ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Автостопом на Эльбрус

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Лапшин Григорий: Автостопом на Эльбрус

— А почему я должен покупать именно у вас?
— А я почем знаю?!
— Но вас же здесь больше сотни! Неужели нельзя цену сбавить хотя бы на
10 копеек? Быстро все продали бы и за счет оборота покрыли убытки! Рынок же!
— Больно умный нашелся. Хозяин велел продавать по 23, вот я и продаю.
— Но откуда же у вас будет прибыль? Ведь за целый день может никто
именно к вам и не подойдет, покупателей я не вижу!
— Слушай, а! Мне хозяин платит зарплату за то, что я здесь стою.
Остальное меня не касается!
— И всем остальным «хозяин» то же платит за то, что они здесь «стоят»?
— Конечно. Разве не понятно.
— Кажется, понимаю. Некий человек скупил всю гречку в городе, скажем по
10 рублей за килограмм. Теперь он поставил 100 продавцов в ряд по 23 рубля.
Даже если будут покупать только у одного, все равно вся прибыль ему. 10
рублей с килограмма — ему и продавцам. 3 — за «крышу». Получается и он и
продавцы довольны! Это называется «рыночные отношения», понятно.
— Давай, будешь покупать?
— Нет уж. Не у вас, точно.
Пошли по рядам еще раз. Заглядываю под прилавки — одинаковые мешки.
Что делать? Выбираем торговку, нам взвешивают 1 килограмм гречки.
Подкладываю своей рукой на противоположную чашу весов пустой пакетик. Все
продавцы смотрят на меня, как на больного! «Откуда ты такой взялся?» —
слышу возглас справа…
Купили шербет и халву, копченую колбасу и консервы, макароны и
кетчуп… По пути домой зашли в магазины.
— Слушай, Наташ. Я вчера вон в том магазине видел твои любимые
шоколадные пряники. Ценника на них не было. Когда я спросил продавца, по чем
пряники, он назвал мне некую цену, чуть выше, чем в Дубне. Сейчас я останусь
на улице, а ты зайди, как будто одна, и спроси про пряники вон у того
усатого продавца…
— А почему я?
— Наверняка он назовет тебе цену ниже. А потом еще и поторгуешься!
— Попробуем. Все вышло именно так, как я и предположил. У Наташи
запросили цену меньше чем у меня. Когда пошел разговор о покупке сразу двух
килограммов (ах, как я люблю эти пряники! ах, какие они сдобные и
свежие…), то мы получили скидку еще на три с половиной рубля.
Единственное, чего я так и не понял, — как у них работает налоговая
инспекция?! Нагруженные продуктами вернулись мы на квартиру. Попрощались с
хозяевами.
Взяли всего 10 минут прямо на проспекте машину, «до выезда из города,
на Баксан». . Водитель сказал, что едет в Баксан, но, узнав, что наша цель
— Эльбрус, сам заехал на баксанскую объездную и высадил нас у
поста-развилки, под указателем «ЭЛЬБРУС 110».
Недалеко от развилки стояла ГАЗель, ее водитель ковырялся в моторе.
Проходя мимо, я поинтересовался:
— Прошу прощения, помощь не нужна?
— Нет. Спасибо. А вы куда путь держите, туристы? — спросил усатый
кавказский водитель, захлопывая крышку капота.
— Да мы, вообще-то, автостопщики. Автостопом на Эльбрус добираемся…
— А-а! Садитесь ко мне. До Тырныауза довезу. Все равно здесь вас больше
никто не подберет… Загрузив рюкзаки в кузов, где ехали школьные учебники,
мы отправились в путь по красивейшему Баксанскому ущелью. Оказалось, что
осматривать горное ущелье лучше всего именно из ГАЗели — лобовое стекло
широкое и высокое, обзор хороший во все стороны, а главное — вверх смотреть
можно Проехали Кузбурун Первый и Кузбурун Второй. Вскоре началось
легендарное длинное село Заюково. Я засек — мы ехали через него по прямой
дороге-улице целых 20 минут. В описании к карте сказано, что длина села — 8
километров. И это по состоянию на 1972-й год!
Проехали поселок Былым. И вот уже на склонах показались строения
вольфрамомолибденового комбината. Тырныауз встретил нас промышленной зоной.
— … Ах, как здесь раньше все кипело-громыхало и дымилось … —
сокрушался водитель о годах СССР.
— А что? Сейчас вольфрам и молибден уже никому не нужен?
— Да нет. У комбината теперь есть хозяин. Только работает он в десятую
часть своей мощности…
— Понятно. О! Вот и город. Какие красивые улицы и дома!
— Это что! У нас есть свой кинотеатр, бассейн, музыкальная школа…
Сейчас я вас к новому спорткомплексу подвезу — залюбуешься! Город стиснут
горами, прямо в 5-ти метрах от домов начинаются скальные стены. Несмотря на
недостаток места, радуют глаз ухоженные парки и скверы.
У спорткомплекса, на краю поселка, была конечная остановка автобуса.
Водитель высадил нас, пожелал всего хорошего и уехал обратно, должно быть в
школу — учебники разгружать. Мы по очереди заглянули в спорткомплекс,
посетили там туалет, набрали воды и даже оценили борцовский зал с огромным,
ярким татами посередине.
За автобусной остановкой томились в ожидании туристов несколько
таксистов, но мы уже были предупреждены водителем ГАЗели об их назойливости,
поэтому гордо прошагали с рюкзаками мимо. Видя, что от них уплывает такой
лакомый кусок один из таксистов окликнул нас:
— Эй, туристы! Давай падвэзу! Куда вам?
— Нет. Спасибо. У нас денег нет!
— Эй! А кто тэбэ сказал про дэнги, а?! — замахал возмущенно руками
«таксист».
— Спасибо. Мы как-нибудь сами… — буркнул я, чтобы не вступать в
перепалку, и мы ускорили шаг.
Дойдя до выездной таблички Тырныауза, мы расположились на берегу
Баксана, чтобы подкрепиться творожными сырками с батоном.
Сфотографировались на память, и почти сразу подъехал
грузовик-«Мерседес». Веселый водитель вез из Нальчика в Верхний Баксан
трубы. Оказалось, что обзор ущелья из его кабины ничуть не хуже, чем из
ГАЗели.
На повороте в Верхний Баксан мы простояли почти полчаса, ибо машин не
было совсем. Вскоре подъехала «девятка», в которой уже сидело трое. Ребята
оказались альпинистами из лагеря «Джантуган». Они возили своего
травмированного товарища в Тырныауз ставить гипс на лодыжку.
С ними мы проехали поселок Эльбрус — всего несколько домов и киоски с
пивом-сигаретами, и высадились на развилке в ущелье Адылсу. Здесь стояло

кафе, у дороги даже работал мини-фонтан. Есть нам еще не хотелось и мы стали
стопить дальше…
Еще один кабардинец с ребенком подвез нас до т/б «Эльбрус» возле
поселка Тегенекли. До Терскола мы доехали с тем самым таксистом, который
окликал нас в Тырныаузе. Он был очень не доволен, что в его «владениях»
появились такие «халявщики», как мы, и весь путь выражал неудовольствие
автостопом. На заднем сиденье рядом с Наташей сидел угрюмый человек в одежде
из полартека и с ледорубом в руках. Он не выражал желания говорить вообще.
Когда приехали в ПСС Терскола, выяснилось, что это немецкий альпинист,
пропавший на склонах Эльбруса. Его искали уже два дня, а он пешком вышел в
Тырныауз и теперь приехал на такси.
Дежурный спасатель зарегистрировал нас в специальном журнале и сказал,
что стоять с палаткой можно прямо на поляне Азау. До поляны мы доехали на
ГАЗике МЧС. Рычаг переключения скорости у них был выполнен в виде
горнолыжной палки.
Итак, дорога закончилась на высоте 2350 метров, возле нижней станции
канатной дороги.
Сначала я предпринял попытку найти начальника канатной дороги, чтобы
договориться о проезде «научным» методом. Проезд стоил 15 рублей в один
конец на каждой очереди (всего их три). Начальник был наверху, но это нас не
расстроило, ибо сегодня мы не собирались подниматься на Эльбрус, а решили
посмотреть достопримечательности ущелья. На ступеньках местного кафе сидели
три японца и русский гид-инструктор. Познакомились с инструктором, я достал
свою карту (из ЦДЮТ) 1972-го года рождения. Карта заинтересовала японцев, а
мы пообщались с инструктором насчет осмотра достопримечательностей.
…Вскоре мы познакомились с очень интересной пожилой женщиной —
Галиной Павловной. Она уже 20 лет живет тут, на поляне Азау, в «лавинной
базе МГУ» и даже была в числе пострадавших при сходе лавины. Мы прошли с ней
до базы, она показала нам все постройки, рассказала о ледниках и лавинах,
посоветовала посмотреть водопад в 10 минутах ходьбы от станции. Проводив
Галину Павловну до дома, мы спустились к Баксану. Здесь это был
стремительный горный поток — грохот воды о камни был слышен за десятки
метров, вода была белая от пены и такой холодной, что это ощущалось даже в
6-7 метрах от воды.
На берегу Баксана уже стояло несколько палаток, но мы решили что это
место малопригодно для ночевки, из-за холода и сырости от Баксана.
Немного полазив по скалам и поглядев на водопад сверху, мы вернулись к
станции. Прямо перед автостоянкой поставили палатку польские туристы, у них
горел костер. Стали знакомиться-общаться. Конечно, поляки, для которых почти
вся Европа безвизовая, уже объездили автостопом много стран. Но о
существовании автостопа в России впервые услышали от нас:
— Так вы говорите, что по России тоже можно ездить автостопом?!
— Конечно, я уже 40 000 проехал.
— Но как же так?! Ведь невозможно и шагу ступить чтобы не попросили:
«Плати за это, отдельно — за то…» Не может в такой стране быть автостопа!
— Это просто у наших людей такое отношение к иностранцам. (Мне стало
стыдно за всех «совковых» людей.) Привыкли, что у иностранца полные карманы
долларов и стараются содрать за каждый шаг. Ничего не поделаешь, так уж мы
воспитаны…
— Да, мы заметили сразу, как только впервые в СССР приехали…
— Ну вот, автостопщики, постепенно будут приучать людей что «человек
человеку друг…» и что не все в этой жизни измеряется деньгами…
— Да-да. Тяжело вам наверное…
— Конечно, с Европой не сравнить, там другая культура и жизнь другая…
Так, в разговорах о судьбах Европы просидели у польского костра почти час.
Благо все знали русский и общение было непринужденным. Уже в темноте взяли
наши рюкзаки и пошли на горный склон, поросший лесом, где еще засветло мы
приметили место под палатку. Насобирав хвороста, приготовили сытный ужин и
легли спать.

Утром 14-го августа собрали палатку часам к 10-ти. Не тратя время на
завтрак, пошли фотографировать водопад. К нему вела хорошо утоптанная
тропинка, но людей мы не встретили.
Водопад под яркими лучами солнца предстал перед нами величественным
зрелищем: горный ручей срывался с высоты более ..цати метров, падал в
ущелье, искрясь на солнце, и разбивался в пыль о вулканические камни. Радуга
была огромна, блеск брызг ослеплял, и даже в пяти метрах от водопада вся
одежда тут же промокала. Потратив кучу фотопленки мы засняли водопад во всех
ракурсах. Я даже рискнул искупаться в брызгах.
Разыгрался аппетит. Забрав рюкзаки, спустились к станции и
позавтракали, раздобыв кипятка в кафе.
Вскоре мне показали «самого главного начальника» — усатого великана,
из заднего кармана джинсов которого торчала радиостанция. «Главный
начальник» выслушал меня и сказал:
— Все это очень интересно, только все финансовые вопросы не ко мне…
— А к кому?
— Вот к нему. Он у нас «главный» по этим вопросам. Показывает на
другого человека, низенького, в белой рубашке, без рации.
— …Ага, — сказал «второй начальник», — все понятно. Незачем было
столько слов.
— Так можно нам бесплатно проехать?
— Только не сейчас. Вон у меня сколько экскурсантов в очереди.
Приходите во второй половине дня, там посвободнее будет, подниметесь.
— Отлично. Спасибо большое. Значит, после двух?
— После трех подходите. Время было 13-20. Мы решили отправиться пока на
знаменитую «Поляну нарзанов», рюкзаки пристроили в квартиру Галины Павловны.
Первый километр до Терскола мы прошагали пешком, радуясь солнцу,
снежным вершинам и горным ручьям. Вскоре нас догнал микроавтобус, но без
всякой таблички.
— Можно с Вами в сторону «поляны нарзанов»?
— Конечно. Только сначала в Чегет заедем. В Чегете была еще одна
канатная дорога, на гору Чегет. Однако, связанные договоренностью на одной
канатной дороге, мы не стали проситься на другую.
Проехали Терскол и свернули к воротам т/б «Чегет». Иностранцы,
выходящие из автобуса, стали торговаться с водителем из-за оплаты. В итоге
водитель получил «всего» 50 рублей за двоих, и обиделся, что «грабят средь
бела дня». Провез он их километров пять!
На повороте с Чегета голосовали еще люди с пустыми бутылками в руках.
— Добрый день. На Поляну нарзанов подбросите?
— Нет проблем. Садитесь.
— Сколько с человека будет?
— По пять рублей.
— Нет уж, спасибо.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *