ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

все, что их украшает. Уверены ли вы, что у вас хватит духу расстаться с
вашими нарядами?
Лестные слова о необычайной красоте девушки были сказаны как нельзя
более кстати, чтобы смягчить впечатление, произведенное тем, что молодой
человек усомнился в ее достаточной преданности дочернему долгу. Если бы
кто-нибудь другой позволил себе так много, комплимент его, весьма веро-
ятно, прошел бы незамеченным, а сомнение, выраженное им, вызвало бы
вспышку гнева. Но даже грубоватая откровенность, которая так часто про-
буждала простодушного охотника выкладывать напрямик свои мысли, казалась
девушке неотразимо обаятельной. Правда, она покраснела и глаза ее на миг
запылали огнем. Но все-таки она не могла по-настоящему сердиться на че-
ловека, вся душа которого, казалось, состояла из одной только правдивос-
ти и мужественной доброты. Джудит посмотрела на него с упреком, но,
сдержав резкие слова, просившиеся на язык, заставила себя ответить ему
кротко и дружелюбно.
— Как видно, вы благосклонны лишь к делаварским женщинам. Зверобой,
если серьезно так думаете о девушке вашего собственного цвета, — сказала
она с деланным смехом. — Но испытайте меня. И, если увидите, что я пожа-
лею какую-нибудь ленту или перо, шелковую или кисейную тряпку, тогда ду-
майте, что хотите, о моем сердце и смело говорите об этом.
— Вот это правильно! Самая редкая вещь на земле — это воистину спра-
ведливый человек. Так говорит Таменунд, мудрейший пророк среди делава-
ров. И так должен думать всякий, кто имел случай жить, наблюдать и
действовать среди людей. Я люблю справедливого человека, Змей; глаза его
не покрыты тьмой, когда он смотрит на врагов, и они сияют, как солнце,
когда они обращены к друзьям. Он пользуется разумом, который ему даровал
бог, чтобы видеть все вещи такими, каковы они есть, а не такими, какими
ему хочется их видеть. Довольно легко встретить людей, называющих себя
справедливыми, но редко-редко удается найти таких, которые и впрямь
справедливы. Как часто я встречал индейцев, девушка, которые воображали,
будто исполняют волю Великого Духа, тогда как на самом деле они только
старались действовать по своему собственному желанию и произволу! Но по
большей части они так же не видели этого, как мы не видим сквозь эти го-
ры реку, текущую по соседней долине, хотя всякий, поглядев со стороны,
мог бы заметить это так же хорошо, как мы замечаем сор, проплывающий по
воде мимо этой хижины.
— Это правда, Зверобой! — подхватила Джудит, и светлая улыбка прогна-
ла всякий след неудовольствия с ее лица. — Это правда! И я надеюсь, что
по отношению ко мне вы всегда будете руководствоваться любовью к спра-
ведливости. И больше всего надеюсь, что вы будете судить меня сами и не
станете верить гадким сплетням.
Болтливый бездельник, вроде Гарри Непоседы, способен очернить доброе
имя молодой женщины, случайно, не разделяющей его мнение о собственной
особе.
— Слова Гарри Непоседы для меня не евангелие, Джудит, но человек и
похуже его может иметь глаза и уши, — степенно возразил охотник.
— Довольно об этом! — вскричала Джудит. Глаза ее загорелись, а румя-
нец залил не только щеки, но и виски. — Поговорим лучше о моем отце и о
выкупе за него. Значит, по-вашему. Зверобой, индейцы не согласятся от-
пустить своих пленников в обмен на мои платья, на отцовское ружье и на
порох. Им нужно что-нибудь подороже. Но у нас есть еще сундук.
— Да, есть еще сундук, как вы говорите, Джудит. И когда приходится
выбирать между чьей-нибудь тайной и скальпом, то большинство людей пред-
почитают сохранить скальп. Кстати, батюшка давал вам какие-нибудь указа-
ния насчет этого сундука?
— Никогда. Он, как видно, рассчитывал на его замки и на стальную
оковку.
— Редкостная вещь, любопытной формы, — продолжал Зверобой, приближа-
ясь к сундуку, чтобы рассмотреть его как следует. — Чингачгук, такое де-
рево не растет в лесах, по которым мы с тобой бродили. Это не черный
орех, хотя на вид оно так же красиво — пожалуй, даже красивее, несмотря
на то что оно закоптилось и повреждено.
Делавар подошел поближе, пощупал дерево, поскоблил его поверхность
ногтем и с любопытством погладил рукой стальную оковку и тяжелые замки
массивного ларя.
— Нет, ничего похожего не растет в наших местах, — продолжал Зверо-
бой. — Я знаю всевозможные породы дуба, клена, вяза, липы, ореха, но та-
кого дерева до сих пор никогда не встречал. За один этот сундук, Джудит,
можно выкупить вашего отца.
— Но, быть может, эта сделка обойдется нам дешевле, Зверобой. Сундук
полон всякого добра, и лучше расстаться с частью, чем с целым. Кроме то-
го, не знаю почему, но отец очень дорожит этим сундуком.
— Я думаю, он ценит не самый сундук, судя по тому, как небрежно он с
ним обращается, а то, что в нем находится. Здесь три замка, Джудит. А
где ключ?
— Я никогда не видела ключа. Но он должен быть где-нибудь здесь. Хет-
ти говорила, что часто видела этот сундук открытым.
— Ключи не летают по воздуху и не плавают в воде, девушка. Если есть
ключ, должно быть и место, где он хранится.
— Это правда. И, вероятно, мы без труда найдем его, если поищем.
— Это должны решить вы, Джудит, только вы. Сундук принадлежит вам или
вашему батюшке, и Хаттер ваш отец, а не мой. Любопытство — слабость,
свойственная женщине, а не мужчине, и все права на вашей стороне. Если в
сундуке спрятаны ценные вещи, то очень разумно с вашей стороны будет
употребить их на то? чтобы выкупить их хозяина или хотя бы сохранить его
скальп. Но это вы должны решить, а не я. Когда нет налицо законного хо-
зяина капкана, или оленьей туши, или пироги, то по лесным законам его
наследником считается ближайший родственник. Итак, решайте, нужно ли
открывать сундук.
— Надеюсь, Зверобой, вы не думаете, что я стану колебаться, когда
жизнь моего отца в опасности?
— Да, конечно. Но, пожалуй, старый Том может осудить вас за это, ког-
да вернется в свою хижину. Очень часто люди не одобряют того, что дела-
ется для их же блага. Смею сказать, даже луна выглядела бы совсем иначе,
чем теперь, если бы мы могли взглянуть на нее с другой стороны.
— Зверобой, если удастся отыскать ключ, я разрешаю вам открыть сундук
и достать оттуда вещи, которые, по вашему мнению, пригодятся для того,

чтобы выкупить отца.
— Сперва найдите ключ, девушка; обо всем прочем мы потолкуем после…
Змей, у тебя глаза, как у мухи, и сметки тоже достаточно. Не можешь ли
ты догадаться, где Плавучий Том хранит ключи от сундука, которым он так
дорожит?
До сих пор делавар не принимал участия в беседе.
Когда же обратились непосредственно к нему, он отошел от сундука,
поглощавшего все его внимание, и начал оглядываться по сторонам, стара-
ясь определить место, где бы мог храниться ключ. Джудит и Зверобой тоже
не сидели сложа руки, и вскоре все трое занялись деятельными поисками.
Ясно было, что такой ключ не мог храниться в обычном шкафу или ящике,
каких было много в доме, поэтому никто туда и не заглянул. Искали глав-
ным образом в потайных местах, наиболее подходящих для этой цели. Всю
комнату основательно осмотрели, однако без успеха. Тогда перешли в
спальню Хаттера. Эта часть дома была обставлена лучше, так как здесь на-
ходились кое-какие вещи, которыми постоянно пользовалась покойная жена
хозяина. Обшарили и эту комнату, но желанного ключа так и не нашли.
Затем вошли в спальню дочерей. Чингачгук тотчас же заметил, как вели-
ка разница между убранством той части комнаты, которую занимала Джудит,
и той, которая принадлежала Хетти. У него вырвалось тихое восклицание,
и, указав на обе стороны, он прибавил что-то вполголоса, обращаясь к
своему другу на делаварском наречии.
— Ага, вот что ты думаешь, Змей! — ответил Зверобой. — Вполне возмож-
но, что так оно и есть. Одна сестра любит наряды — пожалуй, даже слиш-
ком, как говорят некоторые, — а другая тиха и смиренна, хотя, в конце
концов, смею сказать, что у Джудит есть свои достоинства, а у Хетти —
свои недостатки.
— А Слабый Ум видела сундук открытым? — спросил Чингачгук с любо-
пытством во взгляде.
— Конечно; это я слышал из ее собственных уст, да и ты тоже. По-види-
мому, отец вполне полагается на ее скромность, а старшей дочке не слиш-
ком верит.
— Значит, он прячет ключ только от Дикой Розы? — спросил Чингачгук,
который уже начал с такой галантностью называть Джудит в разговорах с
другом.
— Вот именно! Одной он верит, а другой — нет. Это бывает и у красных
и у белых. Змей; все племена и народы одним людям верят, а другим отка-
зывают в доверии.
— Где же, как не в простых платьях, можно надежнее всего спрятать
ключ от взоров Дикой Розы?
Зверобой быстро обернулся и, с восхищением глядя на друга, весело
рассмеялся.
— Да, ты заслужил свое прозвище. Змей, оно тебе очень пристало! Ко-
нечно, любительница нарядов никогда не станет трогать такие затрапезные
платья, какие носит бедняжка Хетти. Смею уверить, что с тех пор как Джу-
дит свела знакомство с офицерами, ее нежные пальчики никогда не прикаса-
лись к такой дерюге, как эта юбка. Сними-ка с колышка эти платья, и уви-
дим — пророк ли ты.
Чингачгук повиновался, но ключа не нашел. Рядом с платьями на другом
колышке висел мешок, сшитый из грубой материи и, по-видимому, пустой.
Друзья начали его ощупывать. Заметив это, Джудит поспешила избавить их
от бесполезных хлопот.
— Зачем вы роетесь в вещах бедной девочки? Там не может быть того,
что мы ищем.
Едва успели эти слова сорваться с прелестных уст, как Чингачгук дос-
тал из мешка желанный клич. Джудит была достаточно догадлива, чтобы по-
нять, почему ее отец использовал такое незащищенное место в качестве
тайника. Кровь бросилась ей в лицо — быть может, столько же от досады,
сколько от стыда. Она закусила губу, но не проронила ни звука. Зверобой
и его друг были настолько деликатны, что ни улыбкой, ни взглядом не по-
казали, как ясно они понимают причины, по которым старик пустился на та-
кую хитрую уловку. Зверобой, взяв находку из рук индейца, направился в
соседнюю комнату и вложил ключ в замок, желая убедиться, действительно
ли они нашли то, что им нужно. Сундук был заперт на три замка, но все
они открывались одним ключом.
Зверобой снял замки, откинул пробой, чуть-чуть приподнял крышку, что-
бы убедиться, что ничто более не удерживает ее, и затем отступил от сун-
дука на несколько шагов, знаком предложив другу последовать его примеру.
— Это фамильный сундук, Джудит, — сказал он, — и очень возможно, что
в нем хранятся фамильные тайны. Мы со Змеем пойдем в ковчег взглянуть на
пироги и на весла, а вы сами поищете, не найдется ли в сундуке вещей,
которые могут пригодиться для выкупа. Когда кончите, кликните нас, и мы
вместе обсудим, велика ли ценность этих вещей.
— Стойте, Зверобой! — воскликнула девушка. — Я ни к чему не прикос-
нусь, я даже не приподниму крышку, если вас здесь не будет. Отец и Хетти
сочли нужным прятать от меня то, что лежит в сундуке, и я слишком горда,
— чтобы рыться в их тайных сокровищах, если только этого не требует их
собственное благо. Я ни за что не открою одна этот сундук. Останьтесь со
мной. Мне нужны свидетели.
— Я думаю, Змей, что девушка права. Взаимное доверие — залог безопас-
ности, но подозрительность заставляет нас быть осторожными. Джудит впра-
ве просить нас остаться здесь; и, если в сундуке скрываются какие-нибудь
тайны мастера Хаттера, что ж, они будут вверены двум парням, молчаливее
которых нигде не найти… Мы останемся с вами, Джудит, но сперва поз-
вольте нам поглядеть на озеро и на берег, потому что такой сундучище
нельзя разобрать в одну минуту.
Мужчины вышли на платформу. Зверобой начал осматривать берег в под-
зорную трубу, индеец оглядывался по сторонам, стараясь заметить ка-
кие-нибудь признаки, изобличающие происки врагов. Не заметив, однако,
ничего подозрительного и убедившись, что до поры до времени им не грозит
опасность, три обитателя «замка» снова собрались у сундука с намерением
немедленно открыть его.
Сколько Джудит себя помнила, она всегда питала какое-то безотчетное
уважение к этому сундуку. Ни отец, ни мать не говорили о нем в ее при-
сутствии, словно заключили между собой безмолвное соглашение никогда не
упоминать о сундуке, даже если речь заходила о вещах, лежавших возле не-
го или на его крышке. Джудит настолько к этому привыкла, что до самого
недавнего времени ей не казалось это странным. Надо сказать, что Хаттер
и его старшая дочь никогда не были настолько близки, чтобы поверять друг
другу тайны. Случалось, что он бывал добр и приветлив, но обычно обра-
щался с ней строго и даже сурово. Молодая девушка никогда не могла поз-
волить себе держаться с отцом просто и доверчиво. С годами скрытность
между ними увеличивалась. Загадочный сундук с самого детства сделался

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *