ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

редственной опасности сменилось тягостным сознанием и что на берегу при-
таилось много индейцев, которые, конечно, не упустят возможности погу-
бить обитателей ковчега. Понятно, что больше всех беспокоился Хаттер, а
дочери, привыкшие во всем полагаться на отца, не отдавали себе ясного
отчета в том, что им грозило. Старик Хаттер прекрасно сознавал, что два
товарища могут покинуть его в любую минуту. Это обстоятельство, как лег-
ко мог заметить внимательный наблюдатель, тревожило его сильнее всего.
— У нас есть большое преимущество перед ирокезами и всеми другими
врагами, как бы они там ни назывались, — сказал он, — потому что мы на-
конец, выбрались на чистую воду. На озере нет ни одной лодки, которой я
бы не знал. Свою пирогу ты пригнал сюда, Непоседа, на берегу теперь ос-
талось только две, и они так хороню спрятаны в дуплах деревьев, что как
бы индейцы ни старались, они едва ли их отыщут.
— Ну, этого нельзя утверждать, — заметил Зверобой. — Уж если красно-
кожий задумал что-нибудь отыскать, то чутье у него становится лучше, чем
у собаки. Если они вышли на охоту за скальпами и надеются пограбить, то
вряд ли какое-нибудь дупло укроет пирогу от их глаз.
— Ты прав. Зверобой! — воскликнул Гарри Марч. — В таких вопросах ты
непогрешим, и я рад, очень рад, что моя пирога здесь, у меня под рукой.
Я полагаю, старый Том, что если они серьезно решили выкурить нас, то еще
до завтрашнего вечера отыщут все пироги, а потому нам не мешает взяться
за весла.
Хаттер ответил не сразу. С минуту он молчаливо глядел по сторонам,
осматривая небо, озеро и плотно охватывавшую его со всех сторон полосу
леса. Нигде он не заметил тревожных примет. Бесконечные леса дремали в
глубоком спокойствии. Небеса были безмятежно ясны, их еще золотил свет
заходящего солнца, а озеро казалось более прекрасным и мирным, чем в те-
чение всего этого дня. То было зрелище всеобщего умиротворения: оно уба-
юкивало человеческие страсти, навевало на них священный покой. Какое
действие оно произвело на наших героев, покажет дальнейшее повествова-
ние.
— Джудит, — сказал отец, закончив недолгий, но внимательный осмотр, —
вот-вот наступит ночь. Приготовь нашим друзьям чего-нибудь поесть. После
долгого перехода они, должно быть, здорово проголодались.
— Мы не голодны, мастер Хаттер, — заметил Марч. — Мы основательно
заправились, когда подошли к озеру. Что до меня, то общество Джуди я
предпочитаю даже ужину, приготовленному ею. В такой тихий вечер приятно
посидеть рядком.
— Природа остается природой, — возразил Хаттер, — и желудок требует
пищи… Джудит, приготовь чего-нибудь поесть, и пусть сестра тебе помо-
жет… Мне надо побеседовать с вами, друзья, — продолжал он, лишь только
дочери удалились, — я не хочу, чтобы девочки были при этом. Вы видите, в
каком я положении. Мне хотелось бы услышать ваше мнение о том, как лучше
поступить. Уже три раза поджигали мой дом, но это было на берегу. Я счи-
тал себя в полной безопасности, с тех пор как построил замок и ковчег.
Однако раньше все неприятности случались со мной в мирное время, и это
были сущие пустяки, к которым должен быть готов всякий, кто живет в ле-
су. Но теперь дело приняло серьезный оборот, и я надеюсь, что ваши сооб-
ражения на этот счет облегчат мне душу.
— По-моему, старый Том, и ты сам, и твоя хижина, и твои капканы, и
все твои владения попали в отчаянную переделку, — деловито ответил Непо-
седа, не считавший нужным стесняться. — Насколько я понимаю, они не сто-
ят сегодня И половины того, что стоили вчера. Я бы не дал за них больше,
если бы даже пришлось рассчитываться шкурами.
— Но у меня дети! — продолжал отец таким тоном, что даже самый прони-
цательный наблюдатель затруднился бы сказать, что это: искусное прит-
ворство или же искреннее выражение родительской тревоги. — Дочери, Непо-
седа, и к тому же хорошие девушки, смею сказать, хоть я их отец.
— Всякий имеет право говорить что угодно, мастер Хаттер, особенно
когда ему приходится круто. У тебя и впрямь две дочки, и одна из них по
красоте не имеет себе равной на всей границе, хотя манеры у нее могли бы
быть получше. А что до бедной Хетти, то она — Хетти Хаттер, и это все,
что можно сказать о бедном создании. Я бы попросил у тебя руки Джудит,
если бы ее доведение было под стать ее наружности.
— Вижу, Гарри Марч, что на тебя особенно нечего рассчитывать. Вероят-
но, твой товарищ рассуждает так же, — возразил старик с некоторой над-
менностью, не лишенной достоинства. — Ладно, буду уповать на провидение,
оно, быть может, не останется глухим к отцовским молитвам.
— Если вы подозреваете, что Непоседа собирается бросить вас, — сказал
Зверобой с простодушной серьезностью, придававшей еще большее значение
его словам, — то я думаю, что вы к нему несправедливы. Я думаю, что вы
несправедливы и ко мне, предполагая, что я последую за ним, если он ока-
жется таким бессердечным, что на всей границе-то есть в обширной полосе,
где поселения европейских колонистов граничили с девственным лесом. Гра-
ница эта непрерывно перемещалась с востока на запад, бросит в беде целое
семейство. Я пришел на это озеро, мастер Хаттер, повидаться с другом. Не
сомневаюсь поэтому, что завтра на закате солнца найдется еще один кара-
бин, чтобы защищать вас. Правда, этот карабин так же, как и мой, еще не
испытан в бою, однако он не раз уже доказал свою меткость на охоте как
по мелкой, так и по крупной дичи.
— Стало быть, я могу надеяться, что вы останетесь защищать меня и мо-
их дочерей? — спросил старик с выражением отцовской тревоги на лице.
— Можете, Плавучий Том, если позволите так называть вас. Я буду защи-
щать вас, как брат сестру, как муж жену или как поклонник свою возлюб-
ленную. В этой беде вы можете рассчитывать на меня во всем, и я думаю,
что Непоседа изменит своему характеру и своим желаниям, если не скажет
вам того же.
— Ну вот еще! — крикнула Джудит, выглядывая изза двери. — Он непоседа
и по прозвищу и по характеру и, уж конечно, не станет сидеть на месте,
когда почувствует, что опасность грозит его смазливой физиономии. Ни
«старый Том», ни его «девочки» не рассчитывают на мастера Марча: они
достаточно его знают. Но на вас они надеются. Зверобой. Ваше честное ли-
цо и честное сердце порука тому, что вы исполните ваше обещание.
Все это было сказано скорее с притворным, чем с искренним гневом на
Непоседу. И все же подлинное чувство звучало в словах девушки. Вырази-
тельное лицо Джудит достаточно красноречиво говорило об этом. И если
Марчу показалось, что еще ни разу он не видел на этом лице такого горде-

ливого презрения (чувство, которое особенно было свойственно красавице),
то, уж конечно, еще никогда не светилось оно такой нежностью, как в тот
миг, когда голубые глаза взглянули на Зверобоя.
— Оставь нас, Джудит! — строго приказал Хаттер, прежде чем молодые
люди успели ответить. — Оставь нас и не возвращайся, пока не приготовишь
дичь и рыбу. Девушка избалована лестью офицеров, которые иногда забира-
ются сюда, мастер Марч, и ты не станешь обижаться на ее глупые слова.
— Ничего умнее ты никогда не говорил, старый Том! — возразил Непосе-
да, которого покоробило от заме-

чания Джудит. — Молодцы из форта испортили ее сво-
ими чертовскими языками. Я едва узнаю Джуди и скоро
стану поклонником ее сестры, она мне гораздо больше
по вкусу.
— Рад слышать это, Гарри, и вижу в этом признак того, что ты готов
остепениться. Хетти будет гораздо более верной и рассудительной спутни-
цей жизни, чем Джудит, и, вероятно, охотнее примет твои ухаживания. Я
очень боюсь, что офицеры вскружили голову ее сестрице.
— Не может быть на свете более верной жопы, чем Хетти, — ответил Не-
поседа, смеясь, — хотя я не ручаюсь за ее рассудительность. Но все рав-
но: Зверобой не ошибся, когда сказал, что вы найдете меня на посту. Я не
брошу тебя, дядя Том, каковы бы ни были мои чувства и намерения насчет
твоей старшей дочки.
За свою удаль Непоседа пользовался заслуженным уважением среди това-
рищей, и — потому Хаттер с нескрываемым удовольствием выслушал его обе-
щание. Огромная физическая сила Непоседы была неоценимой подмогой даже
теперь, когда нужно было только продвинуть ковчег, а как же она сможет
пригодиться во время рукопашных схваток в лесу! Ни один военачальник,
очутившийся в трудной боевой обстановке, не радовался так, услышав о
прибытии — подкреплений, как обрадовался Плавучий Том, узнав, что могу-
чий союзник не покинет его. За минуту до того Хаттер готов был ограни-
читься одной обороной, но лишь только он почувствовал себя в безопаснос-
ти, как неугомонный дух внушил ему желание перенести военные действия на
неприятельскую территорию.
— За скальпы дают большие премии, — заметил он с мрачной улыбкой, как
бы ощущая всю силу искушения и в тоже время давая понять, что считает не
совсем удобным зарабатывать деньги способом, который внушает отвращение
всем цивилизованным людям. — Быть может, и не очень хорошо получать
деньги за человеческую кровь, но если уж люди начали истреблять друг
друга, то почему бы не присоединить маленький кусочек кожи к остальной
добыче? Что ты думаешь об этом, Непоседа?
— Думаю, что ты здорово дал маху, старик, назвав дикарскую кровь че-
ловеческой кровью, только и всего! Снять скальп с краснокожею, по-моему,
все равно что отрезать пару волчьих млей, и я с легким сердцем готов
брать деньги и за то и за другое. Что касается белых, то это иное дело,
потому что в них врожденное отвращение к скальпировке, тогда как индеец
бреет себе голову в ожидании ножа и отращивает на макушке чуб, словно
для того, чтобы удобнее было схватить его.
— Вот это значит рассуждать, как подобает мужчине, и я сразу понял,
что если уж ты на нашей стороне, то будешь помогать нам всем сердцем, —
подхватил Том, отбрасывая всякую сдержанность, лишь только заметил наст-
роение товарища — Это нашествие краснокожих может кончиться так, как им
и не снилось. Полагаю, Зверобой, что вы согласны с Гарри и также считае-
те, что этим способом можно заработать деньги не менее достойно, чем
охотой.
— Нет, я этому не сочувствую, — возразил молодой человек. — Я не спо-
собен снимать скальпы. Если вы и Непоседа собираетесь заработать деньги,
которые посулило колониальное начальство, добывайте их сами, а женщин
оставьте на мое попечение, Я не разделяю ваших взглядов на обязанности
белого человека, но уверен, что долг сильного заключается в том, чтобы
защищать слабого.
— Гарри Непоседа, вот урок, который вам надо затвердить наизусть и
применять на деле, — донесся из каюты приятный голос Джудит — явное до-
казательство того, что она подслушала весь разговор.
— Довольно глупостей, Джудит! — крикнул отец сердито. — Отойди по-
дальше, мы говорим о том, о чем женщинам слушать не следует.
Отнако Хаттер даже не оглянулся, что удостовериться, что его приказа-
ние исполнено. Он понизил голос и продолжал:
— Молодой человек прав — мы можем оставить детей на его попечение. А
моя мысль такова, и, я ты найдешь ее правильной. На берегу собралось
скопище дикарей, среди них есть и женщины. Я говорил об этом при девоч-
ках, они могут расстроиться, когда дойдет до настоящего дела. Я узнал
это, рассматривая следы мокасин; возможно, что эти индейцы просто охот-
ники, которые еще ничего не слыхали о войне и о премиях за скальпы.
— В таком случае, старый Том, почему они, вместо того чтобы при-
ветствовать нас, хотели перерезать нам глотки? — спросил Гарри.
— Мы не знаем, так ли кровожадны были их намерения. Индейцы привыкли
нападать врасплох из засады и, наверное, хотели сначала забраться на
борт ковчега, а потом поставить нам свои условия. Если дикари стреляли в
нас, обманувшись в своих ожиданиях, то это дело обычное, и я не придаю
ему большого значения. Сколько раз в мирное время они поджигали мой дом,
воровали дичь из моих капканов и стреляли в меня!
— Я знаю, негодяи любят проделывать такие штуки, и Мы имеем право
платить им той же монетой. Женщины действительно не следуют за мужчинами
по тропе войны, так что, может быть, ты и прав.
— Но охотники не выступают в боевой раскраске, — возразил Зверобой. —
Я хорошо рассмотрел этих мингов и знаю, что они пустились на охоту за
людьми, а не за бобрами или другой дичью.
— А что ты на это скажешь, старик? — подхватил Непоседа.
— Уж если речь идет о зоркости глаза, то я скоро буду верить этому
молодому человеку не меньше, чем самому старому поселенцу во всей нашей
Колонии. Если он говорит, что индейцы в боевой раскраске, то, стало
быть, так оно и есть. Военный отряд повстречался, должно быть с толпой
охотников, а среди них, несомненно, есть женщины. Гонец, принесший весть
о войне, проходил здесь всего несколько дней назад, и, может быть, воины
пришли теперь, чтобы отправить обратно женщин и детей и нанести первый
удар.
— Любой согласится с этим, и это истинная правда! — вскричал Непосе-
да. — Ты угадал, старый Том, и мне хочется послушать, что ты предлагаешь
делать.
— Заработать побольше денег на премиях, — отвечал собеседник холодно
и мрачно. Лицо его выражало скорее бессердечную жадность, чем злобу или
жажду мести. — Если там есть женщины и дети, то, значит, можно раздобыть

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *