец, решив, что времени
прошло вполне достаточно и желаемый эффект достигнут, охотник положил
палец на голое колено юноши и привлек к себе его внимание.
— Слушай, — сказал он. — Мне нужно поговорить с моим юным другом из
Канады. Пусть он забудет на минуту об этой удивительной штуке.
— А где другой бледнолицый брат? — спросил мальчик, оглядываясь по
сторонам и невольно высказывая мысль, которая была у него на уме до то-
го, как он увидел шахматные фигурки.
— Он спит или собирается уснуть; во всяком случае, он в комнате, где
обыкновенно спят мужчины, — отвечал Зверобой. — А откуда мой юный друг
знает, что здесь есть другой бледнолицый?
— Я видел его с берега. У ирокезов острые глаза — видят сквозь обла-
ка, видят дно великого источника.
— Ладно, ирокез пришел сюда. Двое бледнолицых находятся в плену в ла-
гере твоих отцов, мальчик.
Юноша равнодушно кивнул головой, но спустя минуту расхохотался, как
будто его восхитила мысль о ловкости людей его племени.
— Можешь ли ты рассказать мне, мальчик, что собираются делать ваши
вожди со своими пленниками? Или они еще сами этого не решили?
Индеец взглянул на охотника с некоторым изумлением, а потом хладнок-
ровно приложил указательный палец к голове чуть-чуть повыше левого уха и
очертил круг вокруг своей макушки с точностью и быстротой, говорившей о

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *