ФАНТАСТИКА

Анастасия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Александр Бушков: Анастасия

— Из Империи.
— Серьезное путешествие. Хочешь о чем-нибудь спросить?
— Я и так знаю, что услышу, — сказала Анастасия. — Что это чересчур для
меня сложно. Все почему-то повадились называть меня прекрасной дикаркой.
— Но ты и в самом деле прекрасна. И в самом деле в какой-то степени
дикарка. Дикарка по сравнению с теми, кто жил до… неважно, как это
назвать. Жил до.
— Я глупее? Более жестока? Более зла? Или у вас дикарем человек считается
только потому, что с детства не видел вот этих штук? — она указала в угол,
где стояло что-то блестящее, непонятное, все в прозрачных цветных колпачках
и прозрачных окошечках.
— Не сердись.
— Я и не сержусь, — сказала Анастасия сердито, отпила из бокала почти до
дна и пожалела — было еще крепче, чем вино Ярла, она даже поперхнулась. —
Просто слишком многие хотят мной играть, как вещью.
— Прекрасной вещью, — мягко поправил он. — И умной, — тут же поторопился
добавить. — А это — нечто иное. Такую вещь берегут. Прости… Я просто
неудачно пошутил. Не умею шутить.
— Это сразу заметно.
— Девочка, втяни коготки. У меня не было намерений тебя оскорбить. Я не
стал бы тебя приглашать только за этим.
— Понятно, — сказала Анастасия.
— Да нет, не совсем понятно, прелестная моя Анастасия.
— Вот только не ваша. Своя.
— Ну хорошо. — Он с видом крайнего добродушия поднял ладонь. — Каюсь, я и
в самом деле, услышав, что в наши края прибыла некая прелестная синеглазая
княжна, велел привести тебя сюда. И мысли у меня были самые недвусмысленные.
Признаюсь, они такими и остались. Но теперь я вижу, что ты не просто
красивая игрушка. Ты умна. И это меня отнюдь не удручает. Наоборот, радует.
Глупенькие игрушки скоро надоедают, их слишком много. А умная подруга, чей
ум стоит развивать — вещь ценная.
— Все-таки вещь?
— Прости, оговорился. Знаешь, когда можешь из этого кресла управлять
судьбами мира и его обитателей, начинаешь немножко… чувствовать под собой
Олимп, что ли.. Ты знаешь, что такое Олимп?
— Не знаю, — сказала Анастасия.
— Неважно. Узнаешь потом. Как видишь, я хочу быть с тобой предельно
откровенным. Ты мне понравилась. Сразу. А когда оказалось, что ты еще и
неглупа… — он упругим кошачьим движением встал, сделал два шага и
остановился над ней, положил ей руки на плечи. Анастасия напряглась. — Не
бойся. Силой я от тебя ничего не буду добиваться. С тобой так не стоит. Ты
достойна лучшего.
— Это и есть предложение руки и сердца?
— Вот именно. Руки и сердца бога. Анастасия подняла голову, посмотрела в
его массивное властное лицо, усмехнулась:
— Везет мне на сумасшедших богов…
— Что?
— Так, шутка, — сказала она с улыбкой.
— Я не сумасшедший. И не бог. Но мощью располагаю большой. И знаниями
тоже. И вдобавок, мне очень не хочется, чтобы ты погибла со всем этим миром.
Может быть, ты не поверишь или не поймешь, но на этот мир надвигается
страшная катастрофа.
— Я знаю. Луна падает, — сказала Анастасия.
— Ого! Какие-нибудь местные звездочеты?
— Да, — сказала Анастасия. — Это великая тайна жрецов.
— А ты представляешь, как это будет выглядеть?
— Это будет что-то жуткое, — сказала Анастасия.
— Не то слово. Из жалких обломков того, что останется, нормальную жизнь
построить удастся не скоро. И произойдет это через несколько недель.
Считанные недели. Ты же не хочешь остаться здесь, когда на земле начнется ад
кромешный? — он проницательно глянул на нее. — Наверняка ты, прознав о
жреческих тайнах, отправилась искать спасения, ты же умна…
— Да, — сказала Анастасия. — Но где же я могу спастись?
— В небесах. Это долго объяснять… Словом, в небе тоже живут люди. В
таких… летающих городах. Люди, которых после гибели мира не коснулось
пятьсот лет назад то, что внизу получило название Мрака и Хаоса. И живут эти
люди так, что ты себе и представить не можешь. Владеют знаниями, о которых
ты и понятия не имеешь. Но тоже можешь ими овладеть.
Плывущие Звезды? — чуть не выпалила Анастасия, но вовремя сдержалась, не
стоит выглядеть чересчур уж умной. Хороший игрок никогда не выложит все
козыри сразу, нужно приберечь что-то для себя, на потом… В нем
чувствовалась недюжинная сила ума, соединенная с неизвестными ей знаниями, и
Анастасия не решилась затевать какую-нибудь рискованную игру. Самое
разумное, что можно и нужно сделать — выбраться отсюда поскорее и
посоветоваться с Капитаном. Вот если бы взять этого типа в плен… Но даже
если она его благополучно оглушит, как доставит в шатер, как минет
стражников у ворот подземного города? Как по улицам протащит? Нелепо…
— Прекрасно, — сказала Анастасия. — Значит, ты меня покупаешь. Только не
золотом — спасением. А все остальные люди, на этой земле живущие?
— Всем не хватит места там, у нас. И большинство из них — тупое стадо. А
менять решение и все же отбрасывать Луну… — Он резко оборвал речь. — Не
говори глупостей. Вовсе я тебя не покупаю. Неужели ты думаешь, что я тебя
брошу здесь, если ты откажешься? Вот уж нет. Ты мне нужна. Я тебя спасу,
хочешь ты этого или нет, Анастасия, — он усмехнулся. — Потому что второй
такой можно и не встретить, и не стоит рисковать… Но мне почему-то
кажется, что ты будешь умницей. То, что ты увидела в этом доме — мелочи:
Помещение для слуг. Есть чудеса, которых ты себе и представить не можешь.
— Как тебя зовут? — спросила Анастасия.
— Называй меня Тор.
— Что это означает?
— У неких дикарей так именовался в древности бог грома, — его сильные
пальцы небрежно играли золотой цепью на шее Анастасии. — Я как-то подумал,
что имею полное право носить это имя.
— А ты не сумасшедший, часом?
— Ничуть, — ответил он серьезно. — Сумасшедший — это человек, который
приписывает себе могущество, каким не обладает. А когда от
одного-единственного человека зависит, рухнет Луна на землю или останется на

небе, по-моему, такому человеку вовсе не грешно именоваться Тором. Как ты
думаешь?
— Звучит-то внушительно, — усмехнулась Анастасия. — Если бы еще
доказательства…
Он взял ее за руки у самых плеч, поднял из кресла, и они встали лицом к
лицу. Анастасия открыто смотрела ему в глаза и пыталась отгадать, что в его
словах от непомерной гордыни, а что от правды. Одно ясно — человек очень
сильный и уверенный в себе, вон как Ярл ходит перед ним на задних лапках,
хотя на вид гордец изрядный… Или за спасение жизни всецело продался?
Видимо, он понял ее взгляд иначе — притянул, обхватил ее затылок сильной
ладонью, поцеловал. Отстранился, прежде чем она успела решить, что ей
делать, окинул разгоряченным взглядом:
— Доказательства! Хочешь прямо сейчас? Полетим из этой крысиной норы ко
мне в дом, это недалеко. Хочешь полететь по воздуху?
— Со мной так нельзя, — сказала Анастасия. Кажется, она нащупала
единственно верную линию поведения. — Может быть, ты и равен богу, но я не
привыкла вот так… Я горда, — она очаровательно улыбнулась. — И чуточку
капризна, ты уж прости. Вспомни, что я княжна Империи, и не особенно
удивляйся. И приезжаю, когда захочу я сама, а не когда меня схватят за
локоть на улице, как этих… ярмарочных. Ты же упорно повторяешь, что тебе
не игрушка нужна?
Она неизвестно кому и чему молилась в душе, чтобы ее улыбка и взгляд
создали должный образ — неглупая, но капризная княжна, слегка ошеломленная
чудесами и предстоящей гибелью мира, но не кидающаяся сломя голову в сильные
руки будущего хозяина. Собственно, вплоть до недавнего времени она и была
такой, чуточку капризным и чуточку спесивым рыцарем, так что ей не пришлось
изображать нечто очень уж противоположное ее характеру.
Должно быть, она сыграла хорошо. Очень уж он был уверен в себе, чтобы
изучать ее вдумчиво и подозрительно. Конечно, он не сумасшедший, он опьянен
каким-то стоящим за ним серьезным могуществом. К тому же свято верит, что
перед ним стоит дикарка, имперская княжна. А о Капитане понятия не имеет.
Нет, все нормально.
— Ну что же, — сказал Тор. — Приглашаю тебя, княжна Анастасия, быть
завтра моей гостьей.
— Принимаю твое приглашение, благородный Тор. — Анастасия склонилась в
придворном поклоне, волосы золотой волной упали на плечо. — Соблаговоли
объяснить дорогу. Рыцарю подобает отправляться в гости не в экипаже хозяина,
пусть даже летучем, а на своем боевом коне.
Тор откровенно любовался ею. Тем лучше. Анастасия дукаво глянула на него
поверх бокала:
— Надеюсь коновязь в твоем доме найдется, а челядь не станет подслушивать
у замочной скважины?
— Я позабочусь, — пообещал он. — Ты видела дорогу, уходящую от города на
запад?
— Куда уходящую? — На закат. — Видела.
— Ты поедешь по ней. Если ехать рысью, это отнимет часа полтора.
(Анастасия, давно уже уяснившая, что такое часы, минуты и секунды, тем не
менее вовремя спохватилась и сделала удивленно-вопросительную гримаску).
Полтора часа означает, что стрелки опишут вот такие круги. — Он показал на
часах Анастасии. — Слева покажутся два невысоких холма, и на вершине одного
из них круглая белая башенка. Свернешь с дороги и поедешь прямо меж холмами,
— он усмехнулся, — и вскоре увидишь чудовищ. Не пугайся их. Это всего лишь
мираж, изображение, чтобы страшить дикарей. Поезжай дальше, не сворачивая.
Увидишь на земле полосу из металлической сетки. Это смерть, если у тебя нет
вот этого, — он достал из ящика стола маленькую, круглую мегаллическую
коробочку на цепочке. Сам надел ее Анастасии на шею, не упустив случая
легонько провести по ключицам кончиками пальцев. — Помни, с этой коробочкой
на шее сетка тебе совершенно не опасна. Ну, а дальше езжай вдоль голубых
шляпок. Ты их ни с чем не спутаешь. Там будут разные строения, но это нечто
вроде… служб и конюшен. А я живу в белом доме с большими окнами,
окруженном цветником. Ошибиться невозможно, Дом такой там один.
— Похоже на описание дороги в замок сказочного людоеда, — сказала
Анастасия.
— Это — твой замок. Точнее, временное пристанище..
— Но со мной прибудет оруженосец, — сказала Анастасия. Начинался самый
важный и рискованный момент игры. — Во-первых, я не собираюсь изменять
правилам — рыцарь обязан ездить с оруженосцем. Во-вторых, мой оруженосец — в
своем роде редкость. Он изобретатель. Все время выдумывает разные
удивительные вещи.
Вот теперь у него в глазах блеснула настороженность. Но только на
мгновение. Он тут же вспомнил, что он — бог грома, имеющий дело с дикарями.
— Изобретатель? — спросил он с интересом.
— Да. Он придумал такую стрелку, что все время указывает на одну и ту же
сторону горизонта.
— Быть не может!
— Уверяю тебя, — сказала Анастасия. — Я им горжусь, ни у кого такого нет.
Может, он и тебе пригодится?
— Представляю себе этот дикарский компас… — усмехнулся Тор. — Ты
знаешь, привози своего умельца. Кто знает, что из него получится у нас, вы
все-таки не дикари, а потерявшие память осколки прежнего мира…
— А коробочка? — Анастасия коснулась цепочки. — Для него?
— Одной достаточно для двоих. Надеюсь, ты ему сумеешь преподнести
подходящую полуправду? Чтобы с перепугу с его штанами не случился конфуз?
«Ну, мы еще посмотрим, с чьими штанами может выйти конфуз», — весело
подумала Анастасия. Сказала:
— Что-нибудь преподнесу, — и встала. — Мне пора.
— Я буду ждать. Очень ждать. Ты ни о чем не пожалеешь. «Надеюсь,
пожалеешь ты», — подумала Анастасия, глядя, как он идет к ней с
самоуверенной хозяйской улыбкой, в самом прекрасном расположении духа. Когда
руки Тора сомкнулись у нее на талии, она не противилась и даже, превозмогая
себя, ответила на поцелуй, но постаралась прервать его побыстрее.
— До завтра, благородный Тор, — сказала она, закрывая за собой дверь.
Лицо словно судорогой свело — идя сквозь комнаты с цветными огнями,
странной музыкой и танцующими, Анастасия чувствовала, что обаятельнейшая
улыбка не исчезает с губ, словно налипла на кожу. Видимо, страшное
напряжение сказалось. В жизни не было еще такого поединка. Анастасия присела
на краешек упругого дивана в углу потемнее, закрыла лицо руками и тяжко
вздохнула. Душа, все тело медленно отходили от этой нечеловеческой игры. Ее
прошиб озноб. Хорошо еще, никто к ней не приглядывался в сутолоке и гаме.
Но вот кто-то остановился рядом с ней. Анастасия подняла голову и узнала
Ярла. Подумала устало: вот что у тебя за служба, скотина этакая. А туда же —
славные предки, завоевания от моря до моря…
Она поднялась и властно, резко сказала:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *