ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

потом эта призрачная рябь исчезла, и флагман основательно тряхнуло, словно
он находился не в вакууме, а в атмосфере планеты.
— Мать-глубина! — вырвалось у Ххариз Ба-Садж. Но уже в следующее
мгновение он взял себя в руки и заорал в интерком:
— Эксперты! Что происходит, огонь вам в чрево?
Физики эксперт-подклана отозвались немедленно:
— Мы озадачены, мой премьер. Такое впечатление, что техника Ушедших
способна на некоторое время менять мерность пространства. Физическое тело не
в силах пережить подобное. Это удар по основам основ, и мы плохо
представляем, какие нужны знания, чтобы это осуществить.
Премьер-адмирал возбужденно задергал гребнем. Получилось! Все-таки
получилось! Ученые на борту крейсера Ушедших в последний момент сумели
задействовать боевые системы. Жаль только, что удар частично пришелся по
своим…
— Связь с учеными на борту этой штуковины есть?
— Нет, мой премьер. Но перед самой битвой пришла короткая депеша от
премьер-физика.
Ххариз вспылил:
— А почему я об этом ничего не знаю?
— Битва, мой премьер. Мы полагали, что уже являемся покойниками, а
зачем покойникам свежая информация?
Если эксперт-подклан счел флагманский крейсер уничтоженным, а крейсер
до сих пор жив, значит произошло чудо.
Без особого напоминания эксперты странслировали злополучную депешу в
адмиральскую рубку. Ххариз повернулся вместе с креслом к выросшему у самого
пульта проекционному стволу.
В стволе, тяжело дыша и горбясь, возник премьер-физик сат-клана Вайра
Т’Ромес. Он держался за бок и нервно поглядывал через плечо.
— Готово, — прозвучал чей-то сдавленный голос из-за пределов видимости,
и Вайра пристально взглянул прямо на адмирала. Во взгляде его боролись друг
с другом паника и осознание собственного смертного приговора.
— Катастрофа, мой премьер. Мы не контролируем корабль Ушедших. Его
контролируют люди, и к ужасу нашему — на таком уровне, что остановить их мы
не сможем. Морское чудовище всплыло из глубин и покорилось неотесанному
дикарю.
Это смерть, мой премьер. Это смерть не только нашей расы, но и смерть
союза. И я…
В следующее мгновение ствол потемнел и опустел — запись прервалась.
Ххариз Ба-Садж ошеломленно перевел взгляд на обзорники — жалкие остатки
обгединенных сил союза беспорядочно дрейфовали вблизи двух смерчей, причем
смерчи постепенно срастались в единую ненасытную пасть. Механизмы флагмана
временно вверглись в ступор от встряски после применения неведомого оружия
Ушедших. Только часть приборов продолжала работать — собственно, лишь
поэтому адмирал и мог до сей поры наблюдать за происходящим. К сожалению,
всего лишь наблюдать, без возможности вмешаться и что-либо изменить.
Чудовищный водоворот готовился засосать беспомощные осколки некогда грозных
боевых армад.
А ближе всех к этой пасти держался непостижимый корабль, похожий на
многократно увеличенный наконечник древнего копья. Кажется, он не боялся
смерча. Абсолютно.
Да и мог ли этот гигант бояться смерча, если сам же его и породил?
Прямо на глазах у наблюдателей корабль Ушедших — или корабль людей, как
теперь точнее его было называть — развернулся и канул в самый эпицентр
водоворота. В жадно отверзнутую пасть неизвестности.
— Он ушел за барьер, — прокомментировали эксперты. — Мой премьер, этот
корабль оперирует такими энергиями, какие союзу и не грезились. Похоже, у
наших приборов не хватит регистров, чтобы оценить их хотя бы приблизительно.
Ххариз шевельнул гребнем.
— Корабль цел? Я имею в виду наш флагман.
Пауза.
— В целом — да, мой премьер. Системы входят в рабочий режим.
— Надо убираться из этой западни. Связь с уцелевшими кораблями клина
есть?
— Есть.
— А с Галереей?
— С Галереей нет, мой премьер. Ретрансляторы погибли.
— Устанавливайте. Одна шестнадцатая нао вам… если только буря нас
прежде не сожрет.
— Выполняем, мой премьер…
Адмирал снова поднял голову от пульта и взглянул на сросшиеся смерчи.
«Мать-глубина, — подумал он. — Что за Левиафана мы разбудили на свою
беду?»
На том месте, где еще совсем недавно плыла по орбите планета Волга,
продолжал бушевать яростный водоворот.

40. Моеммиламай, угол триады, Zoopht, дворец триады, планета Цо.

Поправляя накидку, что вечно сгезжала на одну сторону, интерпретатор
Латиалиламай стремительно вошел в зал одного из трех.
— Надеюсь, — угрюмо прокомментировал шеф интерпретатора, — новости
срочные.
В этот момент обладатель оранжевой накидки был более похож на старого
кабинетного брюзгу, чем на предводителя боевых флотов цоофт.
Во дворце триады переполох не утихал уже полдня — с того самого
мгновения, когда пропала связь с флотом «Степной бегун». Что там
происходило? Какова судьба бесценной находки? Латиалиламай с ног сбился,
пытаясь выжать из связистов рабочий канал. А шеф, едва связь прекратилась,
сказал интерпретатору:
— Разбудишь, когда появятся новости.
И прикрыл пленками глаза. Ну и нервы! И это в момент, когда рушатся и
складываются карьеры! Впрочем, ему ли бояться за карьеру — одному из трех?
Моеммиламай дремал на скромной старомодной циновке, по слухам
сплетенной еще его прабабкой. Интерпретатор как-то ради интереса
поразглядывал ее — выглядела циновка, во всяком случае, достаточно ветхой и
древней. Один из трех ее почему-то очень любил. Говорил даже, что на ней

лучше думается.
— Новости срочные, любезный Моеммиламай. Срочнее просто не бывает.
Интерпретатор всегда обращался к шефу подчеркнуто по-гражданскому, как
бы отмежевываясь от военных нравов и в целом — от военных. От рослых цоофт
на входе, например, готовых в мгновение ока сжечь любого подозрительного или
посягнувшего. Непонятно вообще — зачем они там торчат? Во-первых, их всего
двое, а во-вторых охранные роботы все равно среагируют на угрозу раньше, чем
живые солдаты. Наверное, размышлял Латиалиламай, это дань традиции.
Наконец шеф нахохлился и окончательно отогнал сон.
— Итак?..
— «Степной бегун» вышел на голосовую связь. Точнее, остатки «бегуна»,
потому что флота больше нет. Осталось четыре корабля от всего флота, от
восьми восьмерок и еще трех кораблей. Все четыре — малые крейсеры, и все
четыре повреждены. Командующий флотом, естественно, погиб. Руководство
принял капитан крейсера «Скарабей» Адо Сапиламай — кстати, это приятель
одного из моих сыновей песчаного выводка. Я его еще по военной академии
знаю.
— Ситуация у Волги? — поторопил угол триады.
— По словам Адо, нетленные вскоре после посылки разведчика-одиночки
(того, которого а’йеши сожгли), предприняли массированную атаку, результатом
которой явился полный разгром обгединенных сил союза. Собственно, из-за
атаки нетленных и прервалась оперативная связь с флотом «Степной бегун»; а
также прекратили работу закрытые каналы связи. Насколько можно судить по
имеющимся данным — у союзников тоже не осталось связи с уцелевшими у Волги
кораблями. Адо вышел на голосовую как только сумел наладить резервный
ретранслятор и экстренный луч; понятно, что передача закодирована и защищена
всеми мыслимыми способами. У нас есть некоторое время, пока союзники сумеют
ее транспонировать и расшифровать. И, кстати, замечу, что наши разбитые
воины оправились первыми: никто еще не успел связаться с руководством своей
расы, кроме нас. Я поддерживаю постоянный контакт со связистами — едва
появятся новости, они тут же становятся известны мне и другим
интерпретаторам.
— Да что ты мне просо на макушку сыплешь! — сердито заклекотал
Моеммиламай. — Что с кораблем Ушедших? Остальное — скорлупа! Главное давай!
— Корабль Ушедших ушел, любезный Моеммиламай, — терпеливо прощелкал
интерпретатор. — Силы союза не были уничтожены полностью только потому, что
вмешался крейсер Ушедших. Он развеял все силы нетленных, зацепив также своим
оружием и некоторые корабли союза, случившиеся рядом. Планета Волга в
результате применения этого оружия распалась — теперь это беспорядочное
облако разнообразных по форме и размерам обломков. Будущий пояс астероидов —
третий в этой звездной системе, кстати. Крейсер Ушедших, согласно донесениям
Адо, первую фазу боя вел себя пассивно, а когда его попытался атаковать один
из вееров нетленных, перенесся из атмосферы в околопланетное пространство и
применил оружие. В качестве комментария: как интерпретатор считаю, что веер
нетленных не собирался атаковать корабль Ушедших, а лишь попытался
приблизиться.
Однако, далее. Перед самым выходом корабля Ушедших из атмосферы Волги
связисты «Степного бегуна» успели перехватить с его борта короткую передачу,
которую осуществили ученые Свайге. Показывать? Перевод готов.
— Не нужно. Перескажи вкратце, — бесстрастно велел Моеммиламай. Угол
триады быстро менял настроение от взрывного к холодному и обратно.
— Суть сообщения такова: ведущий физик Свайге докладывал своему
премьер-адмиралу, что контроль над людьми на борту корабля Ушедших утрачен,
и что корабль контролируют сами люди, причем настолько основательно, что у
Свайге якобы не хватит сил, чтобы пресечь это. На этом передача была
прервана.
— Какого рода оружие применил крейсер Ушедших?
Латиалиламай скорбно прищелкнул клювом:
— К сожалению, наши ученые не готовы ответить на этот вопрос. Что-то
связанное с глубинными свойствами пространства, в частности — с метрикой.
Выделенная, а затем поглощенная энергия не поддается даже приблизительным
оценкам — разрешающей способности приборов попросту не хватает. Как сказали
физики, мы не можем измерить расстояние от Цо до светила при помощи одной
лишь школьной линейки.
Моеммиламай качнул головой и нахохлился. Он ничего не сказал, и
интерпретатор поспешил закончить доклад:
— После атаки, результатом которой было полное уничтожение флота
нетленных и частичное — флотов союза, корабль Ушедших направился к остаткам
Волги, и почти сразу ушел за барьер. Адо передал начальные треки, наши
эксперты сейчас трудятся над реконструкцией полного трека, по которому мы
сможем заключить куда именно направился корабль Ушедших…
— Да говори уж прямо — корабль людей, — проскрипел угол триады и
досадливо хлопнул руками, как если бы это были крылья. — Пыль на ветру! Зря,
зря союз от них отмахивался как от дикарей. Вот они себя и показали.
Моеммиламай на миг скрестил руки перед зобом.
— Когда собирается триада?
— Думаю, немедленно, любезный Моеммиламай. В данный момент
интерпретаторы докладывают остальным углам все то же, что доложил вам я.
Предводитель флотов встал с циновки, и в зале тотчас невесть откуда
материализовались четыре денщика.
— Свежую накидку, купание, легкий ужин, — не отрываясь от мыслей велел
им Моеммиламай. Потом взглянул на интерпретатора.
— Когда финиширует посланный к Волге фронтальный флот?
— Думаю, он выйдет к связи на закате.
— Союзники еще не поспели?
— Адо показывает, что нет.
— Значит, на этот раз всех опередим мы. И приоритет Свайге пошатнется.
Моеммиламай вздохнул.
— Хотя, толку теперь с приоритета, если корабль обзавелся экипажем? Да
еще численностью в население целой планеты?
— Волга была очень малонаселенной колонией Земли, — рискнул вставить
Латиалиламай. Он мучительно пытался отследить неуловимый момент перехода от
частной беседы, когда один из трех не стесняется в выражениях, к официальным
заявлениям и приказам.
— А что, союзников много уцелело у Волги… агг-гг-г… у остатков
Волги? — на ходу поправился Моеммиламай.
Интерпретатор сверился с данными в памяти информатора.
— Свайге сохранили флагман и пять крейсеров плюс несколько малых
кораблей; азанни — два рейдера, включая опорный, и семь крейсеров; Рой
сохранил восемь и два корабля — они у Роя все одинаковые — а от флота
а’йешей остался только сильно поврежденный разведчик-одиночка. Кстати, Адо
его подобрал и оказал помощь в соответствии с кодексом союзника.
— Это хорошо, — машинально похвалил угол триады. — Полагаю, лучшего

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *