ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

нетленные доставляют нам хлопоты не столько своими продвинутыми
технологиями, сколько банальной численностью. Их много, чересчур много, и
только поэтому союз испытывает определенные проблемы с обеспечением
безопасности своих миров.
Но Ушедшие — это другое. Интерпретаторы пришли к выводу, что лучшие
солдаты вселенной неагрессивны. Они и активизировались только потому, что на
человеческие планеты стали наведываться представители союза. Свайги. И вели
себя не слишком-то любезно.
В результате из небытия явился этот поражающий воображение крейсер. И
мы сами доставили на борт его экипаж… и были незамедлительно вышвырнуты
как с крейсера, так и из человеческой звездной системы.
Только одно насторожило интерпретаторов: люди уничтожили собственный
дом, собственную планету. Не для того ли, чтобы карающим смерчем пройтись по
всей галактике и выжечь дотла материнские миры обидчиков? По правде говоря,
это представлялось вполне возможным и правдоподобным. Да и слишком походило
на ритуальный клятвенный жест.
Но нет, крейсер забился в глухой малопосещаемый угол пространства и
пассивно ждал. Довольно долго, больше лунного цикла на Цо. И не стал
предпринимать никаких враждебных действий, напротив высказал готовность к
переговорам.
Когда давление внутри буфера и внутри корабля уравнялось, открылись
вторые створки, впуская бот непосредственно в корабельный ангар. Пилоты не
стали ждать пока створки откроются полностью — подали маленькую цветную
призму вперед и скользнули в щель как только ее размеры стали достаточными
для безопасного прохода. Штурмовики, согласно кодекса высших рас, остались в
буфере шлюза. Они продолжали освещать бот бортовыми излучателями.
В дальнем верхнем углу ангара призывно помигал маяк — три вспышки,
четыре вспышки. И так несколько раз. Люди продолжали уверять парламентеров в
собственных мирных намерениях. Бот плавно поплыл к причальной штанге,
выдающейся далеко в глубину ангара.
Сближение.
Сброс хода.
Швартовка.
— Швартовка завершена, адмирал! Прикажете отдраивать люки?
Починенные всегда звали Фангриламая просто «адмиралом». И он к этому
давным-давно привык, хотя знать Цо иногда позволяла себе довольно
рискованные шутки по этому поводу.
Но Фангриламая не задевали шутки знати, потому что в бой он ходил не со
знатью, а с подчиненными. Корпус к корпусу. И те редко подводили
адмирала-адмиралиссимуса.
— Отдраивайте… Зачем, спрашивается, мы сюда прилетели?
Зашипели клапаны в стыковочном хоботе. Хорошо, хоть люди дышат
воздухом, пригодным сразу для четырех рас союза. Только представителю
а’йешей придется надевать скафандр. Остальные могут выходить налегке.
Пока обслуга выносила циновки, креслонасесты, кресла для свайгов и
силовые коконы для а’йешей, Фангриламай внимательно оглядел площадку перед
причалом.
И сразу понял, что люди намерены проводить переговоры прямо здесь.
Что ж. Их право.
— Адмирал! — рядом возник техник-ординарец. — Ваш переводчик…
Он протянул Фангриламаю плоскую брошь. Фангриламай послушно прикрепил
ее к мундиру на груди.
Интерпретаторы негромко совещались в двух шагах от выхода.
— Все готово, — доложил капитан бота. — Удачи, мой адмирал!
— Спасибо, Дарх, — Фангриламай качнул головой на длинной шее. — Думаю,
удача нам понадобится.
И решительно двинулся прочь с мостика. К стыковочному хоботу.
Интерпретаторы пристроились вослед двум прим-адмиралам, Вьенсиламаю и
Шуаллиламаю. Солдаты из эскорта уже стояли на причальной площадке двумя
шеренгами с парадными ружьями «На караул».
Перед круглым столом стоял человек. В одиночестве. Остальные группой
держались у стола; причем охранников-людей насчитывалось всего трое. На
стенах и ажурных рамах площадки тихонько шевелились разноцветные полотнища —
явно ритуального характера. Ну, это добрый знак. Ритуалы — показатель
разумности. Они, как правило, складываются не за один день, и если их
придерживаются — значит раса склонна к самодисциплине. С такими легче
договориться, чем с варварами, признающими только грубую силу.
Зашуршала брошь, переводя приветственную фразу человека. Фангриламай на
всякий случай остановился.
— Здравствуйте! Я капитан этого корабля. Думаю, по законам любой расы
сейчас надлежит поприветствовать вас на борту моего корабля.
— Конечно, капитан, — Фангриламай хотел улыбнуться, и даже напряг уже
было клюв и приготовился развести пальцы на руках, но потом понял, что люди
вряд ли это правильно воспримут. Лучше оставить все как есть. — Я ведущий
парламентер представителей союза, и дабы не утруждать себя непривычными
именами, можете звать меня просто «адмирал». Я же стану, с вашего
позволения, именовать вас просто «капитаном».
— Принимается, — согласился человек и искривил рот; Фангриламай знал,
что эта гримаса на лице по смыслу аналогична улыбке цоофт или шевелению
горлового пузыря свайге.
— Прекрасно. Как только представители союза займут свои места, я всех
представлю. Где разместитесь вы, капитан?
— За столом, — человек указал рукой назад. — Рассаживайтесь,
пожалуйста.
«Вежливость, — подумал Фангриламай, подавая знак свите. — Что может
быть лучше? Жаль, что нетленным вежливость не свойственна. И хвала звездам,
что людям — оказывается — свойственна. Какой олух назвал их дикарями?»
Капитан был одет в очень обычный комбинезон и ботинки — если не
принимать во внимание длину рукавов и штанин, особенности покроя комбинезона
и форму ботинок, и то и другое не слишком-то отличалось от привычного любому
выходцу с Цо. Единственное, на чем невольно то и дело задерживался взгляд,
это поросшая густой шерстью верхняя часть головы людей. Вот это было
действительно непривычно.
Кроме того, у одного из людей у стола глаза были прикрыты темными
светофильтрами в желтоватой оправе, а у другого шерсть росла еще и на нижней
части головы, переходя даже на шею, и еще один продолговатый пучок
произрастал между носом и ртом — млекопитающие ухитрились в процессе

эволюции разделить присущие птичьему клюву функции двум разным органам.
Люди заняли дальнюю полуокружность стола. Союзники вытянулись в дугу
напротив.
Охранники людей стояли за спинами, в нескольких шагах. Кроме того,
кто-то периодически заглядывал в угловую дверь, и сновал вдоль стены.
Впрочем, это не нужно было замечать.
Караул цоофт остался у стыковочного хобота, перестроившись во фронт. А
другие союзники прибыли без охраны. Переговоры ведут цоофт. Они же все и
обеспечивают.
— Итак, капитан. Я рад, что все происходит согласно кодекса высших рас,
и, откровенно говоря, это для нас приятная неожиданность. Предлагаю забыть
все неприятные моменты наших отношений — как вторжение на вашу планету и
вывоз с нее населения, равно и бесславную гибель значительных сил союза. В
интересах дела, очистим от этого память.
— Согласен, — сказал капитан.
— Тогда позволю себе представить делегацию союза пяти рас.
Фангриламай встал, сделал шаг вперед и вбок, затем указал на группу из
трех свайгов, Ххариз Ба-Садж и его советников:
— Премьер-адмирал сат-клана Свайге. Уполномочен Галереей Свайге.
Ххариз, один из немногих приятелей Фангриламая среди представителей
иных рас, встал и торжественно развернул гребень на голове.
— Пик пирамиды Сойло, уполномочен конклавом пирамид Азанни.
Маленький азанни, зовущийся Сойло-па-Тьерц, соскочил с креслонасеста,
раскинул крылоруки, сделал лихую мертвую петлю и ловко приземлился на
прежнее место. Его советники на общем креслонасесте ограничились дружным
хлопком.
— Представитель Роя. Никем не уполномочен, поскольку не…
— Мы достаточно знаем о Рое, адмирал. Пожалуйста продолжайте, и прошу
прощения, что перебил вас.
Фангриламай вежливо полуприсел и покосился на оцепеневшего инсектоида.
Тот прибыл в одиночестве, чему Фангриламай ничуть не удивился. Где
присутствует хоть один из Роя, там присутствует весь Рой.
Инсектоид догадался пошевелить усиками-антеннами и вновь замер в позе
ожидания. Он не нуждался ни в имени, ни в комфорте. Потому просто опирался
четырьмя лапками о платформу без всяких там кресел и насестов.
— Представитель технократии а’йешей. Уполномочен технократией. Боюсь,
он никак визуально не сможет поприветствовать вас. Но он все слышит и все
понимает, и если понадобится, сможет высказаться через нас.
И, наконец, представители цоофт: прим-адмиралы фронтальных флотов,
уполномочены триадой Цо.
Оба адмирала синхронно встали с циновок, полуприсели, и водворились на
место.
— Решением союза и согласно кодекса высших рас вести переговоры
доверено мне, адмиралиссимусу флотов Цо.
Делегация союза приветствует собеседников и надеется на удачный исход
переговоров.
Да окрепнет союз!
Произнеся заключительную ритуальную фразу, Фангриламай присел,
поблагодарил дипломатов-союзников, и ненадолго опустился на циновку.
Капитан людей воспринял это как приглашение представить своих. Он
сделал это на удивление кратко и емко.
— Пилот.
— Навигатор.
— Аналитик.
— Стратег.
— Информатик.
— Все уполномочены мной.
Названные просто вставали и сразу же садились.
«Да, — подумал Фангриламай. — Похоже, люди не особенно любят разговоры
и официоз. Пока в саморекламе всех перещеголял хитрец-азанни: умение летать
всегда было предметом зависти остальных рас…»
Летающие особи Роя, понятно, в расчет никто не брал, Рой вообще слишком
специфическое сообщество, чтобы ему завидовать.
— Итак, адмирал. Я внимательнейшим образом слушаю все, что вы пожелаете
мне высказать.
И человек совершенно обычным для цоофт жестом поставил локти на
столешницу и свел руки так, что кончики пальцев коснулись друг друга. Только
на каждой руке у него было по пять пальцев, а не по четыре, как у цоофт,
азанни и свайгов.
Фангриламай еще раз окинул мысленным взором заранее отрепетированную
речь, и, надеясь, что удача и вдохновение не покинут его, начал:
— Все мы жители одной галактики. Пять рас, которые принято называть
высшими, расы-сателлиты, еще неспособные самостоятельно противостоять
космосу, и вы, люди. До недавнего времени союз был убежден, что ваша раса
стоит на очень низкой ступени развития. Такие расы в галактике принято
называть новоразумными. Как правило статус новоразумной получает раса,
сумевшая самостоятельно выйти в космос. На сегодняшний день в галактике
насчитывается четыре расы, самостоятельно вышедших в космос. Это шат-тсуры,
это булинги, и это оаонс-перевертыши. Четвертые — вы. Должен сказать, что
люди сумели даже добраться до соседних звезд, чего не удалось сделать
остальным трем.
Раса, получившая статус новоразумной обычно берется под опеку одной из
высших рас. Той, которая новоразумных обнаружила. Но с вами этого не
произошло.
Причина проста — война. В галактике давно идет война с пришельцами из
Ядра — нетленными, и у Галереи Свайге просто не хватило времени и средств,
чтобы взять вас под опеку.
Трудно в этом признаваться, но союз проигрывает эту войну. Проигрывает
не потому, что отстает от противника технологически. И не потому, что не
умеет воевать.
Наши трудности проистекают из колоссального превосходства сил
противника над союзными силами. У нетленных больше кораблей. А еще точнее —
они сами являются кораблями, хотя думаю, что теперь это известно и людям.
Союз будет сдавать планету за планетой, систему за системой, это может
продолжаться еще тысячи лет — земных лет или лет Цо, они не слишком
отличаются по длительности. Такое будущее предвидели еще наши праматери и
прадеды.
Без некоего неожиданного фактора со стороны, без ситуации-икс
остановить это неуклонное сползание к краху невозможно. Мы ждали этого
фактора икс столетиями.
И вот, наконец, этот корабль, — Фангриламай театральным жестом повел
рукой. — Этот поражающий воображение корабль. Воплощение технологического
совершенства. Его появление у вашей родной планеты означало, что у союза

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *