ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

Марч. — Если они нападут, когда я буду нести лодку, мне хочется, по
крайней мере, выпустить в них один заряд. Пощупай, есть ли на полке по-
рох.
— Все в порядке, — пробормотал Хаттер. — Когда взвалишь на себя ношу,
иди не торопясь, я буду указывать тебе дорогу.
Непоседа с величайшей осторожностью вытащил из дупла пирогу, поднял
ее себе на плени и вместе с Хаттером двинулся в обратный путь, стараясь
не поскользнуться на крутом склоне. Идти было недалеко, но спуск оказал-
ся очень трудным, и Зверобою пришлось сойти на берег, чтобы помочь това-
рищам протащить пирогу сквозь густые заросли. С его помощью они успешно
с этим справились, и вскоре легкое судно уже покачивалось на воде рядом
с первой пирогой. Опасаясь появления врагов, трое путников тревожно ос-
матривали прибрежные холмы и леса. Но ничто не нарушало царившей кругом
тишины, и они отплыли с такими же предосторожностями, как и при высадке.
Хаттер держал курс прямо к середине озера. Отойдя подальше от берега,
старик отвязал вторую пирогу, зная, что теперь она будет медленно дрей-
фовать, подгоняемая легким южным ветерком, и ее нетрудно будет отыскать
на обратном пути освободившись от этой помехи, Хаттер направил свою лод-
ку к тому месту, где Непоседа днем так неудачно пытался убить оленя.
Расстояние от этого пункта до истока не превышало одной мили, и, следо-
вательно, им предстояло высадиться на вражеской территории. Надо было
действовать особенно осторожно.
Однако они благополучно достигли оконечности косы и высадились на уже
известном нам побережье, усыпанном галькой. В отличие от того места, где
они недавно сходили на берег, здесь не нужно было подниматься по крутому
склону: горы обрисовывались во мраке приблизительно в одной четверти ми-
ли далее к западу, а между их подошвой и побережьем тянулась низина.
Длинная, поросшая высокими деревьями песчаная коса имела всего лишь нес-
колько ярдов в ширину. Как и раньше, Хаттер и Непоседа сошли на берег,
оставив пирогу на попечение товарища.
Дуплистое дерево, в котором была спрятана пирога, лежало посредине
косы. Отыскать его было нетрудно.
Вытащив пирогу, Хаттер и Непоседа не понесли ее в то место, где под-
жидал Зверобой, а тут же спустили на воду. Непоседа сел на весла и обог-
нул косу, Хаттер вернулся обратно берегом. Завладев всеми лодками на
озере, мужчины почувствовали себя увереннее. Они уже не испытывали преж-
него лихорадочного желания скорее покинуть берег и не считали нужным
соблюдать прежнюю осторожность. Вдобавок они находились на самом конце
узкой полоски земли, и неприятель мог приблизиться к ним только с фрон-
та.
Это, естественно, увеличивало ощущение безопасности. Вот при таких-то
обстоятельствах они сошлись на низком мысу, усыпанном галькой, и начали
совещаться.
— Ну, кажется, мы перехитрили этих негодяев, — сказал Непоседа посме-
иваясь, — и если они захотят теперь навестить замок, то им придется пус-
титься вплавь. Старый Том, твоя мысль укрыться на озере, право, недурна.
Многие думают, будто земля надежнее воды, но, в конце концов, разум до-
казывает нам, что это совсем не так. Бобры, крысы и другие смышленые
твари ищут спасения в воде, когда им приходится туго. Мы занимаем надеж-
ную позицию и можем вызвать на бой всю Канаду.
— Гребите вдоль южного берега, — сказал Хаттер, — надо посмотреть,
нет ли где-нибудь индейского лагеря. Но сперва дайте мне заглянуть в
глубь бухты — ведь мы не знаем, что тут делается.
Хаттер умолк, и пирога двинулась в том направлении, которое он ука-
зал. Но едва гребцы увидели другой берег бухты, как оба разом бросили
весла. Очевидно, какой-то предмет в один и тот же миг поразил их внима-
ние. Это был всего-навсего гаснущий костер, который отбрасывал дрожащий
слабый свет. Но в такой час и в таком месте это казалось необычайно зна-
чительным. Не было никакого сомнения, что костер горит на индейской сто-
янке. Огонь развели таким образом, что увидеть его можно было только с
одной стороны, да и то лишь на самом близком расстоянии — предосторож-
ность не совсем обычная. Хаттер знал, что где-то там поблизости есть
родник с чистой питьевой водой и что там самая рыбная часть озера, поэ-
тому он решил, что в лагере должны находиться женщины и дети.
— Это не военный лагерь, — прошептал он Непоседе. — Вокруг этого
костра расположилось на ночлег столько скальпов, что можно заработать
уйму денег. Отошли парня с пирогами подальше, от него здесь не будет ни-
какого проку, и приступим тотчас же к делу, как положено мужчинам.
— Твои слова не лишены здравого смысла, старый Том, и мне они по ду-
ше. Садись-ка в пирогу, Зверобой, греби к середине озера и пусти там
вторую пирогу по течению таким же манером, как и первую. Затем плыви
вдоль берега к входу в заводь, только не огибай мыс и держись подальше
от тростников. Ты услышишь наши шаги, а если опоздаешь, я стану подра-
жать крику гагары. Да, пусть крик гагары будет сигналом. Если услышишь
выстрел и тебе тоже захочется подраться, что ж, можешь подплыть ближе к
берегу, и тогда посмотрим, такая ли у тебя верная рука на дикарей, как
на дичь.
— Если вы оба хотите считаться с моими желаниями, то лучше не затевай
этого дела, Непоседа.
— Так-то оно так, милый, но с твоими желаниями считаться никто не же-
лает — и крышка! Итак, плыви на середину озера, а когда вернешься обрат-
но, здесь уже начнется потеха.
Зверобой сел за весла очень неохотно и с тяжелым сердцем. Однако он
слишком хорошо знал нравы пограничных жителей и не пытался урезонивать
их. Впрочем, в тех условиях это было бы не только бесполезно, но даже
опасно. Итак, он молча и с прежними предосторожностями вернулся на сере-
дину зеркального водного пространства и там опустил третью пирогу, кото-
рая под легким дуновением южного ветерка начала дрейфовать к «замку».
Как и раньше, это было сделано в твердой уверенности, что до наступления
дня ветер отнесет легкие судна не больше чем на одну-две мили и поймать
их будет нетрудно. А чтобы какой-нибудь бродяга-дикарь не завладел этими
пирогами, добравшись до них вплавь, — что было возможно, хотя и не очень
вероятно, — все весла были предварительно убраны.
Пустив порожнюю пирогу по течению, Зверобой повернул свою лодку к мы-
су, на который указал ему Непоседа. Крохотное суденышко двигалось так
легко, и опытная рука гребла с такой силой, что не прошло и десяти ми-
нут, как охотник снова приблизился к земле, проплыв за это короткое вре-

мя не менее полумили. Лишь только его глаза различили в темноте заросли
колыхавшихся тростников, которые тянулись в ста футах от берега, он ос-
тановил пирогу. Здесь он и остался, ухватившись за гибкий, но прочный
стебель тростника, поджидая с легко понятным волнением исхода рискован-
ного предприятия, затеянного его товарищами.
Как мы уже говорили, Зверобой впервые в жизни попал на озеро. Раньше
ему приходилось видеть лишь реки и небольшие ручьи, и никогда еще столь
обширное пространство лесной пустыни, которую он так любил, не расстила-
лось перед его взором. Однако, привыкнув к жизни в лесу, он догадывался
о всех скрытых в нем тайнах, глядя на лиственный покров. К тому же он
впервые участвовал в деле, от которого зависели человеческие жизни. Он
часто слышал рассказы о пограничных войнах, но еще никогда не встречался
с врагами лицом к лицу.
Итак, читатель легко представит себе, с каким напряжением молодой че-
ловек в своей одинокой пироге старался уловить малейший шорох, по кото-
рому он мог судить, что творится на берегу. Зверобой прошел превосходную
предварительную подготовку, и, несмотря на волнение, естественное для
новичка, его выдержка сделала бы честь престарелому воину. С того места,
где он находился, нельзя было заметить ни лагеря, ни костра. Зверобой
вынужден был руководствоваться исключительно слухом. Один раз ему пока-
залось, что где-то раздался треск сухих сучьев, но напряженное внимание,
с которым он прислушивался, могло обмануть его.
Так, в томительном ожидании, минута бежала за минутой. Прошел уже це-
лый час, а все было по-прежнему тихо. Зверобой не знал, радоваться или
печалиться такому промедлению; оно, по-видимому, сулило безопасность его
спутникам, но в то же время грозило гибелью существам слабым и невинным.
Наконец, часа через полтора после того, как Зверобой расстался со
своими товарищами, до слуха его долетел звук, вызвавший у него досаду и
удивление. Дрожащий крик гагары раздался на противоположном берегу озе-
ра, очевидно неподалеку от истока. Нетрудно было распознать голос этой
птицы, знакомый всякому, кто плавал по американским озерам. Пронзи-
тельный, прерывистый, громкий и довольно продолжительный, этот крик как
будто предупреждает о чем-то. В отличие от голосов других пернатых оби-
тателей пустыни, его довольно часто можно слышать по ночам. И именно по-
этому Непоседа избрал его в качестве сигнала. Конечно, прошло столько
времени, что оба искателя приключений давно уже могли добраться по бере-
гу до того места, откуда донесся условный зов. И все же юноше это пока-
залось странным.
Если бы в лагере никого не было, они велели бы Зверобою подплыть к
берегу. Если же там оказались люди, то какой смысл пускаться в такой да-
лекий обход лишь для того, чтобы сесть в пирогу!
Что же делать дальше? Если он послушается сигнала и отплывет так да-
леко от места первоначальной высадки, жизнь людей, которые рассчитывают
на него, может оказаться в опасности. А если он не откликнется на этот
призыв, то последствия могут оказаться в равной степени гибельными. Пол-
ный нерешимости, он ждал, надеясь, что крик гагары, настоящий или подде-
ланный, снова повторится. Он не ошибся. Несколько минут спустя пронзи-
тельный и тревожный призыв опять прозвучал в той же части озера. На этот
раз Зверобой был начеку, и слух вряд ли обманывал его. Ему часто прихо-
дилось слышать изумительно искусные подражания голосу гагары, и сам он
умел воспроизводить эти вибрирующие ноты, тем не менее юноша был совер-
шенно уверен, что Непоседа никогда не сумеет так удачно следовать приро-
де. Итак, он решил не обращать внимания на этот крик и подождать друго-
го, менее совершенного, который должен был прозвучать где-нибудь гораздо
ближе.
Едва успел Зверобой прийти к этому решению, как глубокая ночная тиши-
на была нарушена воплем, таким жутким, что он прогнал всякое воспомина-
ние о заунывном крике гагары. То был вопль агонии; кричала женщина или
же мальчик-подросток. Этот зов не мог обмануть. В нем слышались и предс-
мертные муки, и леденящий душу страх.
Молодой человек выпустил из рук тростник и погрузил весла в воду. Но
он не знал, что делать, куда направить пирогу. Впрочем, нерешительность
его тотчас же исчезла. Совершенно отчетливо раздался треск ветвей, потом
хруст сучьев и топот ног. Звуки эти, видимо, приближались к берегу нес-
колько севернее того места, возле которого Зверобою ведено было дер-
жаться. Следуя этому указанию, молодой человек погнал пирогу вперед, уже
не обращая внимания на то, что его могут заметить, Он вскоре добрался
туда, где высокие берега почти отвесно поднимались вверх.
Какие-то люди, очевидно, пробирались сквозь кусты и деревья. Они бе-
жали вдоль берега, должно быть отыскивая удобное место для спуска. В
этот миг пять или шесть ружей выпалили одновременно, и, как всегда, хол-
мы на противоположном берегу ответили гулким эхом. Затем раздались кри-
ки: они вырываются при неожиданном испуге или боли даже у самых отчаян-
ных храбрецов. В кустах началась возня — очевидно, там двое вступили в
рукопашную.
— Скользкий, дьявол! — яростно воскликнул Непоседа. — У него кожа на-
мазана салом. Я не могу схватить его. Ну так вот, получай за свою хит-
рость!
При этих словах что-то тяжелое упало на мелкие кустарники, растущие
на берегу, и Зверобой понял, что его товарищ-великан отшвырнул от себя
врага самым бесцеремонным способом. Потом юноша увидел, как кто-то поя-
вился на склоне холма и, пробежав несколько ярдов вниз, с шумом бросился
в воду. Очевидно, человек заметил пирогу, которая в этот решительный мо-
мент находилась уже недалеко от берега. Чувствуя, что если он встретит
когда-нибудь своих товарищей, то здесь или нигде. Зверобой погнал лодку
вперед, на выручку. Но не успел он сделать и двух взмахов весла, как
послышался голос Непоседы и раздались страшнейшие ругательства; это Не-
поседа скатился на узкую полоску берега, буквально облепленный со всех
сторон индейцами. Уже лежа на земле и почти задушенный своими врагами,
силач издал крик гагары, и так неумело, что при менее опасных обстоя-
тельствах это могло бы вызвать смех. Человек, спустившийся в воду, каза-
лось, устыдился своего малодушия и повернул обратно к берегу, на помощь
товарищу, но шесть новых преследователей, которые тут же прыгнули на
прибрежный песок, набросили на него и тотчас же скрутили.
— Пустите, размалеванные гадины, пустите! — кричал Непоседа, попавший
в слишком серьезную переделку, чтобы выбирать свои выражения. — Мало то-
го, что я свалился, как подпиленное дерево, так вы еще душите меня!
Зверобой понял из этих слов, что друзья его взяты в плен и что выйти
на берег — значит разделить их участь.
Он находился не далее ста футов от берега. Несколько своевременных
взмахов веслом в шесть или восемь раз увеличили расстояние, отделявшее
его от неприятеля.
— Зверобой не смог бы отступить так безнаказанно, если бы индейцы, на

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *