ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

говорит гораздо больше, чем делает.
— Марч — ваш друг, Джудит, а о друзьях нельзя говорить дурно у них за
спиной.
— Мы все знаем, чего стоит дружба Непоседы. Потакайте его причудам, и
он будет самым милым парнем в целой Колонии, но попробуйте только погла-
дить его против шерсти, тут уж ему с собой не совладать. Я не очень люб-
лю Непоседу, Зверобой, и, говоря по правде, думаю, что он отзывается обо
мне не лучше, чем я о нем.
В последних словах прозвучала затаенная горечь.
Если бы ее собеседник лучше знал жизнь и людей, он мог бы заметить по
личику, которое она отвернула, по нервному постукиванию маленькой ножки
и по другим признакам, что мнение Марча далеко не так безразлично для
Джудит, как она утверждала. Читатель со временем узнает, чем это объяс-
нялось — женским ли тщеславием или более глубоким чувством. Зверобой по-
рядком смутился. Он хорошо помнил злые слова Марча. Вредить товарищу он
не хотел и в то же время совершенно не умел лгать. Поэтому ему нелегко
было ответить.
— Марч обо всех говорит напрямик — о друзьях и о врагах, — медленно и
осторожно возразил охотник. — Он из числа тех людей, которые всегда го-
ворят то, что чувствуют в то время, как у них работает язык, а это часто
отличается от того, что он сказал бы, если бы дал себе время подумать. А
вот делавары, Джудит, всегда обдумывают свои слова. Постоянные опасности
сделали их осмотрительными, и длинные языки не пользуются почетом на их
совещаниях у костров.
— Смею сказать, язык у Марча достаточно длинный, когда речь заходит о
Джудит Хаттер и о ее сестре, — сказала девушка, поднимаясь с видом без-
заботного презрения. — Доброе имя молодых девушек — излюбленный предмет
беседы для людей, которые не посмели бы разинуть рот, если бы у этих де-
вушек был брат. Мастер Марч, вероятно, любит злословить на наш счет, но
рано или поздно он раскается.
— Ну, Джудит, вы относитесь к этому слишком уж серьезно. Начать с то-
го, что Непоседа не обмолвился ни единым словом, которое могло бы повре-
дить доброму имени Хетти…
— Понимаю, понимаю, — взволнованно перебила Джудит, — я единственная,
кого он жалит своим ядовитым языком. В самом деле, Хетти… Бедная Хет-
ти! — продолжала она более тихим голосом. — Ее не может задеть его ко-
варное злословие. Бог никогда не создавал более чистого существа, чем
Хетти Хаттер, Зверобой.
— Охотно верю, Джудит, и надеюсь, что то же самое можно сказать о ее
красивой сестре.
В голосе Зверобоя слышалась искренность, которая тронула девушку. Тем
не менее тихий голос совести не смолк и подсказал ответ, который она и
произнесла после некоторого колебания:
— Я полагаю, Непоседа позволил себе какие-нибудь грязные намеки нас-
чет офицеров. Он знает, что они дворяне, а он не может простить ни одно-
му человеку, если тот в каком-нибудь отношении стоит выше его.
— Он, конечно, не мог бы стать королевским офицером, Джудит, но, по
правде говоря, разве охотник на бобров не может быть таким же уважаемым
человеком, как губернатор? Раз уж вы сами заговорили об этом, то, не от-
рицаю, он жаловался, что такая простая девушка, как вы, слишком любит
красные мундиры и шелковые шарфы. Но в нем говорила ревность, и, я ду-
маю, он скорее горевал, как мать может горевать о собственном ребенке.
Быть может, Зверобой не вполне понимал все значение своих слов, кото-
рые он произнес очень серьезно. Он не заметил румянца, покрывшего прек-
расное лицо Джудит, и ему не могло прийти в голову, какая жестокая пе-
чаль заставила эти живые краски тотчас же смениться смертельной блед-
ностью. Минуты две прошли в глубоком молчании; только плеск воды нарушал
тишину; потом Джудит встала и почти судорожно стиснула своей рукой руку
охотника.
— Зверобой, — быстро проговорила она, — я рада, что лед между нами
растаял. Говорят, внезапная дружба кончается долгой враждой, но, я ду-
маю, у нас этого не будет. Не знаю, чем объяснить это, но вы первый муж-
чина, встретившийся на моем пути, который, очевидно, не хочет льстить
мне и не стремится втайне погубить меня. Но ничего не говорите Непоседе,
и как-нибудь мы еще побеседуем с вами об этом.
Девушка разжала пальцы и исчезла в каюте. Озадаченный юноша стоял у
руля неподвижно, как сосна на холме. Он опомнился, лишь когда Хаттер ок-
ликнул его и предложил ему держать правильно курс баржи,

Глава VI
Так падший ангел говорил скорбя,
По виду чванясь, но на самом деле
Отчаяньем глубоким истомленный…
Мильтон, «Потерянный рай»

Вскоре после ухода Джудит подул легкий южный ветерок, и Хаттер поднял
большой квадратный парус. Когда-то он развевался на реях морского шлюпа.
Океанские бризы продырявили парус, его забраковали и продали.
У старика был также легкий, но прочный брус из тамаракового дерева,
который в случае надобности он мог укреплять стоймя. С помощью этого не-
хитрого приспособления парус развевался по ветру. Теперь уже не было на-
добности работать веслами. Часа через два на расстоянии сотни ярдов в
темноте показался «замок». Тогда парус спустили, и ковчег, продолжая
плыть вперед, пристал к постройке; здесь его и привязали.
С той поры, как Непоседа и его спутник покинули дом, никто в него не
входил. Всюду царила полуночная тишина. Враги были близко, и Хаттер при-
казал дочерям не зажигать свет. В теплое время года они вообще редко
позволяли себе такую роскошь, потому что огонь мог служить маяком, ука-
зывающим путь неприятелям.
— При дневном свете, под защитой этих толстых бревен, я не боюсь це-
лого полчища дикарей, — прибавил Хаттер, объяснив гостям, почему он зап-
ретил зажигать огонь. — У меня здесь всегда наготове три-четыре добрых
ружья, а вот этот длинный карабин, который называется «оленебоем», ни-
когда не дает осечки. Ночью совсем не то. В темноте может невидимо подп-
лыть пирога, а дикари знают столько всяких военных уловок, что я предпо-
читаю иметь дело с ними при ярком солнце. Я выстроил это жилище, чтобы

держать их на расстоянии ружейного выстрела, если дойдет до драки. Неко-
торые считают, что дом стоит слишком на виду и на слишком открытом мес-
те, но я предпочитаю держаться на якоре здесь, подальше от зарослей и
кустарников, и думаю, что это самая безопасная гавань.
— Я слыхал, что ты был когда-то моряком, старый Том? — спросил Непо-
седа со своей обычной резкостью, пораженный двумя-тремя техническими
морскими выражениями, которые употребил его собеседник, — И люди думают,
что ты мог бы рассказать много диковинных историй о битвах и кораблекру-
шениях.
— Мало ли на свете людей, Непоседа, — возразил Хаттер уклончиво, —
которые всегда суют нос в чужие дела! Кое-кому из них удалось отыскать
дорогу в наши леса. Кем я был и что видел в дни моей юности? Какое это
имеет значение сейчас, когда поблизости дикари! Гораздо важнее знать,
что может случиться в ближайшие двадцать четыре часа, чем болтать о том,
что было двадцать четыре года назад.
— Тамарак — американская лиственница.
— Это правильно, да, это совершенно правильно. Здесь Джудит и Хетти,
и мы должны их охранять, не говоря уже о наших чубах. Что до меня, то я
могу спать в темноте так же хорошо, как и при полуденном солнце. Меня не
очень заботит, есть ли под рукой свечка, чтобы можно было видеть, как я
закрываю глаза.
Зверобой редко считал нужным отвечать на шутки товарища, а Хаттер,
очевидно, не хотел больше обсуждать эту тему, и разговор прекратился.
Как только девушки ушли спать, Хаттер пригласил товарищей последовать за
ним на баржу. Здесь старик рассказал им о своем плане, умолчав, впрочем,
о той его части, которую собирался выполнить лишь с помощью одного Непо-
седы.
— В нашем положении важнее всего удержать господство на воде, — начал
он. — Пока на озере нет другого судна, пирога из древесной коры стоит
военного корабля, потому что к замку трудно подобраться вплавь. В здеш-
них местах есть лишь пять пирог; две из них принадлежат мне и одна —
Гарри. Все три находятся здесь: одна стоит в доке под домом и две привя-
заны к барже. Остальные две спрятаны на берегу, в дуплах деревьев, но
дикари — хитрые бестии и, наверное, поутру обшарят каждый уголок, если
они всерьез решили добраться до наших скальпов…
— Друг Хаттер, — перебил его Непоседа, — еще не родился на свет тот
индеец, который сумел бы отыскать тщательно спрятанную пирогу. Я недавно
это проделал, и Зверобой убедился, что я могу так спрятать лодку, что
сам не в силах отыскать ее.
— Правда твоя, Непоседа, — подтвердил молодой человек, — но ты забы-
ваешь, что проморгал свой собственный след. А я его заметил. Я совершен-
но согласен с мастером Хаттером и думаю, что с нашей стороны будет го-
раздо осторожнее не слишком полагаться на ротозейство индейцев. Если
можно пригнать те две пироги к замку, то чем скорее мы это сделаем, тем
лучше.
— И вы согласны помочь нам? — спросил Хаттер, явно удивленный и обра-
дованный этим предложением.
— Конечно. Я готов участвовать в любом деле, которое прилично белому
человеку. Природа велит нам защищать свою жизнь и жизнь других, когда
представится такой случай. Я последую за вами, Плавучий Том, хоть в ла-
герь мингов и постараюсь исполнить мой долг, если дойдет до драки. Но я
никогда не принимал участия в битвах и не смею обещать больше, чем могу
исполнить.
Всем нам известны наши намерения, а вот силу свою мы познаем, лишь
испытав ее на деле.
— Вот это сказано скромно и благопристойно, парень! — воскликнул Не-
поседа. — Ты еще никогда не слышал звука вражеской пули. И позволь ска-
зать тебе, что этот звук так же отличается от выстрела охотника, как
смех Джудит Хаттер в ее веселые минуты от воркотни старой голландской
домохозяйки на Махоке. Я не жду, Зверобой, что ты окажешься бравым вои-
ном, хотя по части охоты на оленей и ланей тебе нет равного в здешних
местах. Но, когда дойдет до настоящей работы, помоему, ты покажешь тыл.
— Увидим, Непоседа, увидим, — возразил молодой человек смиренно. —
Так как я никогда еще не дрался, то не стану и хвастать. Я слыхал о лю-
дях, которые здорово храбрились перед боем, а в бою ничем не отличились;
слыхал и о других, которые не спешили восхвалять собственную смелость,
но на деле оказывались не так уж плохи.
— Во всяком случае, мы знаем, что вы умеете грести, молодой человек,
— сказал Хаттер, — а это все, что от вас требуется сегодня ночью. Не бу-
дем терять дорогого времени и перейдем от слов к делу.
Пирога скоро была готова к отплытию, и Непоседа со Зверобоем сели на
весла. Однако, прежде чем отправиться в путь, старик, войдя в дом, в те-
чение нескольких минут разговорил с Джудит. Потом он занял место в пиро-
ге, которая отчалила в ту же минуту.
Если бы в этой глуши кто-нибудь воздвиг храм, часы на колокольне про-
били бы полночь, когда трое мужчин пустились в задуманную экспедицию.
Тьма сгустилась, хотя ночь по-прежнему стояла очень ясная и звезды со-
вершенно достаточно освещали путь нашим искателям приключений. Хаттер
один знал места, где были спрятаны пироги, поэтому он правил, в то время
как оба его товарища осторожно поднимали и погружали весла. Пирога была
так легка, что они гребли без всяких усилий и приблизительно через пол-
часа подплыли к берегу в одной миле от «замка».
— Положите весла, друзья, — сказал Хаттер тихо. — Давайте немного ос-
мотримся. Теперь нам надо держать ухо востро: у этих тварей носы словно
у ищеек.
Внимательный осмотр берегов длился довольно долго. Трое мужчин вгля-
дывались в темноту, ожидая увидеть струйку дыма, поднимающуюся между
холмами над затухающим костром, однако не заметили ничего особенного.
Они находились на порядочном расстоянии от того места, где встретили ди-
карей, и решили, что можно безопасно высадиться на берег. Весла зарабо-
тали вновь, и вскоре киль пироги с еле слышным шуршанием коснулся приб-
режной гальки. Хаттер и Непоседа тотчас же выскочили на берег, причем
последний взял оба ружья. Зверобой остался охранять пирогу. Дуплистое
дерево лежало невдалеке от берега на склоне горы. Хаттер осторожно про-
бирался вперед, останавливаясь через каждые три шага и прислушиваясь, не
раздастся ли гденибудь вражеская поступь. Однако повсюду по-прежнему
господствовала мертвая тишина, и они беспрепятственно добрались до мес-
та.
— Здесь, — прошептал Хаттер, поставив ногу на ствол упавшей липы. —
Сперва передай мне весла и затем вытащи лодку как можно осторожнее, по-
тому что в конце концов, эти негодяи могли оставить ее нам вместо при-
манки.
— Держи, старик, мое ружье наготове, прикладом ко мне, — ответил

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *