ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

если ввяжется в драку. И клин, и немногочисленные силы союзников. Помощь из
метрополий, конечно же, вскоре подоспеет, но чем будет к тому моменту
адмирал вместе со своим кораблем? Облачком плазмы? Потоком нейтрино? М-да. И
ведь не удерешь, как назло. Все разгонные — перекрыты. Или бой, или…
Пришли бы нетленные попозже, когда инженеры действительно раскусили бы
секрет боевых систем крейсера Ушедших. Тогда Ххариз неминуемо отправился бы
блистать на Галерею, а клин поручили бы проверенному вакуумом и глубинами
адмиралу Оуи…
«Мечты, мечты… — Шшадд печально шевельнул кончиком гребня и покосился
на экраны. — Даже в таком почтенном возрасте ты не разучился мечтать, Шшадд
Оуи…»
В следующий момент глаза его вновь обратились к экранам. Одна из
туманностей — скоплений нетленных, выстрелила в сторону клина одинокую
звездочку. Звездочка приближалась, и это было заметно без всяких приборов.
— Ххариз! — рявкнул адмирал так, что проекционный ствол озадаченно
мигнул.
В тот же миг крейсер взорвался сигналом общей тревоги. А Шшадд Оуи,
впервые в жизни вплотную подошедший к мысли, что давняя война глупа и
необгяснима, теперь был занят совсем другим. И мысль так и не родилась.
— Вижу! — зло отозвался флагман и Шшадд подумал, что кому-то из
сканировщиков сегодня сильно не поздоровится.
Перед строем-воронкой сгустился белесый туман — энергетический щит.
Впрочем, он был виден только на экранах, как фоновое свечение. В вакууме
светиться нечему. Но свайги находились отнюдь не в вакууме, а перед
экранами, и исполинский конус силового поля явился их взорам во всем
великолепии.
К воронке направлялся всего один нетленный. Всего один — Шшадд сначала
решил, что это парламентер, вестник. Но нетленные молчали, а единственная
звездочка, постепенно превращаясь в черточку, не меняла скорости.
Эксперт-подклан просчитал траекторию и пунктиром вывел ее на экраны —
нетленный направлялся не к воронке свайгов, не к перекрестной сети,
сплетенной из кораблей азанни, не к матовым сферам Роя — он направлялся к
крейсеру Ушедших. Прямиком.
— Галерея, будут ли рекомендации? — спокойно осведомился
премьер-адмирал Ххариз Ба-Садж.
«Какие еще рекомендации? — подумал Шшадд Оуи. — Обратить его в
ничто…»
И сам же себя прервал. Вот из-за таких мыслей, наверное, он и сидит до
старости лет в адмиралах линейного крейсера.
Галерея бурно обсуждала ситуацию с союзниками, и делала это быстро. К
счастью.
— Одиночку взяли на себя а’йеши, — наконец распорядились с Галереи. —
Ничего не предпринимать!
Шшадд Оуи невольно вздохнул. С облегчением. Почему-то страшно не
хотелось начинать общую свалку.
Ожил открытый канал; к нетленным обратился Рой:
«Отзовите одиночку. Он будет уничтожен силами союза; отсчет до семи,
потом залп.
Один. Два. Три. Четыре. Пять…»
Нетленный не изменил ни скорости, ни направления, стремясь проскочить
между крайними кораблями а’йешей к громадине Ушедших.
«Шесть.»
Шшадд Оуи нервно шевельнул гребнем и задышал вдвое чаще.
«Семь.»
Пространство перед нетленным смялось, как маринованная ракушка, и он с
разгону влип в область нелинейности. Продолговатый, слабо мерцающий кокон
искривился, словно летняя молния, и потерял цельность. А потом в нелинейной
области вспух косой взрыв, беззвучная вспышка.
Нетленный перестал существовать, превратившись из упорядоченного
излучения в хаотичный поток частиц.
Остальной флот нетленных продолжал неподвижно и безмолвно перекрывать
векторы разгона ко всем трем сферам.
Шшадд сообразил, что чешуя на всем теле у него уже давно стоит дыбом,
отчего он стал колючим и темно-серым. Ординарцы, развернув гребни до отказа,
таращились на экраны.
— Мать-глубина! — сказал каким-то новым и непривычным голосом Ххариз
Ба-Садж. — Что это было? Проверка? Самоубийство?
— Наверное, они проверяли: кто уничтожит этого дерзкого одиночку.
Ушедшие или союз, — сказал вдруг адмирал Оуи, и от этих слов на Галерее
запала мертвая тишина.
А в следующий момент нетленные стали наново разворачивать кинжальные
вееры.

31. Павел Суваев, военнопленный, Homo, крейсер Ушедших.

После обеда долго прохлаждаться тоже не позволили — явились давешние
свайги в голубом и безмолвные дырчатые шары — охранные роботы. Впрочем,
свайги могли быть и другими, Суваев так и не научился их различать. То есть,
они, конечно, отличались даже на взгляд, но воспроизвести в памяти
характерные черты любого свайга никак не получалось.
То, что чужие разделили волжан по индексу доступа, Суваева совершенно
не удивило. Ясно, что пилот и уборщик на любом звездолете обладают разными
уровнями компетенции. Чужие явно пытаются руками людей активировать эту
громадину, и не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб понять против кого.
Против тех самых гостей, которых ждали у Волги. Из-за которых свайги
перестраивали клин в воронку, а азанни свое крыло — в оборонительную сеть.
И еще Суваеву все сильнее казалось, что этот громадный неведомо чей
корабль превосходит даже возможности чужих. То-то они из-за него вот-вот
перегрызутся. И если ему, Павлу Суваеву, и верным людям, с которыми он успел
переговорить, корабль подчинится — чужим можно будет обгявлять ультиматум.
Да-да, ультиматум. Суваев уже вскользь обсудил этот вопрос с Зислисом,
Фломастером и Хаецкими. Собственно, у Зислиса аналогичная идея вызрела
самостоятельно, и это еще более укрепило Суваева в собственной правоте.
Лейтенант, оказавшийся вовсе не таким тупоголовым воякой, каким выглядел,
горячо поддержал Зислиса. Хаецкие излучали скепсис, но Суваев твердо знал:

если дело вдруг начнет выгорать — на них можно будет смело рассчитывать.
Зислис сетовал, что не удалось найти других звездолетчиков Волги —
Савельева, Юльку отчаянную, Шумова, Смагина, Риггельда, Василевского.
Впрочем, Василевский, кажется, убит. Высокий индекс всех, кто хоть как-то
был связан со сложной техникой и космосом, показался Зислису не случайным, и
Суваев вынужден был признать, что в этом есть определенный смысл. Правда,
нашлось единственное исключение — начальник смены станции наблюдения Стивен
Бэкхем. Но если откровенно, Суваев всегда считал его недалеким человеком,
непонятно как угодившим на подобную должность. А исключения, как известно,
только подтверждают правила.
Романа Савельева Суваев знал плохо, но Зислис Савельева уважал, а
Зислису верить можно. Если говорит, что дельный человек, значит, так оно и
есть. Но, если честно, не очень-то Суваев надеялся на всю эту компанию
звездолетчиков — они всегда были некоей высшей кастой, закрытой для
остальных волжан. И проблемы у них были свои — особенные и непонятные, и
разговоры, и поведение. По-видимому, эти ребята не дались в руки чужим. Либо
погибли, либо сумели вовремя удрать. По крайней мере, среди сотни с высоким
индексом оказались все, кого Суваев отметил бы и сам, за исключением пятерых
человек: двух толковых девчонок-телеметристок — Яны Шепеленко и Вероники
Дронь, хозяйки Манифеста Ирины Тивельковой, служащего директората Святослава
Логинова и приятеля из «Техсервиса» Кости Зябликова, который, кажется, тоже
имел какое-то отношение к Манифесту и Тивелькову должен был знать. Все
знакомые, у кого по мнению Суваева имелись мозги, находились в данный момент
на корабле неизвестной расы. Отсутствовали только звездолетчики (не считая
Хаецких) да вышеупомянутая пятерка. А значит — нужно было действительно
освоиться с управлением корабля. По-крайней мере, попытаться. Суваев смутно
помнил ощущение собственного могущества и единения с кораблем, когда
подключался к какой-то жалкой сантехнической машинерии. Что же будет когда
он подключится к капитанскому пульту? Хватило бы индекса…
«Только бы хватило, — твердил про себя Суваев, вышагивая по
нескончаемому коридору вслед за степенным свайгом в голубом комбинезоне. —
Только бы хватило…»
Во второй раз группы уменьшили. Теперь волжан было шестеро — кроме
самого Суваева еще Зислис, Веригин, Хаецкие и Фломастер. Те, кто и нужен.
Чужие словно подыгрывают.
На этот раз их привели в совсем другое помещение. Суваев сразу стал
озираться в поисках шкафов со скафандрами, но оказалось, что это всего лишь
местный гараж. Подали плоскую платформу. Пола она не касалась, вероятно
сработана была на антиграве. Но с другой стороны никто ею не управлял —
свайг жестом велел всем влезть на нее, угрожающе встопорщил гребень и
предупредил (через переводчика, разумеется):
— Роботы сследят непресстанно! Ниччего не предпринимать безз команды от
ссвайга!
Суваев криво усмехнулся, опускаясь на корточки посреди платформы.
Сначала приборы-переводчики допускали множество ошибок, но за пару часов
общения с людьми быстро освоились с правилами языка, и даже произношение,
сволочи, научились имитировать. Только шипящие по-прежнему затягивали. Все
эти приборы явно были связаны в общую сеть и то, что узнавал и анализировал
один, немедленно становилось достоянием всех остальных. В общем, удивляться
не стоило.
Платформа двинулась вперед, плавно и без рывков, но тем не менее очень
быстро. Четыре робота неслись следом. Все это происходило без всяких звуков,
только слегка свистел в ушах поток встречного воздуха.
«Интересно, — подумал Суваев. — А встретим ли мы на корабле азанни и
цоофт? Или лишь свайгов?»
Об оставшихся двух расах он как-то не думал — те происходили из миров,
слишком уж непохожих на Волгу и Землю. И внутри корабля условия для них не
те. Хотя, инсектоиды Роя, скорее всего, смогли бы безболезненно обитать в
условиях, подобных земным или волжским.
— Куда это нас везут, интересно, — пробормотал Зислис и несильно пихнул
Суваева локтем. — А Паш?
— Не знаю, — отрезал тот. — Хочу надеяться, что в капитанскую рубку.
— Так сразу? — усомнился Зислис и задумчиво почесал кончик носа. Ветер
ерошил его волосы в странном несоответствии с посвистыванием в ушах.
— Думаешь, у чужих есть время? Вон, как бегают!
Зислис обернулся, словно действительно надеялся увидеть бегущих
инопланетян. Потом вопросительно уставился на Суваева. Дружок Зислиса, Лелик
Веригин, глядел на них, приоткрыв рот.
Суваев вздохнул. Как можно в возрасте Веригина оставаться таким
лопоухим и восторженным? Словно мальчишка-старшеклассник.
Впрочем — Веригин умный парень, недаром у него высокий индекс. И
реакция у него будь-будь, на смене была возможность не раз убедиться.
Суваев вдруг поймал себя на мысли, что думает о своих спутниках, о
своем ближайшем окружении, как об экипаже, которым вскоре предстоит
командовать. Словно капитанские нашивки уже сверкают на его рукаве. И он
оборвал себя — потому что так думать было еще слишком рано. Но все равно
мысли вертелись вокруг предстоящего испытания. А в том, что именно им вскоре
предстоит подключаться к самым сложным и значительным системам на корабле,
Суваев ничуть не сомневался. Потому что среди отобранной «квалифицированной»
сотни за двадцатку индекс зашкаливал всего у одиннадцати человек. И
остальных пятерых тоже увели одной группой — Суваев видел. Прокудина,
Мустяцу, обоих сержантов из патруля и Сергея Маленко, из директората.
Наконец платформа вплыла в большой зал, напоминающий фойе в большом
магазине. Ряды каких-то витрин непонятно с чем внутри, высокий сводчатый
потолок. И три широченных двери в дальней стене.
Платформа подрулила к левой, и наконец-то замерла. Двери тотчас
разошлись, как в лифте, открывая ход в просторную круглую комнату,
совершенно пустую.
Это и правда оказался лифт — только на стенах его не было никаких
кнопок, никаких органов управления. И движение его было плавным и неуловимым
— совсем как у транспортной платформы. А потом двери снова разошлись,
впуская их в еще один зал, побольше размерами, чем фойе внизу. У самой двери
стояли три свайга в голубом.
— Входите! — велел один из них, и шестерка волжан, подталкиваемая в
спины нетерпеливыми роботами, вошла.
В рубку. В ходовую рубку, конечно. Где еще, скажите на милость, могут
быть экраны вместо стен, потолка и даже пола? Даже нет, не экраны — один
сплошной экран, испещренный тысячами синеватых точек-звезд?
Восемь шкафов, несомненно с биоскафандрами внутри. И все, даже пульта
без кресел нет.
— Разздевайтессь! — скомандовал свайг отрывисто.
Гребень у него заметно подрагивал, а вид был необычайно… солидный,
что ли? Суваев инстинктивно заподозрил в нем большое рептилоидное

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *