ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

дям. Скажи им чтонибудь такое, чему они могут поверить.
Впрочем, делаварка хотела было уже начать переводить, как прикоснове-
ние пальцев старого вождя заставило ее обернуться. Тут она заметила, что
один из воинов, незадолго перед тем отделившийся от кружка, возвращается
в сопровождении Хаттера и Непоседы. Поняв, что их тоже подвергнут допро-
су, она смолкла с обычной безропотной покорностью индейской женщины. Че-
рез несколько секунд пленники уже стояли лицом к лицу с вождями племени.
— Дочь, — сказал старший вождь, обращаясь к молоденькой делаварке, —
спроси у Седой Бороды, зачем он пришел в наш лагерь.
Уа-та-Уа задала этот вопрос на ломаном английском языке, но все-таки
достаточно понятно. Хаттер был по натуре слишком крут и упрям, чтобы ук-
лоняться от ответственности за свои поступки. Кроме того, хорошо зная
взгляды дикарей, он понимал, что ничего не добьется изворотливостью или
малодушной боязнью их гнева. Итак, не колеблясь, он признался во всем,
сославшись в оправдание лишь на высокие премии, обещанные начальством за
скальпы. Это чистосердечное заявление было встречено ирокезами с явным
удовольствием, вызванным, впрочем, не столько моральным преимуществом,
которое они таким образом получили, сколько доказательством, что им уда-
лось взять в плен человека, способного возбудить их интерес и достойного
стать жертвой их мстительности. Непоседа, допрошенный в свою очередь,
также во всем покаялся. При других обстоятельствах он скорее прибегнул
бы к каким-нибудь уверткам, чем его более солидный товарищ, но, понимая,
что всякое запирательство теперь бесполезно, волей-неволей последовал
примеру Хаттера.
Выслушав их ответы, вожди молча удалились, считая для себя вопрос ре-
шенным.
Хетти и делаварка остались теперь наедине с Хаттером и Непоседой.
Никто, по-видимому, не стерег их, хотя в действительности все четверо
находились пол бдительным и непрерывным надзором. Индейцы заранее приня-
ли необходимые меры, чтобы помешать мужчинам завладеть ружьями, находив-
шимися неподалеку, и этим как будто все ограничилось. Но оба пленника,
хорошо зная индейские обычаи, понимали, как велика разница между види-
мостью и действительностью. Не переставая думать о бегстве, они понимали
тщетность любой необдуманной попытки. И Хаттер и Непоседа пробыли в ла-
гере довольно долго и были достаточно наблюдательны, чтобы заметить, что
Уа-та-Уа тоже пленница. Поэтому Хаттер говорил при ней гораздо откровен-
нее, чем в присутствии других индейцев.
— Я не браню тебя, Хетти, за то, что ты пришла сюда, намерения у тебя
были хорошие, хотя и не совсем разумные, — начал отец, сев рядом с до-
черью и взяв ее за руку. — Но проповедью и библией не своротишь индейца
с его пути. Дал тебе Зверобой какое-нибудь поручение к нам? Есть ли у
него план, чтобы освободить нас?
— В этом все дело, — вмешался Непоседа. — Если ты поможешь нам, де-
вушка, отойти хоть на полмили, хоть на четверть мили от лагеря, я руча-
юсь за остальное. Быть может, старику потребуется немножко больше, но
для человека моего роста и моих лет этого вполне достаточно.
Хетти печально поглядывала то на одного, то на другого, но не могла
ответить на вопрос беспечного Непоседы.
— Отец, — сказала она, — ни Зверобой, ни Джудит не знали о моем ухо-
де, пока я не покинула ковчег. Они боятся, что ирокезы построят плот и
подплывут к замку, поэтому они больше думают о защите, чем о том, как бы
помочь вам.
— Нет, нет, нет! — торопливо, но вполголоса сказала Уа-та-Уа, опустив
лицо к земле, чтобы наблюдавшие исподтишка индейцы не заметили движение
ее губ. — Нет, нет, нет, Зверобой не такой человек! Он не думает только
о том, чтобы защитить себя, когда его друг в опасности. Хочет помочь
другу и всех собрать в хижине.
— Это звучит недурно, старый Том, — вполголоса сказал Непоседа, сме-
ясь и подмигивая. — Дай мне в друзья сообразительную скво, и я справлюсь
с самим дьяволом, не говоря уже об ирокезах.
— Не говори громко, — сказала Уа-та-Уа, — кое-кто из ирокезов знает
язык ингизов и почти все его понимают.
— Значит, ты наш друг, молодка? — спросил Хаттер с внезапно пробудив-
шимся интересом. — Если так, то можешь рассчитывать на хорошую награду.
И нет ничего легче, как отправить тебя обратно к твоему племени, если
только нам с тобой удастся добраться до замка. Верни нам ковчег и пиро-
ги, и мы будем владеть озером назло дикарям всей Канады. Нас оттуда мож-
но взять только артиллерией.
— А если вы снова сойдете на берег за скальпами? — ответила Уа-та-Уа
с холодной иронией, которая, видимо, была ей свойственна в большей сте-
пени, чем многим представительницам ее пола.
— Ну-ну, ведь это была ошибка. Немного толку в жалобах и еще того
меньше в насмешках.
— Отец, — сказала Хетти, — Джудит собирается открыть большой сундук;
она надеется отыскать там вещи, в обмен за них дикари отпустят вас на
волю.
Мрачная тень пробежала по лицу Хаттера, и он пробормотал чуть слышно
несколько слов, выражавших крайнее неудовольствие.
— А почему бы и не открыть сундук? — вмешалась Уа-та-Уа. — Жизнь до-
роже старого сундука. Скальпы дороже старого сундука. Если не позволишь
дочке открыть его, Уа-та-Уа не поможет тебе убежать.
— Вы сами не знаете, о чем просите, глупые девчонки, а раз не знаете,
то и не говорите… Мне не очень нравится спокойствие дикарей, Непоседа!
Очевидно, они замышляют что-то важное. Если вы хотите что-нибудь предп-
ринять, то надо делать это поскорее. Как ты думаешь, можно ли положиться
на эту молодую женщину?
— Слушайте, — сказала Уа-та-Уа быстро и с серьезностью, доказывавшей,
как искренни были ее чувства, — Уа-та-Уа не ирокезка, она делаварка, у
нее делаварское сердце, делаварские чувства. Она тоже в плену. Один
пленник помогает другому пленнику. Теперь не надо больше говорить. Доч-
ка, оставайся с отцом. Уа-та-Уа пойдет искать друга, потом скажет, что
надо делать.
Это было произнесено тихим голосом, но отчетливо и внушительно.
Затем девушка встала и спокойно направилась в свой шалаш, как бы по-
теряв всякий интерес к тому, что делали бледнолицые.

Глава XII

Отцом все время бредит, обвиняет
Весь свет во лжи, себя колотит в грудь,
Без основания злится и лепечет
Бессмыслицу. В ее речах сумбур,
Но кто услышит, для того находка.
Шекспир, «Гамлет»

Мы оставили обитателей «замка» и ковчега погруженными в сон. Правда,
раза два в течение ночи то Зверобой, то делавар поднимались и осматрива-
ли неподвижное озеро, затем, убедившись, что все в порядке, возвращались
к своим тюфякам и вновь засыпали, как люди, не желающие даже в самых
трудных обстоятельствах отказываться от своего права на отдых. Однако
при первых проблесках зари белый охотник встал и начал готовиться к нас-
тупающему дню. Его товарищ, который за последние ночи спал лишь урывка-
ми, продолжал нежиться под одеялом, пока не взошло солнце. Джудит в это
утро встала также позднее обыкновенного, потому что долго не могла сомк-
нуть глаз. Но лишь только солнце взошло над восточными холмами, все трое
были уже на ногах. В тамошних местах даже завзятые лентяи редко остаются
в своих постелях после появления великого светила.
Чингачгук приводил в порядок свой лесной туалет, когда Зверобой вошел
в каюту и протянул ему грубый, но удобный костюм, принадлежавший Хатте-
ру.
— Джудит дала мне это для тебя, вождь, — сказал он, бросая куртку и
штаны к ногам индейца. — С твоей стороны было бы неосторожно разгуливать
здесь в боевом наряде и в раскраске. Смой страшные узоры с твоих щек и
надень эту одежду. Вот и шляпа, которая сделает тебя похожим на ужасно
нецивилизованного представителя цивилизации, как говорят миссионеры.
Вспомни, что Уа-та-Уа близко. А помня о девушке, мы не должны забывать и
о других. Я знаю, тебе не по нутру носить одежду, скроенную не по вашей
краснокожей моде. Но тут ничего не поделаешь: одевайся, если даже тебе
будет немного противно.
Чингачгук, или Змей, поглядел на костюм Хаттера с искренним отвраще-
нием, но понял, что переодеться полезно и, пожалуй, даже необходимо. За-
метив, что в «замке» находится какой-то неизвестный краснокожий, ирокезы
могли встревожиться, и это неизбежно должно было направить их подозрение
на пленницу.
А уж если речь шла о его невесте, вождь готов был снести все, что
угодно, кроме неудачи. Поэтому, иронически осмотрев различные принадлеж-
ности костюма, он выполнил указания своего товарища и вскоре остался
краснокожим только по цвету лица. Но это было не особенно опасно, так
как за неимением подзорной трубы дикари с берега не могли как следует
рассмотреть ковчег. Зверобой же так загорел, что лицо у него было, пожа-
луй, не менее красным, чем у его товарища-могиканина. Делавар в новом
наряде двигался так неуклюже, что не раз в продолжение дня вызывал улыб-
ку на губах у своего друга.
Однако Зверобой не позволил себе ни одной из тех шуток, которые в та-
ких случаях непременно послышались бы в компании белых людей. Гордость
вождя, достоинство воина, впервые ступавшего по тропе войны, и значи-
тельность положения делали неуместным всякое балагурство.
Трое островитян — если можно так назвать наших друзей — сошлись за
завтраком серьезные, молчаливые и задумчивые. По лицу Джудит было видно,
что она провела тревожную ночь, тогда как мужчины сосредоточенно размыш-
ляли о том, что ждет их в недалеком будущем. За столом Зверобой и девуш-
ка обменялись несколькими вежливыми замечаниями, но ни одним словом не
обмолвились о своем положении. Наконец Джудит не выдержала и высказала
то, что занимало ее мысли в течение всей бессонной ночи.
— Будет ужасно, Зверобой, — внезапно воскликнула девушка, — если
что-нибудь худое случится с моим отцом и Хетти! Пока они в руках у иро-
кезов, мы не можем спокойно сидеть здесь. Надо придумать какой-нибудь
способ помочь им.
— Я готов, Джудит, служить им, да и всем вообще, кто попал в беду,
если только мне укажут, как это сделать. Оказаться в лапах у краснокожих
— не шутка, особенно если люди сошли на берег ради такого дела, как ста-
рый Хаттер и Непоседа. Я это отлично понимаю и не пожелал бы попасть в
такую переделку моему злейшему врагу, не говоря уже о тех, с кем я путе-
шествовал, ел и спал. Есть у вас какой-нибудь план, который я и Змей
могли бы выполнить?
— Я не знаю других способов освободить пленников, кроме подкупа иро-
кезов. Они не устоят перед подарками, а мы можем предложить им столько,
что они, наверное, предпочтут удалиться с богатыми дарами взамен двух
бедных пленников, если им вообще удастся увести их.
— Это было бы неплохо, Джудит, да, это было бы неплохо. Только бы у
нас нашлось достаточно вещей для обмена. У вашего отца удобный и удачно
расположенный дом, хотя с первого взгляда никак не скажешь, что в нем
достаточно богатств для выкупа. Есть, впрочем, ружье, «оленебой»… оно
может нам пригодиться; кроме того, как я слышал, здесь имеется бочонок с
порохом.
Однако двух взрослых мужчин не обменяешь на безделицу, и кроме то-
го…
— И кроме того — что? — нетерпеливо спросила Джудит, заметив, что
Зверобой не решается продолжать, вероятно, из боязни огорчить ее.
— Дело в том, Джудит, что французы выплачивают премии, так же как и
англичане, и на деньги, вырученные за два скальпа, можно купить целый
бочонок пороха и ружье, хотя, пожалуй, не такое меткое, как «оленебой»,
но все-таки бочонок хорошего пороха и довольно изрядное ружье. А индейцы
не слишком разбираются в огнестрельном оружии и не всегда понимают раз-
ницу между тем, что действительно хорошо или только таким кажется.
— Это ужасно… — прошептала девушка, пораженная простотой, с какой
ее собеседник привык говорить о происходящих событиях. — Но вы забываете
о моих платьях, Зверобой. А они, я думаю, могут соблазнить ирокезских
женщин.
— Конечно, могут, Джудит, конечно, могут, — отвечал охотник, впившись
в нее острым взглядом, как будто ему хотелось убедиться, что она
действительно способна на такую жертву. — Но уверены ли вы, девушка, что
у вас хватит духу распроститься с вашими нарядами для такой цели? Много
есть на свете мужчин, которые слывут храбрецами, пока не очутятся лицом
к лицу с опасностью; знавал я также людей, которые считали себя очень
добрыми и готовыми все отдать бедняку, когда слушали рассказы о чужом
жестокосердии, но кулаки их сжимались крепко, как лесной орех, когда
речь заходила об их собственном имуществе. Кроме того, вы красивы, Джу-
дит, — можно сказать, необычайно красивы, — а красивые женщины любят,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *