ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

Смагин пожал плечами:
— А как понимать? В пять меня выбросило из системы, ну, я из шкафа
вылез. Хаецкого еще не было. Я еще удивился, помню: во, псих, на вахту
опаздывает! Я его не стал дожидаться, все равно в пилотской работы не
было…
Рома уже тащил из кармана коммуникатор. Откинул микрофон, прижал трубку
к уху.
— Але! Валентин? Ты где? А Женька?
С минуту Рома внимательно слушал. Потом молча отнял трубку от уха.
— Так-так. Хаецкий до вахты до сих пор не добрался. Он застрял, в
рукаве по дороге от офицерского к рубкам. Платформа по выезду из офицерского
прыгать не стала, так и тащилась обычным манером. А потом стала, в без пяти
пять. И до сих пор стоит. Он звонил транспортникам, обещали разобраться…
— А транспортники, — донельзя скучным тоном констатировала Яна, — почти
сплошь люди Шадрина да Юдина. Как раз тех, кто не прочь капитана сместить,
насколько я понимаю.
— Раньше ты говорила, что в капитанство метит директорат, а не бандиты,
— заметил Смагин.
— Да заодно они, что тут думать, — Яна пожала плечами. — Кэп, это
заговор. Они пытаются отсечь нас от корабля. Проверь на всякий случай
боевую.
Капитан потрогал несколько клавиш на приборе. И сердито засопел, когда
разглядел ответ.
— В пять кто-то из канониров сменился. Никто пока на его место не
заступал…
— Was fuer ein Verdruss! Teufel auch! — выругался Риггельд. — Как они
ловко подгадали! Наши сменяются и уходят с вахты, чтобы успеть на сбор в
жилых. А заступающих тормозят транспортники! Ловко, hol’s der Teufel! Das
nennt man Pech haben!
— Знаешь что, Рома, — решительно произнесла Юлька. — Не стоит нам туда
ехать. На сбор. Что-то там зреет нехорошее.
— Какого же черта в нас стрелял этот олух? А? Если нас пытаются
заманить и прикончить, какой смысл пугать нас по дороге? Тем самым
предупреждая?
Рома с сомнением покачал головой.
— Нет, Юлька… Что-то тут не стыкуется.
— Но ехать, — уверенно сказал Суваев, — все равно не стоит. Давайте-ка
лучше назад в офицерский уберемся, и нашим всем сообщим. Пока не поздно.
Суваев без колебаний врубил циркулярный вызов, но коммуникатор, пару
раз пискнув, вдруг без видимых причин отключился. Изумленно уставившись на
доселе безотказную говорилку Суваев застыл, сразу став похожим на земного
Сфинкса.
— А-а-а… — протянул он. — Не понял?!
Рома снова потыкал ногтем в миниатюрную клавиатуру своего приборчика.
— На связи кто-то есть, — сообщил он спустя секунду. — И даже не один —
там посекторные вахты…
— Зуб даю, это доверенные директората, — Янка насупилась. — «Зуб даю» в
ее устах прозвучало как-то странно и неуместно.
— Кстати, — небрежно заметил спокойный Риггельд. — А почему мы стоим?
Вроде бы, решили в офицерский возвращаться?
Рома медленно поднял голову от экранчика и обернулся к Риггельду. До
капитана наконец дошло.
— Курт… Черт возьми! Они же и нашу платформу контролируют!
Смагин немедленно навалился на дверцу. С нулевым результатом.
— Поздравляю, — выдохнул он. — Мы заперты.
В тот же миг платформа плавно заскользила прочь из пузыря, но не назад,
к офицерскому, а в прежнем направлении. К жилым секторам. Навстречу веселым
людям из директората. Навстречу Юдину и Шадрону.
— В сторону! — рявкнул Смагин и вытащил бласт. Сухо щелкнул
освобожденный импульс; Смагин из очень неудобного положения саданул по
дверце ногой. Дверца открылась.
— Прыгаем! Пока ход не набрали!
Рома не менее решительно высадил переднюю дверцу и вывалился на ленту
дороги. Сверху на него вывалилась Юлька. Некоторое время все по инерции
скользили по гладкому покрытию, сквозь зубы ругаясь и изо всех сил пытаясь
остановиться. Пустая платформа некоторое время тянула прочь, но потом
замерла, безучастно шевеля незакрытыми дверцами.
— Ходу, ребята, ходу! — Суваев взял инициативу на себя. Он подтолкнул
Смагина с Янкой и побежал назад, в пузырь. Риггельд, плечом к плечу с
Юлькой, поспешили за ними.
— Не отставай, капитан!
Рома, с бластом в правой руке и раскрытым прибором-блокнотом в левой,
честно пытался не отстать.
— Пашка! Уйдем через ремзону, спускайся вниз, там лестница на входе в
рукав должна быть! — крикнул он.
— Ага, вижу! — подтвердил Суваев.
Вдалеке, в сумрачной мгле рукава, засветилась желтая искорка,
постепенно раздваиваясь. Чьи-то зажженные фары.
— Вперед, капитан! — Риггельд замер перед скобяной архаичной лесенкой,
выполненной из полупрозрачного материала, неотличимого от стен
пузыря-развязки. — Мы прикроем.
Суваев уже ссыпался вниз и наугад пинал ногой стены в поисках хода в
ремзону.
— Нашел! — крикнул он обрадованно секунд через десять.
Из рукава слабо потянуло воздухом — похоже, платформа приближалась даже
не одна. Сухой шелест звучал зловеще.
«Ну, попали! — подумал Суваев, пропуская капитана в ремзону. — И это
самый совершенный корабль в обозримой части галактики! Фагоцит хренов! Как
крысы на чайном клипере, е-мое…»
Мысли лихорадочно скакали в голове, толкались и сменяли друг друга,
словно картинки в калейдоскопе.
Риггельд скользнул в ремзону последним и с размаху захлопнул за собой
дверь.
— И куда дальше? — вопросительно прошептал Суваев.
Вокруг сомкнулась кромешная тьма.
— Я знаю, куда, — тихо ответил во тьме голос капитана. Кто-нибудь
подсветить может?

Янка немедленно щелкнула химической зажигалкой и тусклый синеватый
огонек бросил на лица призрачные отсветы.
Капитан снова возился со своим прибором.
— Ага, вот, — сказал он, на что-то нажимая, и довольно хлопнул крышкой,
пряча плоскую коробочку в карман.
В тот же миг участок потолка точно над головой капитана стал источать
рассеянный желтоватый свет.
— Двинули! — выдохнул Рома Савельев и решительно зашагал куда-то вглубь
ремзоны. Светлое пятно послушно поползло по низкому потолку капитану вослед.
Уже через полста шагов коридор резко свернул.
«Да, — подумал Суваев уныло. — Ничего не меняется. Человек остается
скотиной даже на суперкорабле. Стреляет в ближних, рвется к власти и
прячется по подвалам.
Только подвалы теперь чистые. Без сырости и крыс.
Меняется только окружение. А люди остаются прежними…»
Отчего-то Суваева не слишком обрадовал этот вывод.

49. Александр Самохвалов, оператор сервис-систем,
инженер-консультант директората, Homo, крейсер Ушедших
«Волга».

— Стрелка нашли, шеф! — сказал Самохвалов, отрываясь от коммуникатора.
— Только что.
— Пусть введут! — процедил Гордяев сквозь зубы. Он был мрачен, как
железная звезда на инфраэкранах.
Самохвалов щелкнул пальцами.
Барс, так и не показавшись из-за двери, впихнул в офис худого парня лет
двадцати. Глаза у парня бегали, будто два таракана, застигнутых врасплох
посреди обеденного стола.
Запольских поймал парня за рукав и слегка встряхнул, вынуждая встать
прямо. А то он от тряски стал похож на жалкую картонную куклу.
Гордяев нервно барабанил пальцами по столу и долго не поднимал взгляд.
— Ну, — наконец осведомился он, внимательно разглядывая идеально чистый
пластик, исчерканный красивыми волнистыми линиями, имитирующими текстуру
какого-то земного дерева, — можешь мне рассказать — зачем ты это сделал?
Парень беззвучно, как рыба, открывал и закрывал рот. Самохвалов глядел
на него исподлобья.
«Почему всегда найдется дурак, который испортит дело? Который сведет на
нет колоссальный труд по подготовке операции?»
— Ну! — заорал вдруг Гордяев не своим голосом, а потом мгновенно, одним
мягким скользящим движением переместился вплотную к перепуганному юнцу. Нос
к носу. Самохвалов даже не ожидал от шефа такой прыти. — Говори, дьявол тебя
разрази, кто надоумил тебя стрелять в капитана?
Гордяев схватил парня за отвороты комбинезона и так энергично
встряхнул, что у того звонко клацнули зубы.
— Я… я не хотел, господин директор… — захныкал виновник.
— Не хотел? — еще громче заорал Гордяев. — Откуда у тебя бласт?
— Купил… на рынке.
— Зачем?
— Я хотел ходить на вахты, господин директор. Это так… здорово. А на
вахты нас пускают редко… В секторе говорят, что во всем он виноват,
капитан Савельев…
— М-да, — вздохнул Самохвалов индифферентно. — Перестарались мы малехо
с подогревом общественного мнения.
Гордяев отпустил парня, сердито вернулся на место за столом и уже
спокойнее спросил:
— Что ты еще мне поведашь? А, милок?
Парень облизал пересохшие губы. От него исходил ощутимый животный ужас.
— Я… Я никогда больше не буду влезать не в свои дела, — прошептал он.
— Да уж, — Гордяев брезгливо оттопырил губу. — Не будешь. Это точно.
Парень окончательно поник. Кажется он понял, что его сейчас убьют.
Гордяев жестом велел, чтобы позвали Барса.
— Позаботься о нем, — буркнул Гордяев и поморщился. — Только не измажь
ничего.
Запольских тотчас врезал горе-стрелку по шее и тот обмяк у Барса в
руках. Наверное, во избежание совершенно ненужной истерики врезал.
Некоторое время шеф молчал.
— Эй, мыслитель! — позвал он Самохвалова минуты через три.
Самохвалов подобрался и с готовностью вскинул опущенную голову.
— Да, шеф?
— Что из него вытрясли ребята?
Самохвалов присутствовал при допросе. Поэтому ответить было нетрудно.
— Похоже, что он не врал, шеф. Он действительно придурок-одиночка,
вознамерившийся самолично расправиться с капитаном. Купил на рынке бласт —
кстати, торговля оружием — это дело рук Плотного, то бишь Юдина. А наш герой
прикинул, по какому рукаву поедет платформа капитана на встречу в жилых.
Поскольку он из транспортной службы, это нетрудно было сделать, он только с
вахты сменился перед покушением. Взял платформу, засел в районе развязки…
и испоганил нам все дело.
Капитан и еще несколько офицеров — пятеро, кажется — увы, не
пострадали. Болван этот оказался никудышным стрелком. Платформу капитан и
остальные практически сразу же покинули, и скрылись в ремзоне. А это,
напоминаю, сущий лабиринт под сквозным сечением. Туда только ремонтные
роботы спускаются. Ребята Барса искали их — без толку. Там можно годами
прятаться. Но пути к основным рубкам мы перекрыли. Кроме того, блокировали
офицерский сектор. Никого из руководства сейчас нет на вахте, и можно
считать, что корабль наш. Осталось понять, как оживить поисковые системы и
переподчинить охранных роботов. Если мы это сделаем достаточно быстро, можно
считать, что поимка капитана и его своры дело ближайшей недели.
— А что Фломастер?
— Он с десятком канониров засел в карантинном модуле, едва узнал, что в
капитана стреляли. Ребята Шадрона пробовали к ним подобраться — без толку, в
карантине ручное оружие помощнее бластов оказалось. Похоже, офицерство тоже
зря времени не теряло, шеф. Они успели подготовить десятки помещений между
рубками и жилым, успели накопить и укрыть достаточно оружия. Такое
впечатление, что они предвидели нашу операцию.
— Очень может быть… — сказал Гордяев. — Сава всегда был на редкость
хитрой бестией. Как и его папаша, впрочем.
Самохвалов продолжил:
— Разрозненные группы офицеров укрылись в изолированных модулях; на
настоящий момент мы не имеем свободного доступа ни в один. Я распорядился

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *