ФАНТАСТИКА

Смерть или слава

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

Не нужно было обладать развитым воображением, чтобы понять суть
произошедшего. «Саргасс» сожгли на площадке, «Хиус-II», посудину
Василевского, а заодно, наверное, и патруль — в воздухе.
— Василевского на корабле не было, — обгяснил я зачем-то. — Его убили
раньше. Так что скорбеть именно сейчас — не стоит.
— Я знаю, что его там не было, — нервно сказал Смагин. — Меня другое
волнует. Чужие жгут корабли. Это что, война, так получается?
— Сообразил, наконец-то, — фыркнула Юлька. — Мыслитель!
— Какая это, Donnerwetter, война? — вставил с неудовольствием Риггельд.
— Избиение младенцев это, а не война. Мы против чужих бессильны. И
безоружны.
— Но что-то ведь нужно делать? Или просто дохнуть по очереди — покорно,
как баранам на бойне? — не успокаивался Смагин.
Я его вполне понимал.
— Ты в полете? Или сидишь? — уточнил я.
— Сижу, — признался Смагин. — Как понял, что чужие атакуют, в воздухе,
так и сел сразу же.
— Не переживай, на поверхности они тоже атакуют, — успокоил я его. — И
где же именно ты сел?
— На юге, в степи. Сеткой накрылся от греха подальше и сижу.
Я вспомнил, что Смагин таскал с собой пятнистую маскировочную сеть.
Накрой такой тряпищей звездолет — с полумили его не разглядишь. Особенно
сверху.
— Молодец, — похвалил я. — Сиди пока, и не дергайся. Янка с тобой?
— Со мной…
— Совсем молодец! — вторично похвалил я. — Юля, что Хаецкие?
— Молчат пока, но они с Мустяцей и Прокудиным, я слышала, стартовали
еще утром. Куда именно — не знаю.
— Так, — я начал загибать пальцы. — Юля, я, Курт и Юра — мы хоть и
разбросаны территориально, зато хоть голосом связаны. Хаецкие куда-то
смылись, Шумов на Луне, Василевский мертв. Зислис на космодроме… Но туда
не сунешься сейчас. Больше искать некого. Кстати, я обещал Шумова вызвать…
Думал, из атмосферы выйду — свяжусь. Надо быстро решить — что делать. И как
втихую убраться с планеты.
— Боюсь, — вздохнул трезвый Риггельд, — втихую уже не получится. Чужие
наверняка отслеживают всю сферу.
— Мне кажется, — вмешалась Юлька, — сначала нужно всем собраться.
Территориально, как ты выразился. Разве нет, а, Рома?
— Ну, допустим, так. Но как это осуществить? Мы с Чистяковым теперь
бескрылые…
— Рома, — спросил Риггельд деловито. — А хоть вездеход у вас остался?
— Кажется, остался, — ответил я неуверенно.
— Остался, остался, — подсказал с дивана Костя. — Даже два — у меня в
дальнем капонире.
— Дуйте к Ворчливым Ключам, — предложил Риггельд. — Это как раз между
моей заимкой и чистяковской. Там вас сам черт не отыщет. И небольшой
звездолет там легко спрятать — не лайнер, конечно, но у нас лайнеров и нет.
У меня там оборудован… ну, скажем так: бункер. А остальные потихоньку
подтянутся. Что-то мне подсказывает: открытых и заметных издалека заимок и
поселений надо избегать, а уж Новосаратов и вовсе обходить десятой дорогой.
И в землю, в землю врыться по самые брови…
— Согласен, — поддержал Смагин. — Я ночи дождусь, и если все тихо
будет, попробую на брюхе туда перетащиться. Хрен с ним, с горючим.
— Я тоже, — сказал Риггельд. — Только звездолет я на островке оставлю.
Пусть… Про запас.
— Разумно, — согласилась Юлька. — Раз уж я в воздухе, то сразу туда и
рвану.
— Садись на приводе, — посоветовал Риггельд. — Там каньон есть, вот в
него и садись. Да не поленись, нарежь кустарнику и прикрой свой бумеранг.
— Пустое это, — вздохнул я печально. — Что чужие — визуально, что ли,
корабли отыскивают? У них, небось, такая аппаратура — нам и во сне не
приснится.
— Не знаю, — парировал Риггельд. — О чужих — ничего не знаю. Но наш
брат-человек — скорее всего как раз визуально отыскивает. Я не могу сказать,
что буду рад видеть в бункере ЛЮБОГО человека.
— А-а-а… — понял я. — Тогда ладно. Маскируйтесь. А мы поехали. Дай
координаты, что ли…
— Только не открытым, — насторожилась Юлька. — Закодируй как-нибудь.
Риггельд некоторое время молчал, вычисляя.
— Рома, — сказал он. — Твой день рожденья. Сложи месяц и число. Умножь
на десять. Вычти… э-э-э… Рыцари скольки островов, помнишь?
— Ага, — я все записывал, уже переводя в нормальные цифры, чтоб не
путаться. — Помню.
— Вот столько островов, плюс еще один.
— Вычел. И последний знак отделил. Это широта, верно?
— Верно.
Подобным же способом Риггельд сообщил мне долготу и код входного шлюза.
Вряд ли головорезы вроде Шадрона или Плотного знают когда у меня день
рождения. И вряд ли они читали те же книги, что я с друзьями. Да что там,
вряд ли они вообще читают книги.
А уж чужим подобную головоломку вообще ни в жизнь не разгадать.
Одно только огорчало: у чужих наверняка найдется десяток способов
обнаружить нас без всякого разгадывания шифров.
— Все. Разбежались, — подвел черту Риггельд.
— Юля, — попросил я. — Будь осторожна. Пожалуйста.
— Буду, Рома, — заверила она, и мне и вправду стало чуточку спокойнее.
Я выгрузил радиорежим из оперативки и отключил комп.
— Ну, что? — спросил я без особого энтузиазма. — Поехали?
Костя молча встал с дивана и направился к холодильнику.
— Эй, земляк! — позвал он старателя. — Отпусти пацана и иди сюда.
Поможешь: жратвы с собой взять не помешает. А одному тащить неудобно. Ром, а
ты пока выгони вездик из капонира. Капонир не заперт…
— Ладно, — согласился я и выглянул наружу. В ноздри снова ударил запах
горелой органики.
Я обернулся к мальцу хмуро взирающему на меня снизу вверх.
— Пойдешь со мной? — спросил я. Вполне серьезно спросил, ненавижу
сюсюкание даже с детьми.

— Пойду, — ответил пацан храбро. — Меня зовут Боря. А тебя?
— А меня — Рома.
И я протянул ему руку.
Так мы и вышли наружу вместе — тридцатилетний мужик и четырехлетний
пацан. Держась за руки. И не скажу, чтобы мне это было менее нужно, чем ему
— ребенку, на глазах у которого только что погибла мать. И, наверное, не
только мать.
Небо Волги сверкало чистотой; инверсионные следы уже расползлись и
растворились без следа. Даже не верилось, что еще совсем недавно тут
проносились истребители чужих, поливая огнем рыжую степь плоскогорья
Астрахань.
«А ведь придется поверить, — подумал я угрюмо. — Придется.»
Потому что другого выхода просто нет.

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

11. Сойло-па-Тьерц, пик пирамиды, Aczanny, опорный рейдер крыла.

— Говори прямо, советник, — порекомендовал пик Тьерц, — без всей этой
ненужной дипломатии. Твои соображения — лишенные дрожи и ритуальных
переплясов — вот что меня интересует в первую очередь.
Советник, Сойло-то-Вусси, откинулся на спинку креслонасеста. Он вовсе
не испытывал дрожи или боязни, хотя вполне понятное уважение к пику
испытывал. Просто, он недавно стал советником пика, и глава пирамиды его еще
недостаточно хорошо изучил.
— С чего начнем, пик?
— С прогнозов.
— Хорошо. Я и мое подразделение склоняемся к мысли, что ни одна из
рас-союзников не предпримет попытки захватить находку свайгов в единоличное
владение. Это невыгодно и опасно по целому ряду причин. Причины
обрисовывать?
— Вкратце. В самых общих чертах.
— Хорошо. Причина первая: против нарушителя союза тут же обгединится
остальная четверка и нарушитель будет уничтожен. Прислать более крупный флот
мятежники просто не успеют — даже поверхностный анализ показывает, что путь
мятежа заведомо проигрышный. Сомнителен и союз двух или более рас — скорее,
Рою, свайгам и а’йешам следует опасаться нас с цоофт. Друзья-галакты
по-прежнему воображают, что раз мы биологически сходны, то и ладим между
собой лучше.
— Но ведь это сущая правда, — пик нахохлился, и полуприкрыл глаза
желтыми, в мелких прожилках кровеносных сосудов, перепонками. — С цоофт
всегда было легче договориться, чем с остальными.
— Оранжевые предводители цоофт уже намекали, что готовы обсудить
условия оборонительного союза. Насколько можно судить по имеющимся данным,
цоофт не намерены предпринимать никаких провокационных действий. Их вполне
устраивает совместное изучение корабля Ушедших. Так же, как и нас.
— Понятно, — не открывая глаз прощелкал пик. — Другие причины?
— Нетленные, — бесстрастно ответил советник Вусси. — Я удивлен, что они
хранят пассивность. Глупая передача адмирала свайгов раскрыла тайну находки.
В данный момент любая развитая цивилизация галактики в состоянии точно
установить местонахождение найденного корабля.
— Действия адмирала свайгов не были глупыми, советник Вусси. Они
диктовались сложившейся ситуацией.
— Ладно, я изменю формулировку, — согласился Вусси. — Вынужденная
передача, а не глупая. Так годится?
— Вполне. Тем более, что не только в передаче дело. Возмущение после
прокола зарегистрировали даже портативные сканеры — корабль-то явился не
маленький!
— Передача все упростила. И не только свайгам, — уточнил советник. —
Разве нет?
— Свайгам передача все упростила в большей степени, чем остальным, —
пик резко щелкнул клювом. — Именно они пользуются приоритетом
первооткрывателей, а не мы и не Рой, к примеру. Неужели я должен это
обгяснять собственному советнику, алые небеса?
Советник дипломатично повел маховыми перьями:
— Не нужно обгяснять очевидное. Просто, я на месте этого
свайга-адмирала отыскал бы более тонкий путь.
— Не много ли ты хочешь от адмирала, да еще от рептилии? — экспромтом
пошутил пик Тьерц, и они с советником с большим удовольствием посмеялись.
— Ладно, — отвеселившись, сказал Тьерц. — Какие еще проблемы видны с
высокого креслонасеста советника пика пирамиды?
— Я бы не стал сбрасывать со счета и аборигенов. Людей, то есть.
— Почему? Они ведь по сути дики и нецивилизованны, — задумчиво
прощелкал пик.
Советник повозился, усаживаясь поудобнее.
— Досточтимый пик, — сказал он коротко. — Не могут люди слишком уж
отличаться от нас. Или от свайгов, скажем. Они разумны и не лишены
способности развиваться — на мой взгляд это уже немало. К тому же, в космос
они вышли сами, без посторонней помощи.
— Почему же их нет в союзе, если они достойны звания разумных наравне с
нами? — пик рассердился. Доводы советника показались ему непонятными и
вздорными.
— Досточтимый пик, не стоит отмахиваться от проблемы людей. Я проглядел
статистику свайгов, которую нам любезно предоставили. Люди не уступают в
интеллекте ни азанни, ни остальным. У них просто существенно меньший багаж
накопленных знаний. Более того, они потенциально превосходят шат-тсуров,
булингов и даже перевертышей оаонс. А ведь вопрос о принятии в союз
шат-тсуров уже поднимался, и поднимался не раз.
— И всякий раз его успешно проваливали! — быстрой дробью отщелкал пик с
оттенком легкого пренебрежения.
— Люди превзойдут и шат-тсуров, и булингов, и перевертышей в ближайшее
же время.
— Но они ведь млекопитающие! — настаивал пик. — Жизнь не обмануть:
разум возник у людей только потому, что на их материнской планете не нашлось
другого подходящего вида-носителя. Природа не терпит пустоты — эту мысль
высказывали умы практически всех развитых рас. Почему, алые небеса, мы нигде
больше не встречали разумных млекопитающих? По всей галактике их нет —
только здесь, в окрестностях материнской планеты людей мы сталкиваемся с
ними?
— Досточтимый пик, а вам никто не высказывал ужасающе простую мысль?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *