ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

начальство.
Помимо звезд на экранах виднелись десятки кораблей — гигантские бублики
— крейсеры свайгов; плоские, похожие на праздничные пирожные пяти- и
семиугольники азанни, тусклые сферы Роя… А еще — вдалеке — смутные белесые
кляксы, сгруппированные с семь больших туманностей вроде Млечных Пятен.
— Ты! — скомандовал свайг-начальник Суваеву. Суваев вздохнул и
направился к ближайшему шкафу, шлепая босыми ногами по изображению звездного
неба. В рубке было совсем не холодно даже без одежды — некий универсальный
температурный оптимум для вида Homo Sapiens Sapiens.
И вот — снова это, упоительное чувство единения с могучим кораблем,
растворение в ощущениях миллиардов датчиков! Песня информации и гимн эмоций.
Мгновение, когда миры, как песчинки валяются у ног и ты в состоянии истереть
их в пыль, но, конечно же, не станешь этого делать, потому что ты — не
слепой разрушитель. Ты — носитель разумной силы.
Совсем рядом влит в систему (воображаемые брови оператора Суваева/23
поползли наверх) еще один человек — Курт Риггельд. В соседней рубке, в
центре управления огнем.
— Риггельд? Ты здесь?
— Привет, Паша. С некоторых пор. Часа два уже.
— Ты не сразу им попался?
— Нет. Только утром, в Новосаратове. Так по дурному влип… сказать
стыдно.
Суваев засмеялся:
— Ну, теперь-то ты не жалеешь!
Риггельд рассмеялся в ответ:
— Конечно, нет! Зелененькие еще не подозревают, во что вляпались они!
Суваев засмеялся снова.
— Ну, что? Вынуждаем их подключать наших?
— Думаешь, двенадцати операторов хватит?
— На все — нет. Но нам все пока и не нужно…
Тут в разговор вклинился чужак. Извне — операторы его слышали и видели,
а свайг их — только слышал.
— Человек, ты способен воспринимать мои приказы?
«Приказы!»
Но ответил Суваев совсем другим тоном и другими словами.
— Да. Способен.
— Отлично. Сейчас ты будешь делать то, что я скажу. Неповиновение или
нерасторопность будут караться. Послушание — наоборот поощряться. Понял?
— Понял, — подтвердил Суваев.
Ему стало забавно — никто даже не подозревает, что Суваев способен за
долю секунды подчинить себе/кораблю четверку боевых роботов и дотла сжечь
эту напыщенную ящерицу. В пыль, в мельчайший уголь. Или уничтожить свайга
вместе с роботами дюжиной других способов, весьма разнообразных. Пока
человек и корабль слиты в единое целое — свайги и прочие расы чужаков не
более чем непрошенные гости на борту крейсера Ушедших. Гости под ногтем у
истинных хозяев, и стоит только чуть чуть прижать ноготь…
— Необходимо активировать двигательные системы корабля, — начал свайг.
— Первое: выведи в обгем статистику корабельных систем в доступном тебе
формате.
Суваев послушно материализовал обгемный куб перед мордой каждого
свайга. И даже кое-что туда вывел. Что посчитал нужным.
Потом он без особого труда отыскал постороннее включение в нейропоток
скафандра — кнут, которым чужие собирались стегать болевые точки непокорного
оператора. Сначала Суваев хотел закольцевать включение, чтобы нервный удар
получил свайг-контролер. Но потом передумал и оставил все как есть,
блокировав только реальные каналы. Свайг будет уверен, что Суваев внутри
шкафа корчится от боли, а что произойдет на самом деле — его совершенно не
касается.
Немедленно Суваев поделился открытием с Риггельдом, но тот уже и сам
все сюрпризы обнаружил и нейтрализовал.
Приблизительно в этот же миг стали один за другим оживать модули
управления по всему кораблю — двигатели, ориентировка, сканирование,
энергораспределение… Экипаж сливался с кораблем.
«Бедные маленькие свайги, — подумал Суваев с жалостью. — Они сами
вырыли себе могилу. Себе, и всему сообществу пяти рас.»
— Ты видишь готовность двигателей? — поинтересовался свайг, вняв своему
примитивному коммуникатору.
— Вижу.
Свайг заметно оживился:
— Прекрасно. Попробуй взять на себя управление.
— Это невозможно. Нужно еще как минимум двое операторов — корабль
слишком большой для одного мозга.
Свайг несколько мгновений колебался, затем дал команду облачаться в
скафандры Зислису и братьям Хаецким. Что оставалось Суваеву, как не
беззвучно захохотать? Чужие совали голову пасть льву все глубже и глубже,
полные иллюзорной уверенности, что лев ручной.
Один за другим операторы вливались в управляющую сеть. Один за другим с
удивлением обнаруживали рядом с собой Курта Риггельда, которого каждый для
себя уже успел похоронить.
Исполинский крейсер урчал, как приласканный котенок. Он соскучился по
людям за миллионы лет одиночества. И хотя сейчас на борту едва пять
процентов полного экипажа, крейсер почти жив. Почти боеспособен. Почти…
— Итак, пробуйте совершить осторожный маневр. Расчет маневра мне в
куб… — бормотал свайг.
Веригин, ответственный за вычисления, быстро состряпал примитивное
описание и подсунул его настырному чужаку.
Некоторое время свайги дружно разбирались в выкладках, шипели в
коммуникаторы и совещались, потом наконец снисходительно позволили людям
действовать.
Это было как шагнуть, или как развернуться на месте. Так же по
ощущениям просто, и так же необгяснимо сложно. Попробуйте обгяснить — что
именно вы делаете, чтобы шагнуть?
Есть одна древняя байка, про сороконожку, которая задумалась над тем,
какой именно ногой ей сейчас двигать, и результате разучилась ходить.
Первое, что пришло в голову той части Суваева, которая все еще хранила
индивидуальность, именно эта байка. Корабль не шевельнулся, хотя был вполне
готов к этому. Но причина была несколько другая, чем у злосчастной

сороконожки.
«Нет санкции капитана», — уведомил корабль.
Свайги снова затеяли совещаться. Суваев весь подобрался, и даже
показалось, что вспотел, хотя в биоскафандре вспотеть попросту невозможно.
«Есть, выход, есть, — так и хотелось подсказать тупоголовым чужакам. —
Маленькая комнатка между рубкой управления огнем и рубкой управления
движением. Капитанская каюта с единственным шкафом-биоскафандром…»
«Нет санкции капитана», — уведомил корабль на предложение задействовать
оружие.
«Нет санкции капитана», — уведомил корабль на попытку разблокировать
двигатели.
Свайги постепенно теряли терпение. Мать-глубина, а что если капитан
этой громадины заболел и умер? Что, так и останется она дрейфовать в
пустоте, пока не испарится в короне какой-нибудь подвернувшейся звезды, не
долетев до хромосферы миллион-другой километров?
Но все-таки они решились. Суваев, плохо скрывая ликование, позволил
одному из свайгов отключить себя от корабля и вскрыть биоскафандр.
Вот он, долгожданный миг победы. Сейчас он подключится к капитанскому
каналу, и тогда поглядим кто станет отдавать приказания — зелененькие людям,
или люди зелененьким…
Сразу два робота провели его в капитанскую каюту. Сразу два свайга
контролировали облачение в капитанский скафандр — к слову сказать, на вид
абсолютно неотличимый от скафандра того же ассенизатора-климатолога.
И этот миг все-таки настал…
Суваев включился в систему от имени капитана, и сразу попытался
покрепче схватить вожжи.
И у него ничего не вышло.
Сотни и тысячи людей, подключенных к кораблю, услышали:
«Недостаточный индекс доступа. Капитанство не подтверждено.»

32. Михаил Зислис, старший офицер-навигатор, Homo, крейсер Ушедших.

«Надо что-то делать», — лихорадочно подумал Зислис.
Почва уходила из-под ног. Безмолвный бунт против чужаков на глазах
проваливался, неподкрепленный достаточной силой.
— Черт возьми! Но капитан этой посудины давно мертв! — сердито сказал
Фломастер. — Эй, народ, у кого какие мысли?
Экипаж забурлил, на миг ослабляя единение с кораблем.
— Так ему и обгясните, — буркнул Феликс Юдин, в прошлом — бандит и
убийца с Волги по кличке Плотный, а ныне — оператор систем внутреннего
транспорта с индексом доступа двенадцать.
Фломастер, перемещенный на место старшего офицера-канонира, быстро
попытался сформулировать мысли экипажа кораблю.
«Капитан мертв. Функции капитана нужно переадресовать кому-либо из
старших офицеров.»
Корабль остался бесстрастным.
«Капитан жив. Его координаты известны.»
Зислис растерялся — корабль заявил это так уверенно, что усомниться
было кощунством. Но что значит — капитан жив?
Фломастер не сдавался:
«Координаты капитана? Он на корабле?»
«Капитан вне корабля, но в пределах досягаемости. В данный момент он
находится на поверхности планеты Волга.»
И, уже ни на что не надеясь, Фломастер добавил:
«Имя капитана?»
«Роман Савельев, оператор с индексом доступа двадцать четыре.»
— Ну, Рома, ну, стервец! — выдохнул Зислис. — Бейте меня палками,
граждане, но я ничуть не удивлен!
— Побьем, не беспокойся, — заверил его Суваев. Кажется, он сумел взять
себя в руки после неудачной попытки взвалить капитанство на себя. — Народ,
что по вашему означает — в пределах досягаемости?
— Наверное, это значит, что корабль в состоянии доставить Саву с
поверхности в капитанскую рубку, — предположил кто-то из рубки двигателей. —
Эй, мобильщики, есть здесь что-нибудь вроде челноков? Способных садиться на
планеты?
— Есть, — заверила рубка разведки. — В неимоверных количествах, чтоб я
сдох на месте…
«Капитан необходим на борту! — заявил Фломастер кораблю. — Немедленно!»
«Высылать бот?» — поинтересовался корабль.
«Немедленно!»
В тот же миг операторы в рубке разведки получили санкцию на отстрел
бота и на доступ к ячейке памяти с данными о координатах капитана. Рубка
связи провесила канал от биоскафандра бота на входной управленческий гейт.
Рубка сервисных систем получила кратковременную власть над одним из шлюзов.
Рубка дистанционного управления навела крохотную по сравнению с кораблем
капсулу на услужливо предоставленную рубкой навигации траекторию.
Капсула скользнула к Волге. За капитаном.
Некоторое время все, кто мог, затаив дыхание глядели ей вслед.
— Ну, что? — отвлек старших офицеров Фломастер. — Может, пока чужаков
передушим?
— Не советую, — проворчал Риггельд. — Капитана-то нет. В самый нужный
момент что-нибудь не сработает. Спугнем только.
Его поддержали — Суваев, Зислис, Маленко. Хаецкие осторожно
отмолчались.
И Зислис приготовился ждать, занимая время развлечением свайгов-ученых.
Но почти сразу появилось развлечение поинтереснее.
От одного из семи пятен-туманностей вдруг отделился один корабль.
Точнее даже не корабль — нечто, окутанное тугим энергетическим сгустком.
Настолько тугим, что изнутри наружу не прорывалось ни единого кванта. Нечто
вроде черной дыры в миниатюре. Этот сгусток направлялся прямо к кораблю
Ушедших.
«Точнее, к нашему кораблю, — поправил себя Зислис. — Что мешает назвать
его нашим? Только отсутствие капитана.»
Чужие сгусток не замедлили уничтожить. И тогда их непонятный враг начал
стремительную и короткую атаку, целью которой было прорваться к кораблю
людей.
И корабль это сразу понял.
«Внимание! Угрожающая ситуация. Блокировка снята, несмотря на
отсутствие капитана. Как только угроза кораблю исчезнет, блокировка будет
снова установлена. Передаю управление…»
Зислис едва не захлебнулся от нахлынувшей отовсюду мощи — она вливалась

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *