ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

Суваев чуть не поперхнулся пивом. Умела Янка вот так вот — просто и
невозмутимо — сбить с толку. Да настолько основательно, что начинали оживать
и шевелиться собственные неоформившиеся подозрения.
— Ты собственно… о чем?
Янка оторвалась от созерцания маникюра.
— Не о том вы забеспокоились. Вахты, организмы… Сейчас другого
бояться следует.
— А конкретнее?
— Конкретнее? — улыбнулась Янка. — Ну, например, что директорату или
молодчикам Шадрина может взбрести в голову сменить капитана, раз Рома их не
устраивает.
Суваев расслабился.
— Чушь. Вспомни, как капитаном пытался заделаться я. Пока Ромка жив,
корабль никому другому не подчинится.
— Вот именно, — подтвердила Яна. — Пока жив.
Повисла многозначительная тишина.
— Вот так вот, значит… — дошло наконец до Суваева. — Но ведь бандиты
наши уже пробовали бунтовать…
Яна покачала головой:
— Во-первых, тогда они еще не ставили целью убить Ромку. Во-вторых, они
не знали возможностей корабля, даже самых простых и очевидных, и еще не
умели пользоваться ими.
— Что значит — еще не ставили целью убить? А теперь что — поставили?
— Да, — сказала Янка и огляделась. — Дайте мне пива кто-нибудь.
Пожалуйста.
Ей передали золотистую банку и высокий хрустальный стакан.
— Йа-ана-а, — изумленно протянула Юлька отчаянная. — Ты соображаешь,
что несешь? Откуда ты можешь это знать?
— Я информатик. Старший информатик. Или ты забыла, а отчаянная?
— Не забыла, — сердито ответила Юлька. — Но ты сейчас не на вахте. Там
ты еще могла что-нибудь подслушать. Но что ты из этого вспомнишь сейчас?
— Я веду записи, — призналась Янка. — А потом, когда отключаюсь от
корабля — изучаю их. Уже давно, если тебе интересно.
— Записи? — удивился Зислис. — А каким образом? Что, это возможно?
— Конечно. Ты можешь реализовать любое не противоречащее линии
корабль-капитан технологическое решение и вовсю пользоваться им.
— Но ведь это… По сути, это возможность надстраивать корабль! —
Зислис выглядел ошеломленным. Да, в общем, он и был ошеломленным — ему
никогда не приходила в голову подобная мысль. Пользоваться системами корабля
— так ими все на вахте пользовались. Но создавать новые системы, специально
под свои нужды… Это было смело и неожиданно, и потому казалось
невозможным. Хотя — синтез различных мелких предметов, синтез пищи в
конце-концов… Чем это принципиально отличается от постройки новой
работающей системы-надстройки? Да ничем. Разве что надстройка посложнее.
— Миша, корабль еще долго будет нас удивлять, — Яна впервые с начала
разговора улыбнулась.
— Ладно, — проворчал Фломастер, как и все военные — сугубый прагматик.
— Это все лирика. Ты подробности давай.
— В общем, я подслушала закрытое совещание директората. Доступ к
прослушиванию заблокировали вахтенные — весьма умело, надо сказать,
заблокировали, но я все-таки старший информатик. Директорат пришел к той же
мысли — корабль будет считать капитаном Ромку до тех пор, пока Ромка жив.
Если Ромку устранить, вполне возможно, что корабль выберет нового капитана.
— А что от этого выиграет директорат? Где гарантия, что капитаном
корабль изберет кого-то из них, а не из старших офицеров? — Фломастер еле
заметно пожал плечами. — Неубедительно.
— Витя, — примирительно сказала Янка, — я только раскрываю тебе тайные
планы директората, а не толкую их мысли по поводу этих планов. Директорат в
курсе, как стал капитаном Ромка. Они считают, что надобно только в нужное
время оказаться в нужном месте и нажать на кнопку. И все. Дальнейшее
предопределено.
— Погоди, — Зислис собрался с мыслями. — А зачем директорату
капитанство? Они что, плохо живут?
— Стремление к власти иррационально, — вздохнула Янка. — Пока есть
кто-то ступенькой выше, они будут упрямо лезть на самый верх. Даже если там
холодно, небезопасно и есть риск свалиться. Пока большинству не по нраву
ограничение вахт. Я и сама не отказалась бы подключаться почаще… Просто я
верю Ромке, а они — нет.
— Интересно, — вполголоса заметила Юлька. — А нас сейчас директорат не
подслушивает?
— Нет, — уверенно заявила Яна. — И лучше не спрашивайте, откуда у меня
такая уверенность.
— Да, да, конечно, ты же старший информатик, — сгехидничал Зислис.
Янка сердито стрельнула на него взглядом. Но смолчала.
«Но если она так говорит, — скрепя сердце признал Зислис, — значит она
действительно приняла меры. Несгибаемая девочка.»
— Я пыталась понять, случаен ли выбор капитана. Честно говоря, не
поняла, — продолжала Яна. — Но попутно я выяснила другое. Капитану
автоматически присваивается высший индекс. А остальным — исходя из похожести
на капитана. Мы стали старшими офицерами только потому, что у нас схожее с
Ромкиным мышление и система ценностей. Если капитан сменится — нас тут же
вышвырнут.
У Фломастера смешно вытянулось лицо; Зислис поморщился; Юлька быстро
переводила взгляд с Яны на Суваева, словно не могла понять шутит Яна или не
шутит. Суваев пытался сохранить бесстрастность. Достаточно успешно.
Яна Шепеленко давным-давно приучила всех, что никогда ничего не говорит
просто так, бесцельно. И никогда не говорит того, в чем сама не уверена. Не
бросает слов на ветер.
— Я хотела поговорить об этом в присутствии всех — Юрки, Курта,
Хаецких, этих твоих, — Яна кивнула на Фломастера, — сержантов. Но решила —
сначала здесь. И еще я бы очень хотела побеседовать с капитаном. Очень бы
хотела.
— Так-так, — Фломастер упрямо выпятил челюсть. — Продолжай, Яна. Они
выработали какой-нибудь план?
— Нет. Пока нет. Но выработают, не беспокойся.
— Мы узнаем об этом?
— Постараемся.

— Постараемся, — фыркнул Фломастер. — Маловато этого, милая.
— А что они могут нам сделать? — спросила Юлька недоуменно. — Нам и
Роме? Пробовали они бунтовать — роботы их живо усмирили.
— Теоретически возможна ситуация, когда на вахтах останутся только люди
директората. Вдруг они сумеют обезвредить защиту?
— Корабль не подчинится, — заверил Фломастер. — Он так устроен.
— Витя, — Яна взглянула прямо в глаза канониру. — Я уже говорила, что
корабельные системы можно менять. В соответствии со своими интересами. Я не
могу гарантировать, что умники из директората не изобретут какой-нибудь
неожиданный фокус. И вообще, когда что-нибудь нежелательное кажется
невозможным — обыкновенно оно достаточно быстро происходит.
— Да кто у них на это способен-то? У них же доступ максимум пятнадцать
у всех! — не сдавался Фломастер.
— Ну и что — доступ? Самохвалов вполне способен на какую-нибудь
пакость. Или этот… как его… Осадчий. И вообще Яна права, — проворчал
Суваев. — Лучше присматривать за директоратом. Не похожи они на дураков —
видал, что в жилых секторах устроили? Я в какой-то бар вчера зайти пытался —
так у меня деньги требовать начали! Пока бармен не узнал, не пускали…
Фломастер только головой покачал.
— Ну, ладно, — примирительно сказал Зислис. — А Рома об этом знает?
— Понятия не имею, — ответила Яна. — Именно поэтому я и хотела с ним
поговорить.
— Кстати, — оживилась Юлька отчаянная. — А кто-нибудь знает зачем мы
здесь торчим? Я ожидала, что Ромка начнет выбирать планету вроде Волги…
— А ты бы согласилась добровольно сойти с корабля? — чуть наклонив
голову поинтересовалась Яна. Взгляд у нее сделался снисходительный. Так
взрослые на детей смотрят.
Юлька пожала плечами:
— Ну… Не сейчас, наверное.
— Вот именно. Никто с корабля не сойдет. Все хотят на вахты. А Рома
чего-то ждет.
— Чужих он ждет, — пояснил Фломастер. — Дома мы дали им по загривку, но
значит ли это, что чужие успокоились? Да они сил соберут и снова за нами
погонятся.
— И что? — Зислис лениво шевельнул бровями и откинулся в кресле,
вопросительно глядя на канонира.
— Что-что, — буркнул Фломастер недовольно. — У капитана спрашивай.
— Мне кажется, — вмешался Суваев, — что Ромка выяснил о корабле что-то
очень важное. И теперь просто растерялся. Он не знает, что с новым знанием
делать.
— Да что он мог выяснить? Что такого, до чего не смогли бы докопаться
мы?
Суваев поднял на Зислиса цепкий взгляд.
— Например, то, на что хватает только капитанского доступа.
Зислис задумался. Слишком все это было сложно.
Он давно утерял первую эйфорию после погружения в сознание корабля и
обгединенное сознание экипажа. Он понял, что даже в слиянии с кораблем
возможности оператора не безграничны, хотя и весьма велики. И еще он стал
догадываться, что корабль их чему-то учит. Но чему?
Зислис много бы отдал, чтоб узнать это. Почти все.
Кроме одного: возможности ходить на вахты. Это он бы не отдал ни за
какие блага мира.

44. Александр Самохвалов, оператор сервис-систем, инженер-консультант директората, Homo, крейсер Ушедших «Волга».

— Ну, — спросил Шадрин. — И что ты от меня хотел?
Гордяев мрачно наполнил хрустальные стаканы.
— Во-первых, спасибо что пришел. Во-вторых, есть парочка вопросов.
Шадрин покосился на своих торпед — молчаливых и с виду безучастных.
— Только быстро. У меня мало времени.
Гордяев тоже покосился на шадринских торпед.
— Я могу говорить при них?
— Можешь. Они немые.
— Лучше бы глухие, — проворчал Гордяев. — Впрочем, ладно. Как жизнь,
Леонид? Как новое место?
— Хреново, — честно ответил Шадрин. — Пойло — не в радость. На баб и
смотреть уже не могу. А эти ублюдки с доступом еще и на вахты не пускают.
Жаль, не перекоцали мы их в Новосаратове, пока маза была.
Гордяев многозначительно покивал и решил брать быка за рога. Шадрин не
из тех, с кем нужно предварительно полчаса болтать о погоде и ценах на
самогон.
— А скажи мне, Леонид… Ты знаешь, как этот землерой стал капитаном?
Шадрин насторожился.
— Тебе-то что?
«Ага, — подумал Самохвалов, настораживаясь. — Похоже, наши
братцы-бандиты тоже призадумались о капитанстве… Прав Гордяев. Все-таки
прав…»
— Ну, — Гордяев нарочито небрежно зашвырнул в пасть ломтик
синтезированной ветчины. — Капитаны — они разные бывают. Был бы свой —
глядишь, и вахты бы почаще случались…
Шадрин поиграл желваками на скулах.
— Слушай, Горец, — процедил он с неудовольствием. — Не темни, а?
Спрашивай напрямую. Думал ли я с ребятами о смене капитана? Да, думал. Что
еще тебя интересует? И что я получу в обмен на информацию?
Гордяев заметно оживился:
— Вот это деловой разговор! А то все эти обнюхивания, ощупывания…
Детство, е-мое.
Шадрин равнодушно поглядел на шефа директората. Белесыми глазами
убийцы. Но Гордяев знал, что равнодушие это напускное. Если бы Шадрину было
неинтересно, он бы просто ушел. Или вообще не приходил. А раз есть интерес —
значит можно договориться. Всегда можно договориться, почти всегда.
Гордяеву была очень нужна поддержка транспортников.
— Скажи, мы на Волге плохо жили?
Шадрин не ответил. Тогда ответил Гордяев — сам себе:
— По-моему, нормально жили. Ладили. Не цапались. Все были довольны.
— А я и сейчас доволен, — пробурчал Шадрин и могучим глотком опустошил
стакан. — Ну и?
И тогда Гордяев поднял забрало.
— Давай сменим капитана.
— Как?
— А как их обыкновенно меняют?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *