ФАНТАСТИКА

Анастасия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Александр Бушков: Анастасия

удалось помериться силами. Надувшись, он принял горделивый вид и поскакал в
ту сторону, где в часе езды по-прежнему шумела ярмарка.
— Кто это? — спросила Анастасия.
— Француз, — ответил Капитан. — Самый настоящий. По-моему, из Марселя
едет, если я правильно понял.
— — Это где?
— Это едва ли не у самого края суши. Месяц ехать. И там все точно так же,
как у вас — замки-герцоги… Я его послал на ярмарку, уж там-то сыщет
приключений в честь своей прекрасной Жанны де или дю. Прыткий салажонок…
— Значит, за Бугром нет никакой страны счастливых?
— Вот именно… Самое интересное, Настенька — наш бронированный друг
ухитрился подобраться к самому логову твоего Тора. Очень обижался, что
тамошние чудовища ведут себя так хамски — в бой с доблестным благородным
рыцарем не ввязываются, а потом и вовсе обнаруживается, что никаких чудовищ
нет, одно наваждение. Он даже до сетки добрался. До этого самого
заграждения. И хватило ума у петушка кинуть на нее издали кинжал.
Представляю, какой был разряд…
— Холмы, посмотри, — сказала Анастасия. — И башенка белеется.
Они свернули влево, проехали меж двумя холмами с белой круглой башенкой
на вершине правого.
— Похоже на колпак радара, — сказал Капитан. — Определенно радар…
— Плащ запахни, всезнайка, автомат видно… Кони шарахнулись, и было от
чего — впереди, неизвестно откуда взявшись, вырос паук, черный,
красноглазый, мохнатый, с башню высотой, со страшными зазубренными
челюстями, способными одним движением перекусить всадника вместе с лошадью.
А растопыренными лапами он мог бы обхватить небольшую крепостцу.
Встреться такое чудище Анастасии до начала ее странствий на закат, она
наверняка карьером припустила бы прочь, ничуть того не устыдившись. Но
теперь… Она хорошенько присмотрелась и сообразила, что паук абсолютно
неподвижен, не шелохнется ни на волосок. Мираж, наваждение. Все же жутковато
было проезжать сквозь него, кони уперлись, и пришлось объехать его стороной.
Точно так же они миновали дракона-призрака, зеленого, исполинского, и
трех монстров, которым не подобрать названий, а если бы и знал их, лучше
поскорее забыть, чтобы невзначай не приснились. Страшилки, в общем,
рассчитаны были на пугливых окрестных жителей, горожан, не имевших своего
рыцарства. А чужие рыцари, должно быть, заезжали сюда не часто — для
серьезных рыцарей, чтобы отпугнуть их от этих мест, потребовалось бы
что-нибудь более основательное…
И вот, наконец, полоса металической сетки шириной сажени в три, лежащей
на какой-то зеленой подстилке.
— Чисто сработано, — сказал Капитан. — Ступи ноженькой…
Он бросил перед собой кинжал. С кинжалом ничего не случилось, лежал себе
на сетке.
— Можно ехать? — спросила Анастасия.
— Можно. Скорей всего, эта коробочка дистанционно отключает ток.
— Ох… — жалобно вздохнула Анастасия. — Смогу я когда-нибудь усвоить эти
премудрости?
Свесившись с седла, Капитан подхватил кинжал. Стараясь держаться как
можно ближе друг к другу, они проехали по сетке — копыта не причинили ей
никакого вреда. Осмотрелись. Линия как бы выраставших из земли голубых
прозрачных шляпок с какими-то штуками внутри вела вдаль.
— Видимо, фонари, — сказал Капитан. — Ориентир для ночной посадки. Очень
похоже. А вон там что такое? Глянем?
Зеленое поле было покрыто странными черными крышками — высотой человеку
по колено, шириной в пять-шесть саженей. Анастасия насчитала их двадцать
четыре, махнула рукой и сбилась — слитком много их было.
Опасливо спросила:
— А он нас не увидит? Из дома не увидит, что мы свернули с дороги?
— Ну не волшебник же он. Смысла нет ставить тут везде телекамеры. Они ж
себя здесь в полной безопасности чувствуют. — Капитан не отрывал взгляда от
крышек. — Это, знаешь ли, попахивает баллистическими… — он покосился на
Анастасию, раскрывшую было рот. — Долго объяснять, Настенька. Поехали лучше
в гости.
На приличном расстоянии от крышек стоял низкий серый купол с узенькими
горизонтальными щелями вместо окон, огромными фиолетово отсвечивавшими
окулярами, направленными в сторону крышек, какими-то сетчатыми плетенками.
— Ты что-нибудь понимаешь? — тихо спросила Анастасия.
— Больше всего это похоже на ракетную базу. Даже версия у меня появилась,
так все складно… Ага, вот и спецдача показалась. Твой предводитель
команчей, я вижу, обосновался в полной роскоши…
Белое одноэтажное здание с высокими окнами стояло посреди зеленого сада,
окруженное большими клумбами с яркими неизвестными цветами. Неподалеку от
крыльца — огромный овальный бассейн, вокруг расставлены легкие кресла из
натянутой на металлические палки пестрой ткани. Кажется, в доме играет
негромкая приятная музыка. Ну да, так и есть.
— Устроился неплохо, — сказал Капитан. — Где-то должны стоять другие
дома, но тут он, похоже, один обитает…
— Что будем делать? — спросила Анастасия. Теперь она полностью признавала
его главенство, но никаких сожалений и амбиций не возникло — в этот миг ее
такие мелочи уже не заботили.
— Мы преспокойно войдем, — сказал Капитан, — Вряд ли у него тут есть
охрана — зачем? Если и есть у него оружие, оно мирно покоится где-нибудь в
столе. Он же в себе уверен по-ненормальному, у него сейчас мысли одним
заняты — как бы меня побыстрее куда-нибудь на кухню отправить, да там и
запереть…
— Это на него похоже, — сказала Анастасия.
— Ну вот. Мы аккуратненько входим, гоняем чаи и ведем светскую беседу —
то есть ты ведешь. Если увидим, что момент подходящий, аккуратненько его
берем. Вот и все. Кто знает, как у них выглядат оружие, поэтому не позволяй
ему хватать какой-бы то ни было предмет… Усекла?
— Усекла, — сказала Анастасия.
— И если вмешается какая челядь…
— Я поняла, — улыбнулась ему Анастасия. — Все будет в порядке. Все
прекрасно.
Она лгала, понятно. Все ее тело было нелюдски напряжено в неизвестном
доселе боевом азарте. Ощущения такие, что к ним и слов не подберешь. Но
ничего напоминавшего колебания, страх, замешательство. Холодное, рассудочное

предчувствие небывалого боя, какой не снился ни одному рыцарю — потому что
предстояла схватка с сумасшедшим богом за всю землю, за всех людей, даже за
тех, кому Анастасия желала бы смерти, потому что они заслужили смерть. Но
так уж устроена жизнь — бывает, приходится бороться и за тех, кого
ненавидишь, ибо невозможно отделить грешных от праведных, и спасены должны
быть все до одного. Так случается в жизни. И нередко.
— Все в порядке, — повторила Анастасия.
— Ты в бога… ах да. Я тоже не верю. Но помоги ты нам, господи, какой ты
ни есть и какие ни есть мы…
Они тронули коней и поехали по белой твердой дорожке меж ярких клумб,
прямо к крыльцу. Дом Анастасии очень понравился, она не прочь была бы
поселиться в таком. Тихие вечера, неопасная Луна, детский смех в бассейне…
Да пропади он пропадом, этот несчастный дом, лишь бы все удалось!
Тор появился из стеклянных дверей и остановился на третьей, верхней
ступеньке в исполненной достоинства позе. Анастасия отчего-то решила
сначала, что он, подобно жалкому волшебнику, появится в чем-то
пышно-триумфальном, весь увешанный тем, что у них на небе служит отличием.
Но нет, ничего подобного, обычная одежда, в которой он был тогда. И никаких
отличий. Быть может, там, на небесах, регалий нет вообще.
— Приветствую тебя, Тор, — сказала Анастасия с ослепительной улыбкой. — Я
приехала.
Капитан проворно ссыпался с седла и бросился поддержать ей стремя —
Анастасия, понятно, и кивком егр не поблагодарила, как и подобает
высокородной. Протянула руку спустившемуся ей навстречу Тору, встряхнула
головой, отбрасывая назад волосы, окинула хозяина многозначительным
взглядом:
— Надо сказать довольно омерзительные чудища стерегут дорогу к твоему
замку…
— На дикарей прекрасно действует, — усмехнулся Тор, целуя кончики ее
пальцев.
— А куда же привязать коней?
Тор после короткого замешательства пожал плечами:
— В самом деле, я забыл… Конные сюда никогда не приезжали, ты первая..
Можно вот сюда, пожалуй.
Капитан привязал коней к спинке ажурной металлической скамейки. Больше
всего Анастасия боялась, что из-под плаща у него высунется автомат — Тору он
несомненно покажется вещью, которой ну просто неоткуда взяться у дикарей, и
трудно предсказать, как все дальше закружится. Нет, обошлось. У самого Тора
Анастасия не заметила ничего, подходившего бы на оружие.
— Это и есть твой умелец… — Тор разглядывал низко склонившегося
Капитана. — Ну что ж, любезный. Можешь считать, что тебе крупно повезло.
Если окажется, что голова у тебя светлая, кое-чего достигнешь. В любом
случае жив останешься.
— Благодарю, господин мой. — Капитан не поднял глаз.
— Знаешь, он жутко перепугался — и чудовищ, и твоего поместья, —
беззаботно улыбаясь, сказала Анастасия, отвлекая внимание Тора в первую
очередь на себя. — Едва успокоила. Он в полном ошеломлении, не будем
обращать на него внимания — скорее опомнится. Я готова вступить в твой
замок.
— Готова? — со значением переспросил Тор.
— Готова всецело, — показав тоном, что понимает его и не собирается идти
на попятный, ответила Анастасия, подала ему руку. — Веди в твой замок.
— В твой замок, — поправил Тор. — Прошу тебя. И ты иди, — бросил он через
плечо Капитану.
Распахнул стеклянную дверь и пропустил ее вперед. Отодвинул белое кресло
от низкого стола, где в хрустальной вазочке стояли цветы, усадил. Небрежно
махнул Капитану на другое кресло, поодаль. Сам сел рядом с Анастасией. Тихая
приятная музыка лилась со всех сторон.
— Можешь снять меч, — сказал Тор. — Меч тебе больше никогда не
понадобится.
Анастасия отстегнула ножны, поставила меч, оперев на кресло. Облизнула
губы:
— Я бы чего-нибудь выпила. На дороге пылища, в глотке пересохло. Прикажи
твоим слугам…
— Здесь никого нет, кроме нас, — сказал он. — Извини, я накрыл стол не
тут. Сейчас чего-нибудь принесу.
Едва он скрылся, Анастасия обменялась с Капитаном быстрым взглядом. И
ощутила легкое разочарование — в большой светлой комнате не было ничего
диковинного. Стены разрисованы бело-голубым узором — кисточкой так не
сделаешь, тут что-то другое — и словно бы покрыты лаком. Причудливый
светильник под потолком, стол и кресла. И все.
— Волоки его в спальню, — быстрым шепотом сказал Капитан. — И начнем.
Вернулся Тор, катя перед собой тележку из сверкающих трубок со стеклянной
столешницей, заставленной графинами и какими-то яствами. У Анастасии и в
самом деле пересохло в горле, и она с удовольствием выпила какой-то
странной, но вкусной воды, сладкой и шипевшей пузырьками. Поверх стакана
бросила лукавый взгляд на Тора и убедилась, что силой его волочь в спальню
не придется. А спальня наверняка не запирается изнутри — кто приделывает
запоры в доме, где живет один, в таком вот доме?
— Твой замок не кажется мне удивительным, Тор, — сказала Анастасия. — Я
ожидала увидеть что-то такое… такое… А здесь все вполне обычное.
— — Это только прихожая. — Тор не сводил с нее глаз. — Показать тебе дом?
— Охотно, — поднялась она из кресла.
— Твой оруженосец будет сидеть смирнехонько?
— Мы дикари, дорогой Тор, — сказала Анастасия, — но наши слуги вышколены
великолепно. — Она обернулась к Капитану и приказала невыносимо надменным
тоном: — Сколько бы я ни отсутствовала, сиди здесь и не трогайся с места.
— Да, светлая княжна.
— Это все для тебя. — Тор указал ему на столик. Шторы в спальне были
задернуты наглухо, и ее освещал ажурный сиреневый фонарь. Анастасия прошла
мимо широкой низкой постели, даже на вид ужасно мягкой и уютной, мимо
стеклянного столика, накрытого гораздо богаче, чем тот, что оставили
Капитану. Остановилась перед высоким зеркалом, досадливо оглядела свое
запылившееся лицо и спутавшиеся волосы. Тор протянул ей почти невесомый
прозрачный гребень, и она принялась расчесьюать волосы. Закончив, встряхнула
ими, обернулась к Тору:
— — Если бы еще и умыться…
— Вон там — ванная. — Тор указал на дверь, почти сливавшуюся со
светло-голубой стеной. — Такой ты еще не видела. Пойдем, я тебе объясню, как
что включать. — Он подошел, взял ее за локти и глянул с такой
самодовольно-хозяйской улыбкой, что Анастасия потеряла всякую охоту к игре.
Посмотрела ему в глаза:
— А правда, что в той белой башенке на холме — радар?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *