ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Зверобой, или Первая тропа войны

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Купер Джеймс Фенимор: Зверобой, или Первая тропа войны

мой отец.
— Ты, Джудит, всегда находишь друзей там, где я подозреваю врагов, —
проворчал Том. — Но говорите, молодой человек, что вы думаете об этом
мокасине.
— Это не делаварская работа, — ответил Зверобой, внимательно разгля-
дывая изношенный и пришедший в негодность мокасин. — Я еще слишком нео-
пытен и не показал себя на тропе войны, чтобы говорить уверенно, но мне
кажется, что мокасин этот сплетен на севере и попал сюда из Страны Вели-
ких Озер.
— Если это так, то здесь нельзя оставаться ни минуты, — сказал Хат-
тер, выглядывая из лиственного прикрытия, как будто он уже ожидал уви-
дать, врагов на другом берегу узкого и извилистого протока. — До ночи
осталось не больше часа, а в темноте невозможно двигаться без шума, и он
непременно выдаст нас. Слышали вы эхо от выстрела в горах полчаса назад?
— Да, старик, — ответил Непоседа, только теперь сообразивший, какую
оплошность он допустил. — Я слышал выстрел, потому что ведь это я спус-
тил курок.
— А я боялся, что стреляют французские индейцы. Все равно — это могло
заставить их насторожиться и навести на наш след. Ты худо сделал, выпа-
лив без толку в военное время.
— Я и сам так начинаю думать, дядя Том. Однако если человек даже в
безлюдной глуши не смеет выстрелить из страха, что враг услышит его, то
на кой черт носить при себе карабин!
Хаттер еще долго совещался с обоими гостями, пока собеседники оконча-
тельно не уяснили себе создавшегося положения. Старик растолковал им,
как трудно будет вывести в темноте ковчег из такого узкого и быстрого
протока, не произведя шума, который неминуемо достигнет индейских ушей.
Кто бы ни были пришельцы, бродящие по соседству, они, во всяком случае,
станут держаться возможно ближе к озеру или к реке. Берега реки во мно-
гих местах заболочены: к тому же она извилиста и так заросла кустами,
что по ней при дневном свете можно передвигаться, не подвергаясь ни ма-
лейшей опасности быть обнаруженными. Поэтому ушей следует остерегаться
гораздо больше, чем глаз, особенно пока судно будет находиться в корот-
ком, и прикрытом лиственным сводом участке протока.
— Страна Великих Озер — побережье озер Верхнего, Онтарио, Эри, Мичи-
гана в Гурона, населенное гуронами, или мингами.
— Место это очень удобно, чтобы расставлять капканы, да и укрыто оно
от любопытных глаз гораздо лучше, чем озеро. И все же я никогда не заби-
раюсь сюда, не приняв предварительно всех мер, чтобы выбраться обратно,
— продолжал старый чудак. — А выбираться отсюда гораздо легче, подтяги-
вая судно на канате, чем отталкиваясь веслом. Якорь лежит в открытом
озере, у начала протока, а здесь вы видите канат, за который можно тя-
нуть. Но без вашей помощи, с одной только парой рук, было бы довольно
тяжело протащить такую баржу вверх по течению. К счастью, Джуди орудует
веслом не хуже меня, и когда мы не боимся неприятеля, то выбраться из
реки бывает не слишком трудно.
— А что мы выиграем, мастер Хаттер, переменив позицию? — серьезно
спросил Зверобой. — Здесь мы хорошо укрыты и, засев в каюте, можем упор-
но обороняться.
Сам я никогда не участвовал в боях и знаю о них только понаслышке, но
мне кажется, что мы могли бы одолеть двадцать мингов под защитой таких
укреплений.
— Эх, эх! Никогда не участвовали в боях и знаете о них только понас-
лышке! Это сразу заметно, молодой человек. Видели вы когда-нибудь озеро
пошире этого, прежде чем явились сюда с Непоседой?
— Не могу сказать, чтобы видел, — скромно ответил Зверобой. — В мои
годы надо учиться, и я вовсе не желаю возвышать голос в совете, пока не
наберусь достаточно опыта.
— Хорошо. В таком случае я объясню вам все невыгоды этой позиции и
все преимущества боя на открытом озере. Здесь, видите ли, дикари будут
направлять свод выстрелы прямо в цель, и надо полагать, что несколько
пуль все же попадут в щели между бревнами. Нам же придется стрелять нау-
гад в лесную чащу. Кроме того, пока я здесь, дикари могут захватить и
разграбить замок, и тогда пропадет все мое имущество. А когда мы выйдем
на озеро, на нас могут напасть только в лодках или на плотах, и там мы
можем заслонить замок ковчегом. Понятно ли все это, юноша?
— Да, это звучит разумно, и я не стану с вами спорить.
— Ладно, старый Том! — крикнул Непоседа. — Если надо убираться отсю-
да, то, чем скорее мы это сделаем, тем раньше узнаем, суждено ли нам
воспользоваться сегодня нашими собственными волосами в качестве ночных
колпаков.
Предложение это было настолько благоразумно, что никто не подумал
возражать против него. После краткого предварительного совещания трое
мужчин поспешили сдвинуть ковчег с места.
Причалы были отданы в один миг, и тяжелая махина медленно выплыла
из-под прикрытия. Лишь только она освободилась от помехи, которую предс-
таваляли собой ветви, сила течения почти вплотную прибила ее к западному
берегу.
У всех невольно сжалось сердце, когда ковчег, ломая ветви, начал про-
бираться сквозь кусты и деревья: никто не знал, когда и где может поя-
виться тайный лютый враг. Сумрачный свет, все еще струившийся через на-
висший лиственный покров и пролагавший себе дорогу сквозь узкий, похожий
на ленту просвет над рекой, усиливал ощущение опасности: предметы видны,
но очертания их расплывались. Солнце еще не закатилось, но прямые лучи
его уже не проникали в долину; вечерние тени начали сгущаться, и лесной
сумрак становился еще более жутким и унылым.
Однако мужчины все время вытягивали канат, и ковчег медленно и безос-
тановочно двигался вперед. У баржи было очень широкое днище, поэтому она
неглубоко сидела в воде и плыла довольно легко.
Опыт подсказал Хаттеру еще одну меру предосторожности, устранявшую
препятствия, которые иначе неизбежно поджидали бы их у каждого изгиба
реки. Когда ковчег спускался вниз по течению, Хаттер погрузил в воду на
самой середине протока тяжелые камни, привязанные к канату. Благодаря
этому образовалась цепь якорей: каждый из них удерживался на месте при
помощи предыдущего. Не будь этих якорей, ковчег неминуемо цеплялся бы за
берега; теперь же он плыл, легко и обходя их.
Пользуясь всеми выгодами этой уловки и подгоняемые боязнью встре-

титься с индейцами, Плавучий Том и оба его товарища тянули ковчег вверх
по течению с такой быстротой, какую только допустила прочность каната.
На каждом повороте протока со дна поднимали камень, после чего курс бар-
жи изменялся и она направлялась к следующему камню. Иногда Хаттер тихим,
приглушенным голосом побуждал друзей напрячь все свои силы, иногда. Пре-
достерегал их от излишнего усердия, которое в данном случае могло быть
опасным.
Несмотря на то что мужчины привыкли к лесам, угрюмый характер густо
заросшей и затененной реки усиливал томившее их беспокойство. И когда
наконец ковчег достиг первого поворота Саскуиханны, и глазу открылась
широкая гладь озера, все испытали чувство облегчения, в котором, быть
может, не хотели признаться. Со дна подняли последний камень; канат уже
тянулся прямо к якорю, заброшенному, как объяснил Хаттер, в том месте,
где начиналось течение.
— Слава богу! — воскликнул Непоседа. — Наконец-то показался дневной
свет, и мы скоро сможем увидеть наших врагов, если нам суждено иметь с
ними дело!
— Ну, этого еще нельзя сказать, — проворчал Хаттер. — На берегу, у
самого истока, осталось одно местечко, где может притаиться целая шайка.
Самая опасная минута настанет тогда, когда, миновав эти деревья, мы вый-
дем на открытое место: тогда враги останутся под прикрытием, а мы будем
на виду… Джудит, моя девочка, брось весло и спрячься в каюту вместе с
Хетти, и, пожалуйста, не высовывайтесь из окошка. Те, с кем, может быть,
придется нам встретиться, вряд ли станут любоваться вашей красотой… А
теперь, Непоседа, давай-ка тоже войдем внутрь и будем тянуть канат из-за
двери; что, по крайней мере, избавит нас от всяких неожиданностей…
Друг Зверобой, здесь течение гораздо слабее и канат лежит совершенно
прямо, поэтому будет гораздо лучше, если вы станете переходить от окошка
к окошку и следить за тем, что делается снаружи. Но помните: прячьте го-
лову, если только вам дорога жизнь. Как знать, когда и где мы услышим о
наших соседях.
Зверобой повиновался, не испытывая страха. Он был сильно возбужден,
оттого что попал в совершенно новое для него положение. Впервые в жизни
он находился поблизости от врага или, во всяком случае, имел все основа-
ния предполагать это. Когда он занял место у окошка, ковчег проходил че-
рез самую узкую часть протока, откуда началась река в собственном смысле
этого слова и где деревья переплетались наверху, прикрывая проток зеле-
ным сводом.
Ковчег уже оставлял за собой последнюю извилину этого лиственного ко-
ридора, когда Зверобой, высмотрев все, что можно было увидеть на восточ-
ном берегу реки, прошел через каюту, чтобы взглянуть на западный берег
через другое окошко. Он появился у этого наблюдательного пункта как
нельзя более вовремя: не успел он приложить глаз к щели, как увидел зре-
лище, способное, несомненно, напугать такого молодого и неопытного часо-
вого. Над водой, образуя дугу, свисало молодое деревце; когда-то оно тя-
нулось к свету, а потом было придавлено тяжестью снега — случай нередкий
в американских лесах. И вот на это дерево уже взбиралось человек шесть
индейцев, а другие стояли внизу, готовясь последовать за первыми, лишь
только освободится место Индейцы, очевидно, намеревались, перебравшись
по стволу, соскочить на крышу ковчега, когда судно будет проплывать под
ними. Это не представляло большой трудности, так как по склоненному де-
реву передвигаться были легко. Ветви служили достаточно прочной опорой
рукам, а прыгнуть с такой высоты ничего не стоило. Зверобой увидел эту
кучку краснокожих в ту минуту, когда они только что вышли из леса и на-
чали карабкаться по стволу. Давнее знакомство с индейскими обычаями под-
сказало охотнику, что пришельцы в полной боевой раскраске и принадлежат
к враждебному племени.
— Тяни, Непоседа, — закричал он, — тяни изо всех сил, если любишь
Джудит Хаттер! Тяни, малый, тяни!
Молодой охотник знал, что обращается к человеку, обладающему испо-
линской мощью. Призыв прозвучал грозно и предостерегающе. Хаттер и Марч,
поняв все его значение, в самый опасный момент изо всей мочи налегли на
канат. Ковчег пошел вдвое быстрее и наконец выскользнул из-под лесного
свода, словно сознавая нависшую над ним беду.
Заметив, что они обнаружены, индейцы издали громкий боевой клич и
сломя голову начали прыгать с дерева, стараясь попасть на кровлю ковче-
га. На дерево уже успели взобраться шесть человек, и они один за другим
пытали свое счастье. Но все падали в воду — кто ближе, а кто дальше, в
зависимости от того, раньше или позже оказались они на дереве.
Лишь вождь, занимавший наиболее опасный пост впереди всех, прыгнул
раньше других и упал на баржу как раз возле кормы. Однако он был так ог-
лушен, что минуту стоял согнувшись, не соображая, что с ним происходит.
В это мгновение Джудит, с разгоревшимися щеками и еще более красивая,
чем всегда, выскочила из каюты и, собрав все свои силы, одним толчком
сбросила индейца за борт, головой прямо в реку. Едва успела она совер-
шить этот решительный поступок, как в ней пробудилась слабая женщина.
Она наклонилась над кормой, желая узнать, что стало с упавшим, и выраже-
ние ее глаз смягчилось. Лицо девушки зарумянилось от стыда и удивления
перед собственной смелостью, и она рассмеялась своим обычным приятным
смехом. Все это было делом секунды. Потом рука Зверобоя обхватила ее за
талию и увлекла обратно в каюту. Отступление произошло вовремя. Едва они
очутились под прикрытием, как весь лес огласился воплями и пули застуча-
ли по бревнам.
Тем временем ковчег продолжал продвигаться вперед: после этого не-
большого происшествия ему уже не грозила опасность. Как только погасла
первая вспышка гнева, дикари прекратили стрельбу, поняв, что лишь зря
тратят заряды. Хаттер вытащил из воды последний якорь. Течение здесь бы-
ло тихое, и судно продолжало медленно плыть вперед, пока не очутилось в
открытом озере, хотя настолько близко от берега, что пули представляли
еще некоторую угрозу. Хаттер и Марч под прикрытием бревенчатых стен на-
легли на весла и вскоре отвели ковчег настолько далеко, что враги поте-
ряли желание снова напасть на них.

Глава V
Пусть раненый олень ревет,
А уцелевший скачет.
Где спят, а где — ночной обход;
Кому что рок назначит.
Шекспир, «Гамлет»

На носу баржи состоялось новое совещание, на котором присутствовали
Джудит и Хетти. Враг уже не мог напасть неожиданно, но ощущение непос-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *