ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Автостопом на Эльбрус

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Лапшин Григорий: Автостопом на Эльбрус

Мамон. Ехали очень медленно, но это было лучше чем стоять под дождем.
В половине шестого МАЗ свернул в Верхний Мамон, не доезжая до моста
через Дон 4-х километров, и мы оказались на совершенно пустынном участке
трассы, все машины проносились мимо. Спустя еще час нам удалось уговорить
местного водителя довезти нас до кафе, ибо пора было подкрепиться.
Кафе перед мостом было множество. Плохо было только то, что в МАЗе мы
изрядно загрязнились, а воды ни в одной «столовой» не оказалось. Я ходил от
одного вагончика к другому с пустой бутылкой, а Наташа сидела с рюкзаками
возле плиты, где варилась наша гречневая каша. В конце концов воды из бака
мне налили кавказские торговцы шашлыком.
После сытного ужина нам захотелось купаться, благо до Дона рукой подать
было.
Лишь в девять вечера мы встали голосовать на пятачке у закрытого поста
ГАИ на самом въезде на мост. Быстро темнело. Надели фонарик, Наташа
голосовала катафотом на руке. Все водители грузовиков, которые
останавливались, говорили, что скоро ложатся спать и с ними ехать нет
смысла. Легковые же вообще проезжали мимо.
В 22 часа перешли пешком злополучный мост и поставили палатку на том
берегу Дона.

Сильно устали накануне, проспали до 10-ти часов утра. Палатку напекло
солнце и мы взмокли от пота. Пришлось вместо завтрака снова идти купаться.
В 11 встали возле километрового столба «712». Через 7 минут(!)
остановился длинный КАМАЗ. Водитель возвращался из Саратовской области,
сказал, что довезет до города Кропоткина, если доедет сам:
«…Выехал, соляр стоил 2-40. Сейчас еду обратно — 4-20. А разве даст
мне начальник денег с запасом? Не дождетесь! Вот и еду уже сутки не жравши,
покуда солярки хватит…
…Как встану, придется бросать машину и ехать домой автостопом, как
вы…
…Все. Хватит! Вернусь домой — пишу заявление об увольнении. Сколько
можно! Платят гроши, рейсов мало, а тут еще такие сюрпризы я должен
терпеть… Все — последний рейс мой, лучше с женой на рынке стоять буду…»
— так рассуждал этот несчастный водитель всю дорогу.
В три часа въехали в город Каменск. Там шла реконструкция моста и
машины медленно переправлялись через реку по понтонному мосту. Протолкались
в очереди двадцать минут, но зато я успел и нарвать переспелых абрикосов.
Через полчаса водитель стал торговаться с работниками «передвижной
АЗС». Это был простой бензовоз, возле него стояли два парня и зазывали всех
водителей заправиться соляркой по 3-50.
Наш водитель:
— Ребята, а хороша ли солярка?
— Хороша. Все на ней ездят.
— А не обманете. Мне сто литров только-только до Армавира дотянуть. А
может еще и не хватит.
— Да до Армавира ты не дотянешь…
— Дотяну. Только если не обманете.
Один из «заправщиков» наклонился к самому уху водителя и шепнул: «Друг,
если действительно хочешь доехать, то не заправляйся у нас, езжай дальше…»
Отъехали метров 600 — еще одна ПАЗС. Водитель снова: «Так и так. Денег
не осталось совсем. Выручайте!» Сторговались. Он:
— Только честно, мужики.
— О чем базар! Как в аптеке.
— Смотрите, а то последние деньги потрачу и не доеду, честно слово.
— Нет проблем. Щас заправим и побежишь… Заправили в почти пустой уже
бак. Водитель начал возмущаться:
— Да здесь же всего литров 50! У вас только счетчик крутится а топливо,
на самом деле, не льется!
— Да ты что?! Как такое может быть?!
— Да вы в бак загляните, разве есть там 100 литров?!
— Ну, мужик, это твои проблемы. Мы заливали по счетчику… Перепирались
долго. В конце концов сошлись на том, что они доливают ему «бесплатно» еще
25 литров (или не литров?) и мы уезжаем.
Так и уехали. Водитель еще больше стал ругать себя, начальника,
правительство и нечестных жуликов-заправщиков.
Но на 75-ти литрах далеко не уедешь. В Ростове, стало ясно, что даже
ста литров не хватило бы, чтобы водитель смог доехать до родного города
Гулькевичи. Все трое были голодные, но наше путешествие только начиналось, а
вот водитель мечтал поскорее вернуться домой. Подумав, я предложил водителю
нашу помощь:
— Вот что. Давай мы купим нужное количество солярки на свои деньги,
чтобы ты смог доехать до дома…
— Но у вас же, наверное, не много денег…
— Все равно мы их потратим на какую-нибудь фигню типа мороженого.
Дальнобойщики столько раз мне помогали: подвозили, кормили, давали продукты
в дорогу… В общем, пусть это тебя не беспокоит. После нескольких минут
уговоров водитель согласился:
— Ладно. Я возьму ваши деньги, но только взаймы. Заедем ко мне в
Гулькевичи, и я с вами рассчитаюсь.
— Нет. Это для нас слишком большая потеря времени. Мы в Армавир лишь
ночью приедем… а там еще к тебе заезжать… Лучше давай сейчас заедем в
кафе, сварим кашу с тушенкой и все вместе поедим хорошенько…
— Нет уж. Лучше сейчас заправиться и поскорее ехать домой…
Заехали на АЗС и залили еще солярки по 3-40.
В 22-30 высаживаемся на развязке возле села Новоукраинского за
Кропоткиным. Здесь прощаемся с водителем, он сворачивает на Гулькевичи.
Ужасно хочется есть — кроме баранок, абрикосов и воды мы ничего не ели уже
больше суток! Как назло, возле ближайшей АЗС нет ни одного кафе или
магазина. Фонарей на трассе тоже нет.
Встали голосовать с налобным фонариком. Машин мало, остановилось
несколько местных, которые ехали в деревню и не могли довезти нас даже до
ближайшего кафе. Через 40 минут — удача! ГАЗель едет в Ставрополь и
подвозит нас почти до Невиномысска.
В 1-20 ночи мы выгружаемся на повороте всего в пяти километрах от
города. Кругом полно кафе и шашлычных, но у нас уже нет сил готовить еду —
хочется спасть. Долго ходили с фонариком по каким-то промышленным зонам,
нашли подходящие кусты и уснули в палатке, позабыв про голод.

11-го августа мы вошли с огромными рюкзаками в кафе в пяти километрах
от Невиномысска. Я попросил кипятка для приготовления картофельного пюре и
чая. Нас расспросили, усадили за уютный столик и позволили воспользоваться
прекрасным умывальником. Приведя себя в порядок, мы сытно поели,
сфотографировались за столиком и в 10-00 встали на трассе под оптимистичной
табличкой «ПЯТИГОРСК 140». Рядом с нами торговцы арбузами и дынями
кавказской национальности разгружали с КАМАЗа свой товар.
Голосовать нормально было невозможно, ибо я все время отвлекался на
вожделенные плоды. Больше 40 минут такого мучения не вытерпел и пошел
разговаривать с торговцами насчет «дыни для автостопщиков». В то время как
меня расспрашивали кто-откуда, Наташа останавливает «Форд», который едет в
какую-то деревню за Невиномысском. Бегу укладывать в багажник рюкзаки, а
торговцы мне вслед протягивают дыню. Всем спасибо!
В 11-00, на выезде из Невиномысска, вонзаем в дыню нож, буквально
истекая слюной.
Уже через 5 минут, все в дынном соке и с разрезанной дыней на коленях,
мы летим на «Тойоте» в аэропорт Минводы. Не успели мы осмотреться на
развязке в Минводы, как нас подбирает пожилой водитель. На «шестерке» едем в
Пятигорск.
По описанию слева мы должны увидеть сверкающую на солнце вершину
Эльбруса… но все заволокла дымка и мы видим только блеклые очертания пяти
зеленых гор, высотой до 800 метров, от которых горд и получил свое название.
Тем временем водитель поучает нас:
— Помните, здесь уже Кавказ. Я вас отвезу на автовокзал, и дальше
езжайте на маршрутке.
— !?
— В этих местах никто вас за просто так никуда не повезет. Больше того,
я вам не советую даже разговаривать с местными жителями.
— Почему?
— Потому что вы приезжие. Вас все будут тут обманывать, могут обокрасть
или даже похитить… А уж подвозить бесплатно никто не станет, даже не
надейтесь…
— Вы же вот подвозите!? — задал я свой любимый вопрос.
— Я — другое дело. Просто в аэропорт русских друзей отвозил и увидел
вас.
— Хорошо. Но давайте вы высадите нас не на автовокзале… Нам хотелось
бы на улицу Теплосерную…
— От того места, куда я еду, до Теплосерной на трамвае совсем недалеко.
— Спасибо вам за все.
В час дня нас высадили в центре Пятигорска. Напротив стоит киоск
мороженного. Стаканчик стоит 2-40. Пломбир в пачке — 3 рубля. УРА!

Центр Детско-Юношеского Туризма (ЦДЮТ) на Теплосерой-52 оказался
старинным зданием с внутренним двориком и верандами. Половину здания
занимала охранная фирма, на втором этаже мы нашли сотрудников Центра —
Марину Игоревну Завадскую (методиста, которая любезно рассказала нам обо
всех достопримечательностях города и даже одолжила план-схему) и Андрея
Юрьевича Никитина — завхоза, который выделил нам электроплитку для
приготовления обеда, а позже и место для ночлега. Все сотрудники находились
в радостном возбуждении и готовили закопченные стеклышки, чтобы наблюдать
солнечное затмение, благо на небе не было ни облачка.
Пока закипал суп, мы услышали с улицы крики: «Началось! Началось!»
Выбежали, глянули в стеклышко — на правую половину солнечного диска
наползает темное полушарие. Но уж очень медленно — рука устает держать
стекло. Спросили:
— А долго будет продолжаться представление?
— Больше часа.
— О! Тогда мы пошли обедать, а потом еще раз глянем, когда побольше
будет…
Приготовили суп, поели, снова вышли в дворик. Заметно похолодало. Все
вокруг выглядит как через солнечные очки — краски померкли, свет потускнел.
От солнца остался лишь тоненький серпик в верхней части круга. Очень
интересно выглядит тень от человека, стоящего на крыльце
— четкие границы тени расплываются. Кажется что на ладони 20
полупрозрачных пальцев. Пытаемся фотографировать.
После обеда и расспросов Марины Игоревны мы направились пешком к
знаменитому ПРОВАЛу. Провал закрывался в пять часов вечера (чтобы не
провалили?) и мы спешили, чтобы успеть посетить место, увековеченное
гражданином О. Бендером, который продавал, как известно, билеты на входе.
Вопреки нашим опасениям, в этот раз билеты «на вход в Провал» никто не
продавал. В пещеру можно было зайти совершенно бесплатно но и только.
Заканчивалась пещера теплым зеленым озером, которое было огорожено от людей
толстой решеткой, и если бы в нем жили звери, то они смотрели бы на туристов
как на обезьян в зоопарке, которые тянут руки сквозь прутья, и корчат
гнусные рожи (озеро удушливо воняет сероводородом). То и дело щелкали
бесполезные на таком расстоянии вспышки фотоаппаратов.
Мы не стали здесь долго задерживаться, сфотографировались у входа в
ПРОВАЛ и пошли пить нарзан. Нарзан наливали бесплатно в специальном
стеклянном домике, который называется бювет; и в строго определенные часы.
Нам повезло — этот источник был открыт. Нарзан можно было пить на выбор:
холодный-газированный или горячий-вонючий. Впрочем, он и холодный имел запах
тухлых яиц и большого энтузиазма у нас не вызвал. (Горячий, как нам
объяснили, полезнее холодного.) В углу «нарзанного зала» стояли ящики с
цветами, а над ними, на стеклянной стене, висело оригинальное объявление:

«УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА, ЦВЕТЫ НАРЗАНОМ НЕ ПОЛИВАТЬ!»

Сфотографировав столь экстравагантное воззвание, пошли к беседке ЭОЛОВА
АРФА — красивому сооружению в древнегреческом стиле. Она стоит на вершине
обрыва, откуда открывается прекрасный вид на панораму Пятигорска, но
Главного Кавказского Хребта (далее ГКХ) по-прежнему не было видно из-за
вездесущей дымки.
Чуть ниже этой беседки находится ГРОТ ЛЕРМОНТОВА — туда ведет тропинка
вдоль скальной стенки. Плиты на ней уже основательно стерты множеством ног
туристов. Вопреки ожиданию ГРОТ представлял собой не пещеру Али-Бабы, а
небольшую нишу в скале, забранную решеткой. Все пространство внутри «грота»
— метра два объемом — внушало тоску и уныние — мы так и не поняли, что
романтичного нашел в нем Лермонтов для своего романа «Герой нашего времени»?
На склоне горы «Горячей», прямо над зданием ЦДЮТа, есть еще одна
беседка, называемая «Китайской», хотя изготовлена она в наше время из
водопроводных труб (Китайских?) и кровельного железа. Недалеко от нее —
знаменитая скульптура БРОНЗОВЫЙ ОРЕЛ, символ Пятигорска. У «орла» толпилось

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *