ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

захотелось наружу, под открытое небо.
Внизу она чуть не столкнулась со спешащим и озабоченным Зябликовым.
Зябликов был упакован в ядовито-желтый комбинезон воздушного акробата.
— Привет, — бросил Костя впечатленно. — Видала, а?
И помчался вверх, к Ирине.
— Видала, — вздохнула Юлька ему вслед. — Все видала.
Ирина и Зябликов спустились минут через пять. На космодроме они
оказались еще через пять. Юлькин «Der Kenner», похожий на двадцатиметровый
бумеранг, крепко и надежно стоял на опорах. Но Юлька заметила: под крылом,
обращенным к востоку, опоры на добрую пядь ушли в слежавшуюся, а значит
очень плотную землю.
«Ветер», — поняла Юлька и внутренне содрогнулась, прикинув его силу.
До ее заимки было двадцать минут лету. Предстартовый тестинг и разгон
занял вдвое меньше.
Еще сверху она заметила на посадочном пятачке знакомый овал
савельевского «Саргасса».

5. Роман Савельев, старатель, Homo, планета Волга.

Юлькин «бумеранг» ни с чем не спутаешь. Я выскочил из корабля и,
заслонившись ладонью от назойливого света, глядел как она снижается.
Снижалась Юлька отчаянно и лихо — не зря прилипло к ней прозвище. Торможение
начала километра за полтора до площадки, но ее «бумеранг» строили с учетом
атмосферной аэродинамики, так что косые полосатые крылья работали в полную
силу. Села она мастерски, погасив горизонтальную скорость коротким маневром
— задрала нос «бумеранга», одновременно касаясь площадки задними опорами.
Я вышел из шлюза. В крыле «бумеранга» открылся овальный люк и я увидел
Юльку Юргенсон, старателя и пилота, владелицу одного из семи частных
звездолетов Волги.
— Ты видал? — без всякого приветствия начала Юлька. — Видал эту
штуковину?
Почему-то я сразу понял — о чем она, и мрачно кивнул.
Отчего мрачно? Да оттого что это именно я, а не кто-нибудь другой
позавчера нажал на красную кнопку. Кнопку, единственную на загадочном
инопланетном приборе. Увидеть связь между нажатием этой кнопки и визитом
звездного корабля чужих нетрудно. Когда я перехватил космодромные переговоры
и убедился, что громадина идет точно на мою заимку, я тотчас прыгнул в
«Саргасс» и дал деру. Я уже представлял гигантский кратер у подножия
Каспийских гор — не то от оружия призванного демона, не то от падения его
же. Впрочем, зачем ему падать и разбиваться, демону?
Но я ошибся — корабль чужих прошел над моей заимкой, ничего не
повредив. Над заимкой, над горами, над побережьем. И тогда я догадался, что
он летит на мой островок. И связался со Швеллером.
А теперь эта громадина зависла над моим островком, и ни с места. Уже
минут десять. А то и больше, я наблюдал за ней через сателлита, пока не
заметил снижающуюся Юльку.
— Боюсь, Юля, это из-за меня, — скорбно сказал я и поморщился, до того
по-дурацки это прозвучало.
Юлька с сомнением уставилась на меня. Она явно решала — не повредился
ли я умом от излишних треволнений? Понять, что эта штука пройдет как раз над
моей заимкой было нетрудно, если она точно отследила полет корабля чужих.
— Из-за тебя? — переспросила она. И, видимо решив, что я еще не
окончательно сбрендил, потребовала: — Обгяснись.
Я вздохнул. Слава богу. Она не стала крутить пальцем у виска или
ласково спрашивать у меня как я себя чувствую. Она поверила — если я
произнес эти невозможные с точки зрения любого волжанина слова, значит за
ними что-то стоит.
— Позавчера вечером я откопал… не сам, конечно, откопал, орлы мои
откопали, запаянную в пластик шкатулку. Я так думаю, мейд ин чужие. И очень,
думаю, старую. Я ее открыл.
— Псих, — прокомментировала Юлька. — Но ты продолжай, продолжай…
— Там был пульт. Вроде дистанционки к «кротам» и «гномам». Только
кнопка всего одна. И, ясен пень, красная.
— И ты, ясен пень, ее нажал, — без тени сомнения сказала отчаянная. —
Ты точно псих, Рома.
— А что мне оставалось? — огрызнулся я без всякой злобы. — Ты бы не
нажала?
— Нажала бы, — спокойно уверила меня Юлька. — Я же отчаянная.
Я нервно поскреб подбородок.
— Ну, и что думаешь? Сегодняшний визит и моя находка связаны? Или нет?
— Скажи-ка, — поинтересовалась Юлька. — А шкатулку ты откопал на
большой заимке? Или на островке?
Я изумленно уставился на нее.
— Ты знаешь?
Юлька фыркнула.
— Что я — полная дура по-твоему, что ли? Думаешь, у меня нет левых
заимок?
— А есть? — дурак-дураком спросил я.
— Две.
Ну, Юлька! Ну, дает! Но осторожность моя всем известная , тут же
подвигла на уточняющий вопрос:
— А кроме тебя кто-нибудь знает?
— О чем? — Юлька хитро глядела мне в глаза, и взгляд ее тем не менее
оставался невинным-невинным. — О моих заимках или о твоей?
Я помялся.
— Ну, и о твоих тоже.
— Думаю, знает. Ты не проводил сравнительный анализ породы на Каспии и
на островке?
— Проводил, конечно…
— И, думаешь, в фактории не заметили, что ты таскаешь руду вовсе не с
Каспия?
Я даже рот раскрыл. Господи, ну и балбес же я. Кстати, и патрульник я,
строго говоря, не в первый раз увидел со своего островка. Так что, выходит
моя тайна — вовсе не тайна? Но почему же тогда директорат молчит?
Хотя, постойте… Директорат ведь тоже платит налоги. С каждого рудника

на планете. И довольно высокие. Значит… левые заимки выгодны и
директорату. Руду они продают, а налогов не платят. Тля, умник! Мечтатель,
тля!
Я тоскливо вздохнул. Выходит, с Луной моя задумка накрылась. Точнее, в
том виде, в каком я ее просчитывал — накрылась.
— Судя по твоему несчастному виду, и по тому, что эта штуковина зависла
над… ну, в общем, зависла в известной нам точке над Фалагостами, шкатулку
ты откопал именно там, — констатировала Юлька. — Что ж. Картинка стройная,
хотя я бы не взялась утверждать на все сто, что это ты призвал в гости чужой
звездолет.
Я промолчал.
— Пошли в купол, — проворчала Юлька. — Торчим тут, как три тополя…
— Два, — поправил я.
— Какая разница…
Мы подошли к шлюзу, и тут я заметил на сером спектролите колпака темно
рыжее расплывчатое пятно. Знаем мы эти пятна… И знаем, отчего они
возникают.
От выстрела из бласта навылет. Кровь толчком выплескивается из
прожженного канала. Наверное, у меня сделался очень красноречивый взгляд.
Юлька на меня покосилась, набирая входной код.
— Чего уставился? К тебе гости, что ли, не ходят?
— Ходят, — пробормотал я. — А с сегодняшнего дня еще и летают…
Шлюз с шипением отодвинул бронеплиту и убрал перепонку.
— Входи… Рома, — со вздохом пригласила Юлька.
Я вошел. Все еще под впечатлением внезапно открывшихся вещей. Ну,
Юлька, ну, проныра! Ничего от нее не скроешь.
Внутри я сразу же повалился на диван, а Юлька принесла бутылку сухого.
— Ого! — удивился я. — А по какому поводу?
Вино, понятно, стоило на Волге приличных денег. Куда дороже пива. Но
Юлька любила вино, и некоторый запасец у нее всегда имелся. Иногда она и
меня угощала, чаще всего после бурной ночи в этом самом куполе. Во-он там,
за занавесочкой, на просторном юлькином ложе, куда можно друг подле друга
втиснуть человек двадцать нормальной комплекции. Правда, последние пару
месяцев таких ночей не случалось, а Юлька подозрительно много времени
проводит с Куртом Риггельдом.
— Повод простой, — обгяснила Юлька с леденящим душу спокойствием. —
Что-то подсказывает мне, что нам вскоре придется улепетывать с Волги во все
лопатки и ускорители.
— Чужие? — догадался я.
— Конечно! Ты слышал переговоры? Там еще крейсер свайгов на орбите
торчит. Мне кажется, он там не в одиночестве.
М-да. Логично. Если вслед за необгятным гостем притащился крейсер
свайгов, значит жди целый флот. Знаем, читали хроники. Сожжение Рутании, бой
в системе Хромой Черепахи… Теперь там только пыль клубится. Много-много
лет подряд. И звездные корабли — человеческие, по крайней мере — обходят эти
районы космоса далеко стороной, предпочитая дать солидный крюк, но не влезть
в зону какого-нибудь неведомого излучения.
Юлька разлила вино по высоким бокалам и вдруг спохватилась:
— Кстати! А не послушать ли нам космодром?
Она опрометью метнулась в рабочий отсек и завела трансляцию со своего
«бумеранга» на акустику купола.
Я чуть не оглох. Сразу же.
— …цать пять кораблей! Двадцать пять! Это же целый флот, ядри вас
всех направо и налево!!!
— Успокойся, Стив, двадцать пять — это еще не флот. У Рутании воевали
без малого четыре тысячи.
— Спасибо, успокоил! — не унимался Стив (кстати, я узнал его:
американер Стивен Бэкхем , служащий космодрома, редкий, надо сказать,
зануда). — Чтоб распылить Волгу хватит и трех крейсеров!
— Кто это тебе сказал? — насмешливо осведомился незнакомый голос.
— Суваев сказал, — проворчал Стив. — Он у нас спец по свайгам.
— Надо же! — хмыкнул собеседник с неприкрытой иронией. — Спец!
Оказывается, у нас есть спецы по чужим?
Тут вклинился кто-то явно из директората:
— Прекратите болтовню на канале!
Голос был брюзгливый и показушно озабоченный.
— С нами пробовал кто-нибудь связаться? Я имею в виду… э-э-э…
гостей.
— Нет, — коротко, и, кажется, неприязненно ответил Бэкхем. — Кстати,
звездолеты директората готовы к старту.
— Отлично. Если будет попытка связаться, немедленно переключать на
закрытый канал! По приоритету «экстра».
— Понял, — так же коротко отозвался Бэкхем. — Что нибудь еще, сэр?
— Сэр! Какой я тебе сэр? Дежурь давай, и не задавай идиотских вопросов.
Юлька, слушавшая все это с бокалом в руке, тихонько присела на диван.
— Все ясно. Директорат готовится смотаться с Волги. Звездолеты-то их
уже под парами, — заявила она убежденно.
— Твой, между прочим, тоже под парами, — заметил я пригубив вино.
Несмотря на ситуацию, я еще был в состоянии получать удовольствие от вина.
Прекрасного, надо сказать, вина. «Траминер Офелии», двенадцать спирта,
полтора сахара, в меру приглушенный букет полевых трав с легкой примесью
тонов меда и подсолнечника.
— Как и твой, — Юлька по обыкновению не осталась в долгу. — На их месте
любой бы разводил пары. Любой, у кого имеются мозги, а у директората мозги
имеются, можешь не сомневаться. С совестью — да, туго, но не с мозгами.
Тут она права. На все сто. Я вздохнул. И мы стали слушать дальше.
В общем, у Волги, как это водится у чужих — вроде бы из ниоткуда
вынырнул небольшой флот. Двадцать четыре крейсера, похожих на исполинские
бублики и еще один бублик, малость вытянутый, эдакий гигантский эллипс.
Флагман, превышающий размерами обычные крейсера почти вдвое. Все они
рассредоточились вблизи Волги по сложной системе взаимоперекрывающихся
орбит.
А суперкорабль, появившийся первым, неподвижно висел над моим
островком. Кажется, флот свайгов пас именно этого пришельца. Пока пас без
единого выстрела — или чем там обмениваются звездолеты чужих в бою?
А потом кто-то вызвал меня по внутреннему каналу. Вызвал терминал
«Саргасса». А сделать это возможно было только из моего купола.
Изумление мое переросло всякие пределы, а вместе с изумлением во мне
медленно стала закипать злость. Опять гости, е-мое! Ей-право, надо ставить
охранку, да не простую, а с самонаводящимися бластами, чтоб любого чужака
сжигали в пепел к чертям собачьим. Без предупреждения. Нечего соваться на
частную территорию!
Я настучал на Юлькиной клавиатуре пароль, и на экране возникла хорошо

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *