ФАНТАСТИКА

Умереть впервые

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Константин Бояндин: Умереть впервые

— Остров — место не очень сухое, — пояснил его наставник, — Но в Киннере
дожди — особенно частые гости. Никому еще не удавалось это объяснить. Как и везде на
Островах, здесь очень порывистые ветра, и в конце концов архитекторы остановились
вот на такой форме.
Пока Леглар обменивался фразами с неприметными людьми, что собирались
вокруг приезжих в поисках поручений, Таилег осмотрелся. К северо-западу сквозь завесу
дождя просматривались гладкие, низкие вершины Змеиного хребта. Самый богатый
железной рудой, с трудом припомнил Таилег. Уроки обязательной начальной школы
забывались легче всего…
Послав гонца занять номер получше в главной гостинице города, Леглар
решительно направился в ближайший портовый кабак, и Таилегу ничего не оставалось,
как последовать за ним.
— Ужасная погода, — сообщил в очередной раз Леглар, осушая второй кувшинчик
местного пива и удовлетворенно похлопывая себя по животу. — На твоем месте я бы не
торопился спускаться в руины. Подожди денек-другой, походи по городу, поговори с
людьми…
— Так мне же приказано — ! — недоуменно воскликнул Таилег.
— Сразу видно, что ты никогда не был солдатом, — усмехнулся его наставник. —
Или гонцом у герцога, да не оскудеют запасы его сигар. Кто тебе мешает думать, что
именно в этот момент ты с наибольшим рвением выполняешь приказ? Кстати, в записке
от Совета Наблюдателей сказано буквально: . Ни
слова не сказано, что это срочно, немедленно, никаких угроз…
Таилег позволил себе немного расслабиться и отхлебнул из своего кувшинчика. На
его взгляд, вкус у пива был отвратительный, но все остальные напитки были здесь куда
крепче.
— Так что ты хотел мне сказать еще? — спросил Таилег после долгой паузы.
— Ага, память еще не засорилась! — радостно воскликнул Леглар и заказал еще
пива. — Зайди как-нибудь в , парень и попробуй тамошних угрей.
Карлики — лучшие повара на свете, да не оставит их заботой богиня…
— Что-то стал часто богов поминать, — неодобрительно отозвался Таилег. Его
пожирало нетерпение — с одной стороны, ему не терпелось узнать побольше (а его
наставник оказался неистощимым кладезем премудрости), а с другой… Впрочем, о другой
стороне знания он предпочитал не думать. Пока, во всяком случае.
— У каждого города свои порядки, — отозвался его собеседник. — Здесь принято
часто желать всем упомянутым всего самого доброго. Иначе на тебя начнут косо
смотреть.
Таилег молча ждал продолжения.
— У меня все еще ноет голова, — поморщился Леглар, немного помолчав и
покончив с очередной порцией десерта. — Так что я скажу тебе только самое важное.
Остальное сам прочитаешь в библиотеке.
— Как в библиотеке? — Таилег не поверил своим ушам. — Ты хочешь сказать, что
все, что ты мне рассказал, ты прочел в какой-то книге?
— Разумеется. — В тоне Леглара прорезались знакомые раздражительные нотки.
— Ты думаешь, что это у хансса я обучился срезать кошельки, вскрывать сейфы,
расследовать кражи, заниматься слежкой и прочее? Большинство знаний я обнаружил в
книгах. И тебе советую почаще читать. А то голова всякой ерундой забита, да простят
меня небеса…
— С чего ты взял, что в книгах написана правда?
— Надо будет выяснить, что ты понимаешь под правдой… Но это в другой раз.
Ладно, ученик. Ты снова забываешься. Так что рот закрой, а уши открой. — В голосе
Леглара вновь появился металл.
Пришлось повиноваться.
— …Итак, главное, что тебе надо запомнить, — что они выработали очень сложную
систему жестов. Никогда не прикасайся к ним первым, если не уверен в том, что
делаешь. Никогда не делай резких движений. Можешь на них кричать, можешь им
угрожать словами, можешь даже рискнуть оскорбить собеседника лично — они не очень-
то на это обижаются, но всегда следи за своими жестами.
В случае острой необходимости можешь взять хансса за плечо — вот здесь, —
чтобы привлечь внимание, остановить, да мало ли еще для чего. Все остальное имеет
вполне однозначный смысл, и не стоит вводить их в заблуждение. И помни, что нашу
мимику они знают в совершенстве, хотя собственной не обладают…
— Я видел, как у него… нее… — Таилег сбился. — В общем, как менялся цвет глаз.
— Правильно, но не у всех. Итак, запомни. Формулы приветствия. Жестикуляция.
Ни слова о богах, пока они сами не спросят. Соблюдай эти три правила, и тебя съест кто-
нибудь другой.
Таилег даже не улыбнулся.
— Как отличить, кто из них какого пола? — спросил он наконец, и уши его
предательски порозовели по краям. Леглар снисходительно улыбнулся.
— Боишься, что приударишь не за тем? — спросил он язвительно и полюбовался
богатой гаммой красок, что посетили уши его собеседника. — Ну что за жизнь — чего ни
коснись, у тебя кругом сплошные предрассудки. Хорошо, собирай вещички и пошли ко
мне в гостиницу. Тут слишком много народа, и на нас уже полтаверны уставилось…
Леглар оставил хозяину солидные чаевые, вежливо приподнял шляпу, подмигнул
одной из помощниц владельца заведения и вышел наружу, в дождь и слякоть.
После доброго завтрака Леглар заметно подобрел.
— …Они яйцекладущие, и — поверь мне на слово — вопросы пола и размножения
у них занимают столь же много внимания, как, гхм, прочие естественные потребности…
Одним словом, наши сексуальные привычки и горы всяких условностей, которые мы
понаворотили, им совершенно не свойственны. Например, если ты обратишься к хансса
местоимением не того пола, тебя не будут поправлять. Скорее всего, решат, что тебе
удобно считать собеседника существом именно такого пола и доставят тебе некоторую
радость, поддерживая эту иллюзию.
— И все же, как их различать?
— Очень просто. Если ты встретишь хансса где угодно, но не у них в городе —
значит, ты встретил женщину.
Таилег открыл рот и не нашелся что сказать.
— Хансса несколько тысяч лет не ведут войн, — пояснял Леглар. — Так что самцы
для размножения им нужны постольку, поскольку им не хочется вырождения расы. Самки
в состоянии откладывать яйца, так сказать, собственными силами. Они вообще
размножаются, когда этого захотят. В этом смысле они намного нас опередили…
— Да уж, — хмыкнул Таилег, который еще помнил картины своего полуголодного
существования — нищенствующие дети на задворках города… у бедняков всегда было
множество детей. И если кто-то из них умирал, оставалось еще очень много. Для
правительства это было проклятием, но отменить кастовые традиции указом еще никому
не удавалось.
— Самцы у них занимаются в основном воспитанием, — закончил Леглар, когда они
наконец подошли к входу в гостиницу. Множество экипажей стояло неподалеку —

видимо, в гостинице собрались какие-то важные персоны. — Ну и некоторыми другими
вещами, где много специалистов не нужно. И войнами. Так что не думай о том, о чем
беспокоиться не имеет смысла. Тем более что отличить их самцов от самок проще всего
по запаху, а в этом мы, люди, ни на что не годимся.
Таилег посмотрел на гостиницу, возвышавшуюся над остальным городом всеми
пятью этажами, и почесал голову в нерешительности.
— Заходи, — махнул рукой Леглар. — Тут отлично кормят и содержат
первоклассный оркестр. Высохнешь, почитаешь, послушаешь музыку… Я тут останусь на
недельку, по мелким торговым делам, так что меня ты сильно не обременишь. Пока ты не
перестанешь трястись от мысли о путешествии в руины, тебе все равно не стоит
заниматься своим особым поручением… — Леглар выделил тоном слово . —
Кстати, номер я тебе уже снял. Вычтем из твоих денег, если желаешь.
В конце концов Таилег согласился.
* * *
Сказались уроки Леглара: уже на второй день пребывания Таилег заметил слежку.
Вначале он не придавал этому значения. По многим признакам в нем можно было
заподозрить практикующего вора, и в традициях местных воровских Гильдий было
принято изредка устраивать подобные спектакли. Дескать, нас голыми руками не
возьмешь. Свои территории они охраняли лучше, чем собака — родную миску.
Впрочем, проверить это было легко. Воры Ралиона, как и многих других миров,
были своеобразной нацией, рассеянной по всему свету. Если эти двое, что тенью
следовали за Таилегом абсолютно повсюду, из его же , то пара условных
знаков должна произвести на них впечатление.
Не произвела.
Нужна была более аккуратная проверка. Таилег потратил пятнадцать золотых
(огромные деньги, на которые можно было месяц отменно питаться) и связался с местной
Гильдией, заплатив им умопомрачительный взнос за право работать в окрестностях
города.
Но хвост оставался.
, — размышлял Таилег, решивший наконец
обновить свои походные запасы. Он посещал лавку за лавкой, магазин за магазином, но
взгляд двух пар недобрых глаз не переставал сверлить ему затылок.
К концу третьего дня он счел, что можно выходить. С разрешения своего
наставника он взял из его коллекции две полезные (со слов самого Леглара) книги и
оставил тому записку. Делать это пришлось тайно. Раз уж к его скромной особе
проявляют столь пристальное внимание, лучше считать, что у всех стен есть и глаза, и
уши, и нос. Посетив номер Даала, пока тот был где-то в городе, Таилег оставил ему
подробное письменное изложение своих наблюдений.
Да и пора бы в путь собираться. Ожидание притупило клыки страху, что время от
времени впивался в Таилега, и будущее уже не казалось таким однозначным и
безрадостным.
На рассвете четвертого дня своего пребывания в Киннере Таилег покинул
гостиницу (закрепив номер за собой на пару недель) и твердо направился к руинам.
Дорога была утоптана, словно вела к святыне.
Когда Таилег скрылся за поворотом, более высокий из соглядатаев повернулся к
своему коллеге (тот был пониже и пошире в плечах) и буркнул:
— Ну ладно, одна пташка полетела. Что будем делать со вторым? — и
выразительно провел ребром ладони по горлу.
— За магистра ты будешь расплачиваться остаток своей жизни, — скучным
голосом ответил ему второй. — Не те времена и не то место. К тому же нам о нем не
говорили ни слова. Так что действуем по плану. Ты отправляешься за парнем в
подземелье и должен вернуться оттуда один. Я подготовлю все остальное.
— Почему это я должен лезть в подземелье? — недовольно спросил высокий.
— Потому что удачнее надо было монетку кидать, — пояснил тот, что пошире, и,
кивнув, удалился прочь.
Высокий проводил его взглядом, вздохнул и направился к руинам. Странные
предчувствия тяготили его.
* * *
Легкие мохнатые лапы провели по мозаике, и треугольные кусочки стекла
ненадолго засветились и потухли.
, — так прозвучали бы слова, если бы им суждено было
облечься в звуки.
.
Беззвучны были молитвы, и лишь дыхание да едва слышная поступь множества
мягких лап нарушали тишину.
Закончились последние ритуальные слова, и все мохнатые уши принялись жадно
впитывать окружающие звуки в поисках знамения.
Глухо зарокотал в глубинах подземный огонь и трижды сотряс пол подземного
храма.
.
* * *
К огромному удивлению Таилега, возле входа в руины Двух Золотых Лун стоял
стражник. При виде посетителя он заметно оживился. Впрочем, любой оживился бы,
простой он под проливным дождем несколько часов подряд.
— В такую погоду — да в подземелье? — с сомнением окликнул он юношу.
Стражник был тучен, но достаточно подвижен, и его блестящая алебарда
недвусмысленно загораживала вход.
— Неужели руины теперь охраняются? — спросил Таилег самым невинным тоном,
на который только был способен. Стражник повеселел. Судя по всему, вздохнул Таилег
мысленно, неподкупных стражников почти не осталось. Куда только катится мир…
— Сами понимаете — стоит только уйти, как всякого сброду набежит полное
подземелье. — Стражник был явно не дурак поболтать. — А к нам сюда очень приличные
люди захаживают… Служба, сами видите, какая. Так что без сопровождающего из
магистрата…
— Так ведь вот он, сопровождающий. — Таилег одной рукой указал куда-то в
сторону, другой высыпая в ладонь стражнику три золотые монеты. — Да и задержимся
ненадолго. Так что не беспокойтесь.
— Ваша правда, господа, — закивал стражник и отодвинулся от входа. — Вы уж
там поосторожнее, пожалуйста…
При желании Таилег мог срезать с пояса этого недоумка все, что там висело. Да
только посетителей сегодня слишком мало, замести следы не удастся. Посему он
ограничился только тем, что сделал на его кошельке несколько аккуратных надрезов.
Если он полезет за золотом не глядя, веселья будет на весь кабак…
Стражник смотрел на ладонь и не верил своему счастью. Никто его, конечно, не
посылал охранять эти дурацкие пещеры. Но терпеливый всегда будет вознагражден.
Почаще бы попадались эти приезжие богатей… Попробовав монеты на зуб, он спрятал
оружие в чехол и отправился пропивать нежданно свалившиеся на него деньги.
Задержись он еще на пять минут, ничего более ему в этой жизни выпить уже бы не
удалось.
— Тоже мне — особое поручение, — бормотал Таилег, с легкостью перепрыгивая

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *