ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Автостопом на Эльбрус

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Лапшин Григорий: Автостопом на Эльбрус

Мы поняли, что попали к таксисту, и выскочили из автобуса со словами
«предупреждать надо!»
Пойдя немного вдоль дороги, обнаружили в сосновом лесу заросли
земляники и следующие полчаса объедались ягодами. Наконец Наташа сказала,
что уже хватит земляники и нужно добраться-таки до нарзана.
Тут же застопили местную машину, водитель ее был уже осведомлен о нашей
сущности и мы без лишних слов домчались до «Поляны».
Это была огромная ровная площадка, периметр которой обрамлял каменный
бордюр. Здесь оборудованы семь нарзанных источников. Вода в них немного
отличалась по вкусу и степени газированности. Выбрав самую газированную, мы
уселись на краю ямки, стали черпать кружкой нарзан и пить в больших
количествах, закусывая шоколадными пряниками. В итоге каждый выпил литра по
два нарзана (поверх земляники) и, тихонько булькая организмами, мы пошли на
трассу стопить обратно в Азау.
Минут сорок вообще никто не останавливался. Потом подъехала «Волга»,
водитель которой быстро сообразил, что значит «автостопом» и довез нас прямо
к дому Галины Павловны.
Хозяйки дома не оказалось и мы потратили еще 40 минут чтобы найти ее, и
вызволить наши рюкзаки. Но Галина Павловна просто так нас не отпустила. Она
стала поить нас чаем с шоколадом, показывать коллекцию фотоснимков с
Эльбруса, которую собрала за 20 лет: Эльбрус с самолета, Эльбрус из космоса
и т.п. Целый шкаф у нее был занят книгами по тематике лавин, ледников,
вулканов и водопадов.
Мы узнали, что Эльбрус- действующий вулкан. Просто он давно (по
человеческим меркам) не извергался, но в ледниковых трещинах до сих пор
растут зеленые водоросли. По геологическим меркам это совсем молодой вулкан,
который еще способен на многое…
Наконец, в начале шестого часа, поблагодарив Галину Павловну, мы почти
бегом поспешили к станции. На ступенях стоял «второй начальник».
— А вот и мы! Нам можно?
— А где вы ходите!?
— У Галины Павловны чай пили. Извините уж нас…
— Ладно. Давайте быстрее в вагон. Если поедет еще сегодня — успеете
подняться.
Забежали в пустой вагон и … он поехал!
Первая очередь канатной дороги проходит над скалами, высокогорными
лугами и горными тропами. Прибыли на станцию «Кругозор». Высота, кажется,
2700. Никаких особых ощущений почувствовать не успели, ибо нас сразу погнали
в следующий вагончик.
Там уже сидели пять альпинистов из Москвы. Пока поднимались,
рассказывал об автостопе, менялись визитками. И вот уже высота 3500 метров
— станция «Мир». Дальше уже не вагончики, а просто кресла на тросе. Однако,
третья очередь уже не работает. Не раздумывая, альпинисты отправляются вверх
пешком, по тропе, по краям которой уже лежит ледник. Ощущение высоты
появилось сразу — усталость после первых же метров, головокружение от
наклонов.
Неспеша, с чувство меры, поднялись до 3700. Здесь расположены БОЧКИ —
круглые яркие домики для ночлега денежных туристов. Кто небогатый — ставит
палатку на морене — гряде камней между двух ледниковых языков.
Познакомились с альпинистами из Запорожья — приглашают на чай, узнав, что у
нас нет примуса:
— Как же вы без примуса? Здесь же только лед и камни!
— Почему? Я пока шел уже несколько палок под ногами видел… Похоже, с
дровами проблем не будет…
— Да вы что? Это вам не в пригородном лесу, это — Эльбрус. Сюда все с
примусами ходят или с газом…
— Ничего, не пропадем…
— Ну, … приходите к нам, если что — вскипятим вам чай.
— Спасибо за приглашение.
Мы решили сначала выбрать место для палатки, пока еще тепло и не село
солнце. Место нашли замечательное — ровная площадка, закрытая ветрозащитной
стенкой из сложенных грудой камней. Правда, высоковато для первой ночевки —
примерно 3850. Значительно выше БОЧЕК и остальных палаток. Зато неожиданно
много оказалось дров: щепок, досок, фанеры. Я даже нашел ветки хвойных
деревьев(!). (Удивительно! Как они сюда попали, на ледники?)
Поставили палатку, воды полно, кругом журчат чистейшие ручьи. Вопреки
досужему мнению, макароны в котелке приготовились обыкновенно быстро.
Приготовили ужин и пили чай уже под звездным небом.

Проснулись в 9 утра оттого, что солнце нагрело палатку. На ночь надели
всю теплую одежду, на ручье появилась корочка льда. Теперь же, стало очень
жарко. Разделись до футболок и готовим на костре завтрак. Мимо нашей «кухни»
по леднику идут толпы народу на вершину — прямо таки первомайская
демонстрация! В основном, конечно, иностранцы. Наших очень мало — только
проводники. Все в пуховках, пластиковых горных ботинках, «кошках», с
ледорубами… Недоуменно смотрят на «живого человека», который посреди льдов
разжег костер и варит кашу.
Взяв в рюкзак только теплую одежду и фотоаппараты, все остальное
сложили в палатку. Присоединились к общему «шествию на Эльбрус» налегке.
Высота уже не пугает. К головокружению привыкли. Наверное, я один шагаю
среди «кошек» и ледорубов в обыкновенных кроссовках. Наташа в «вибрамах».
4000. Погода прекрасная, виды вокруг замечательные… Снизу едет некий
трактор, предназначенный для выравнивания горнолыжных трасс. Сейчас он
загрузил полный комплект иностранных туристов и с трудом карабкается по
голому льду. Кричу Наташе: «Доставай фотоаппарат и будешь фотографировать
автостоп на 4000!» Пока достали, пока навели, трактор уже проехал. Я
голосовал, водитель понял все правильно, показав жестом, что он «занят выше
головы». Автостоп не состоялся.
Еще пара остановок, и уже показалось сгоревшее здание «Приюта 11-ти».
Гостиница на 200 мест была построена еще до войны на высоте 4200 м. Здесь
альпинисты оставляли рюкзаки, и налегке поднимались на 4700 до «скал
Пастухова». Потом спускались обратно. Это называлось «акклиматизацией».
Затем на «приюте 11-ти» они ночевали, а ранним утром выходили на штурм. Если
с погодой везло, поднимались на Восточную вершину (5642). Если появлялись
облака — восхождение отменялось, и все возвращались в приют. Если непогода
заставала людей на верху, многие люди теряли ориентацию, попадали в трещины,
уходили вниз не в ту сторону… Возле приюта стоит скала, вся увешанная

табличками с именами погибших альпинистов. На многих — строки из песен
Владимира Высоцкого.
Залезли на скалу, стали фотографировать друг друга. Пока ели шоколадку
со стороны Карачаево-Черкессии появились облака. За 2-3 минуты туманом
заволокло все вокруг — вершины ГКХ, Эльбрус, БОЧКИ, и развалины «приюта
11-ти»… Похолодало градусов на 10.
Понятно, что о восхождении выше не могло быть и речи, хотя еще минуту
назад нам казалось, что до «хижины Пастухова» (4700) рукой подать. Теперь же
мы почти бежали вниз, подпрыгивая и скользя на сугробах, чтобы не
провалиться в кроссовках под наст.
Дальше по леднику приходилось прыгать через многочисленные ручейки.
Небесно-голубого цвета ледник покрыт тысячами бороздок от ручейков талой
воды — все кругом журчит и струится, и как я ни старался, ноги все же
промочил. Но палатка была уже рядом. Разложили вещи на просушку и разогрели
обед.
Собрали платку, и нам вдруг очень захотелось на Черное море. Глядя на
карту, мы видели, что от станицы Павловская до Новороссийска километров 260,
а от Кропоткина еще ближе.
«Куда же именно поехать?» — задавали мы себе вопрос, переводя взгляд с
ледников на карту Кавказа. У меня все время, пока мы пребывали в
Приэльбрусье, крутились в голове строчки из песен Юрия Визбора. Вот и
сейчас, рассматривая окрестности Новороссийска по карте, я увидел знакомое
название «Абрау-Дюрсо». Вот туда-то мы и хотим! Определившись с целью, мы
взвалили рюкзаки и пошли быстрым шагом к БОЧКАМ.
Кресельная дорога работала. Взяв рюкзаки на колени мы проехали почти
два километра, болтая ногами над скалами и ледниками.
На «Мире» оказались толпы туристов — воскресенье, однако. Помня завет
«второго начальника канатки», мы пропустили два рейса и поехали на третьем.
На «Кругозоре» народу оказалось еще больше — даже две лошади собирались
подняться на Эльбрус. Работали кафе, очередь на спуск была человек 80. Мы
сели у окна и стали ждать, нежась в теплых лучах солнца, когда «схлынет
народ с билетами».
Чрез полчаса, уже в кабинке канатной дороги, я познакомился с
единственным русским пассажиром. Оказалось, что он сейчас едет на машине в
Нальчик. Таким образом, мы затоспили машину, еще не выходя из вагончика
канатки.
Внизу мы успели лишь попрощаться с Галиной Павловной и забежать в ПСС
Терскола, чтобы нас вычеркнули из журнала. В 20-15 мы высадились на ДПС у
Нижнего Баксана. Сам по себе этот пост достоин отдельной поэмы: стены
облицованы белым мрамором, огромные стеклянные панели открывают широкий
обзор вокруг. На газоне установлены прожектора, которые ночью освещают
здание подобно белокаменному мавзолею. Под зданием есть просторный цокольный
этаж с узенькими окнами-бойницами. «Наверное, там и сауна с бассейном есть»
— подумалось мне.
На крыше поста расхаживал милиционер с автоматом и биноклем,
подсвечивая вокруг прожектором. Он улыбнулся нам. А мы ему: «Эльбрус сверху
видно?!»
Отошли за развязку, голосовали до темноты, но местные водители не
склонны были ехать на ночь глядя в Пятигорск. Уже в темноте перешли под
фонари поста. В половине десятого сели в ГАЗель «до кафе», ибо не ели с двух
часов дня (на высоте 3950).
В поселке Прогресс, где свернула «наша» ГАЗель, не оказалось ни одного
работающего кафе. Воду мне вскипятили в подсобке магазина. Торговки
продавали батон за 4 рубля. Но у меня было 3-20, это их вполне устроило.
Заварили вермишель, поужинали и поставили палатку на краю деревни за
небольшим кустом.

* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. «АВТОСТОПЩИКИ НА УРОВНЕ МОРЯ» *

…Ах, это море,
чудное море…
(Юлий Ким)

16 августа (понедельник)
Собрав палатку, занялись поисками воды. Довольно странно, что здесь в
деревнях нет никаких колодцев или колонок на улицах. Некоторые местные
жители убеждали нас, что вода у них вообще привозная, другие говорили, что
воду дают в дома лишь на 4 часа в день. При этом трасса через каждые 5-10 км
пересекает чистейшие горные ручьи.
Вот и в поселке Прогресс мне пришлось обойти несколько домов, прежде
чем я узнал, где же находится ближайшая колонка.
Мы устроили тщательное умывание и залили воду в бутылку «на дорогу».
Вот и выездная табличка. Время для нас весьма раннее — 8-25. Торговцы
арбузами только раскладывают свой товар. Через 10 минут возле нас сам
остановился микроавтобус-«Тойота». Без таблички. Мы, помня микроавтобусы
Приэльбрусья, сразу сказали, что автостопщики и заплатить за проезд не
можем. Водитель предложил до Минеральных Вод.
Сели. Поехали. На каждой автобусной остановке водитель стал
останавливаться и подбирать женщин, ожидающих автобуса. Почему-то нигде не
было видно пассажиров-мужчин. Видимо, мужчинам зазорно ездить на автобусах,
и они ездят только на автомобилях.
Никакой цены за проезд водитель не назначал, но женщины, видимо уже
опытные, сами клали на полочку в кабине некоторую сумму денег.
Когда приехали на въезд в Минводы, водитель помог нам достать рюкзаки,
никаких разговоров о деньгах не завел и лишь пожелал счастливого пути.
Сорок минут мы махали руками перед местными машинами. Наконец,
добрались до уже знакомой нам развилки на аэропорт.
Я вспомнил замечательную песню А. Иващенко и Г. Васильева об этом
аэропорте и почему-то сразу захотелось есть.
Остановили следующую машину — «шестерку» без сидений в салоне,
попросились «до кафе». Нас довезли до современной АЗС «Лукойл», в которой
был магазин с баром. Раздобыв кипятка, позавтракали на улице, в креслах под
зонтиками на свежем воздухе.
После завтрака пришлось голосовать на «скоростной» позиции. Удача
сопутствовала нам и через 20 минут мы ехали в черной «Волге», которая
возвращалась из аэропорта в Ставрополь. Водитель был военным и все
удивлялся, подобно многим русским людям, «…как это вас не похитили?…»
За Невинномысском трасса снова превратилась в привычную нам «курортную
дорогу», по которой ехал поток машин из самых разных регионов, но ни одна не
останавливалась.
К счастью, толстый мужик на «Ауди» с тверскими номерами, сопровождал
ЗИЛ. На такой быстрой машине очень скучно ехать, уткнувшись в борт ЗИЛа,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *