ФАНТАСТИКА

Умереть впервые

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Константин Бояндин: Умереть впервые

— Кот привел, — пояснил Таилег и повалил Даала на землю. Прошептал тому на
ухо: — Видишь?
Даал видел. Прижимаясь к кромке деревьев, на расстоянии полумили от них
двигался странный силуэт, на вид сотканный из множества серебристых огоньков. Силуэт
то припадал к земле, то вставал на задние лапы, постепенно приближаясь к ним.
Таилег вновь посмотрел на ромб и ужаснулся. Поверхность его была ярко-
пурпурной, только кромка была молочно-белой. На таком расстоянии!
— Минуты через три он будет здесь, — прошептал Даал. — Что будем делать?
— Понятия не имею, — ответил Таилег. — Остается надежда, что Рамдарон или
Тарц успеют позвать на помощь. Если это он тебя так разделал, то больше чем на минуту
мы его не задержим.
— Соврал я тебе, — грустно признался Даал несколько секунд спустя. — Веселого
праздника не получилось…
Таилег вновь прижал палец к губам и прислушался. Даал скользнул к тропинке, по
которой Таилег пришел на поляну, и пригляделся. После чего встал в полный рост и
произнес:
— Пришла…
Голос его выдавал ужас, смешанный с восхищением.
Крохотная фигурка двигалась откуда-то со стороны деревни.
Даже на почтительном расстоянии Таилег разглядел арсан — такой же, как в его
видении. Холодок пробежал по его затылку. Фигурка скользила по траве, изредка
приостанавливаясь, чтобы погладить травинку или ветку куста.
Таилег смотрел, и какая-то странная несоразмерность бросилась ему в глаза.
Понаблюдав, он понял, какая именно.
Силуэт был детский.
Даал оглянулся и указал пальцем в сторону медленно приближающегося призрака.
— Я, кажется, знаю, кем он решил закусить. Таилег обомлел.
— Богиней? Ты с ума сошел!
— Она станет богиней, только когда войдет в Храм, — возразил Леглар яростным
шепотом. — А до тех пор она почти не отличается от человека. Виноват, от карлика.
Пошли!
И он кинулся бегом, стараясь перехватить малышку прежде, чем она достигнет
развилки .
Таилег кинулся следом, на бегу оглядываясь и разматывая длинную цепь. Хорошо,
если она сможет удержать тварь с полминуты. Судя по царапинам на дереве и по ранам,
силы существа были чудовищны.
Силуэт заметил их — теперь уже всех троих, так как двигался в их сторону. .
Таилег верил в перевоплощение, но блага этой жизни ему казались несколько
более убедительными.
Впрочем, выбора, конечно, не было.
Девочка остановилась и посмотрела на незнакомцев, преградивших ей дорогу.
Даал хотел было что-то сказать про опасность, про охрану и все такое прочее, но язык
застрял у него в горле.
От робости.
В чем Даал даже себе самому признался очень не скоро.
Таилег, изо всех сил стараясь не оглядываться, извлек небесный камень и встал
перед девочкой на колени.
Та повернула к нему голову, и Таилег узнал ее лицо. Он видел его совсем
недавно… только где? На корабле, где подарил ей булавку, или в безмолвном лесу, у
ступеней, ведущих к каменному кольцу?
Девочка улыбнулась ему и коснулась ладошкой лба. Слов, которые она
произнесла, Таилег не понял, но прозвучали они, подобно музыке. Ошеломленный Даал,
который стоял рядом и не знал, куда девать руки, увидел, как на лбу Таилега разгорается
кольцо, состоящее из двух полумесяцев.
Белого и серого.
А Таилег увидел искорки в глазах девочки и ощутил скрытую в них силу… которую
скоро, возможно, разбудят.
На благо или на великие беды.
Он протянул девочке камень, серебристые прожилки которого искрились под луной,
и наклонил голову.
И неожиданно время замерло.
— Еще не поздно передумать, — прожурчал хорошо знакомый Таилегу голос.
Таилег и не подумал оборачиваться.
— Боюсь, что ты опоздал, приятель. Искренне надеюсь, что увижу твою шкуру,
прибитую к чьей-нибудь стене.
Он вроде не произносил слов вслух, но отдавались они у него в голове раскатисто
и звучно.
— Ей он ни к чему, — не унимался голос. — Для нее это еще одна безделушка. Для
моего повелителя — спасение от многих несчастий. Отдай камень, человек, и я не трону
ни вас, ни ее.
— Я уже предложил тебе поискать его и помню, что ты сделал с теми, кто был
поблизости.
— Жизнь одного человека ничего не значит, — прошелестел голос, и металл
зазвучал в нем — металл и шум надвигающейся бури. — Твоя подружка играет чужими
жизнями так же, как и я. Отдай камень, человек, и ты не пожалеешь.
— Нет, — ответил Таилег, и время вновь возобновило свой ход.
Девочка взяла камень в руки, и тот на миг вспыхнул синим пламенем. Пламя
угасло, но камень принялся менять форму, оплывая серебряным облаком, вытягиваясь и
утончаясь.
И непонятный, мягкий и высокий голосок на миг ворвался в сознание Таилега. Два
слова произнес этот голосок, и Таилег не понял — ему ли принадлежит этот голос, его
противнику, Молчаливой или кому-то еще:

Из оцепенения Таилега вырвал истошный крик Леглара:
— Берегись!..
Таилег обернулся, загораживая собой девочку. Силуэт лился к ним, перепрыгивая
через кусты. Он мчался быстрее самого быстрого скакуна, и очертания чего-то могучего,
косматого и обладающего парой горящих глаз все явственнее проступали из
серебристого вихря.
В бою время движется очень медленно.
Даал уже понял, куда направляется силуэт, и, осторожно подхватив девочку на
руки, прыгнул через кусты, чтобы убраться с пути несущегося существа.
Таилег же взмахнул цепью, что запела, как натянутая тетива, и метнул свой снаряд

в ноги надвигающемуся врагу, откатываясь в сторону.
Тяжелая лапа свистнула возле его уха, забирая с собой прядь волос.
Громко щелкнула о камни опутавшая противника цепь.
Страшный вопль боли — смесь стона, рычания и шипения — едва не оглушил
Таилега. Существо корчилось, пытаясь сорвать с себя цепь; там, где блестящие звенья
касались его плоти, та дымилась, сгорала и таяла, наполняя воздух отвратительным
смрадом.

Тут он осознал, что еще жив, и оглянулся, пока было время оглядываться. Со всех
сторон к их холму бежали люди. Даал мчался к холму с девочкой на руках. .
Огоньки показались со всех сторон долины.
Приближалась помощь.
Цепь жалобно хрустнула, и существо с ревом поднялось на ноги, готовое обхватить
обжигающий металл лапами, порвать его, броситься за добычей. Даал бежал медленно…
бесконечно медленно…
Неожиданно трава всколыхнулась под ногами у чудовища, и оно кубарем полетело
наземь. Таилег разглядел два глаза, мелькнувших в траве. Кот! Надо же, какой храбрец.
Лишь бы его лапой не достали…
Цепь трещала и рвалась, а помощь была еще так далеко…
— Та-а-аилег!
Голос сзади. Таилег отступил на шаг, оглядываясь, и увидел, как Даал принимает
из рук девочки и бросает ему что-то длинное, блестящее, тонкое — то ли веретено, то ли
небольшой жезл.
Существо снова попыталось подняться, но пробежавший под ним кот вновь уронил
его. Взметнулась дымящаяся лапа… но кота уже и след простыл.
Цепь со звоном развалилась на куски.
Таилег видел, что предмет до него не долетит, — Леглару было неудобно бросать
его левой рукой. Он прыгнул вперед, искренне мечтая не удариться головой о какой-
нибудь пенек.
Схватил предмет. Ни дать ни взять имитация кинжала — длинный тупой клинок,
широкая рукоять, письмена, бегущие по плоскости клинка…
Позади него чудовище уже приседало, чтобы прыгнуть, и Таилег со страхом
заметил, что раны от цепи успели затянуться.
Он прыгнул вперед, уворачиваясь от взмаха лапы, и швырнул предмет, не глядя, в
своего противника, подымаясь на ноги и готовясь отступать, прыгать, маневрировать.
Чудовище замерло, и глаза его, горящие в темноте, начали остывать.
лежал перед ним, темная капелька крови виднелась на его острие, но
Таилег не отважился бы подойти и поднять его.
Время постепенно ускоряло свой бег, возвращая юношу в прежний мир. Тарц
подбегал с целым отрядом мечников (где он их собрал?) слева, а справа подходил
Рамдарон с оравой местных жителей. Хоть и были последние вооружены чем придется,
Таилег не минуты бы не считал их воинство ничтожным.
Существо неожиданно рухнуло вперед (Таилег успел отпрыгнуть) и рассыпалось в
прах. Таилег осторожно погрузил руку в буроватый пепел и извлек . Поднял его
над головой, показывая всем вокруг.
Тишину разорвали торжествующие вопли.
А девочка, жестом велев Даалу опустить себя на землю, улыбнулась, соединяя
ладони вместе, и поманила Таилега пальцем.
К Храму они шли втроем, ощущая на себе восторженные взгляды.
Когда до ступеней Храма оставался один шаг, девочка отпустила руки своих
сопровождающих и посмотрела им в глаза.
Оба немедленно опустились перед ней на колено.
Девочка долго глядела Даалу в глаза, затем велела им обоим подняться и сделала
несколько шагов по лестнице. Тишина была полной — окружающая их многотысячная
толпа не издавала ни звука.
После чего обернулась и поклонилась Таилегу.
Как равному.
Когда Молчаливая скрылась в месте, где ей ничто уже не могло угрожать, сотни рук
подхватили Даала и его ученика и с триумфом понесли их к тому месту, где состоялась
битва.
* * *
— Долго же я вас искала, — произнесла Кинисс, выныривая из группы желающих
посмотреть на защитников богини поближе. Тем же не было конца, и голова у Даала и
Таилега начинала кружиться. — Ты делаешь успехи, юноша, — кивнула она Таилегу. —
Кажется, ты мечтал прославиться?
Таилег вспыхнул… но понял, что в интонациях рептилии не было и следа насмешки.
Он действительно мечтал прославиться. Разумеется, оставаясь при этом живым.
Неужели он добился, чего хотел?..
Рептилия не дождалась ответа и шепнула что-то на ухо Даалу. Тот кивнул, и Кинисс
так же ловко исчезла в толчее.
Когда выяснилось, что поток желающих выпить, перемолвиться парой слов или
просто поглазеть на новых героев и не думает иссякать, Леглар забрался на пустую бочку
и обратился к благодарной публике:
— Друзья! Эта ночь весьма утомила нас. Не сочтите за невежливость, но нам нужно
отдохнуть. Те из вас, кто не сможет выпить вместе с нами, смогут по крайней мере
выпить за наш счет в гостинице .
И слез под бурные аплодисменты.
Теперь им не мешали двигаться сквозь толпу, хотя и не торопились оставлять их в
покое.
Спустя каких-нибудь двадцать минут друзья вышли на свежий воздух.
— …Ты им всерьез обещал выпивку за наш счет? — спросил Таилег тихо, когда
случайные уши оказались достаточно далеко.
— Естественно, — кивнул Леглар. — А ты что, считаешь, что в обязанность героев
входит только совершать подвиги и предпринимать триумфальные шествия? Э нет,
ученик, дело гораздо хуже. Сейчас мы с тобой обошлись только расходами на выпивку
(для каждого участника Праздника! — съязвил Таилег), и все. Порой бывает и хуже.
— Может быть что-то хуже?
— Разумеется. — Даал нырнул под тяжелые ветви дуба, что неожиданно возник у
них на дороге, и углубился в чащу. Таилег не отставал, — Иногда приходится доказывать,
что подвиг совершил именно ты. И мне знакомы случаи, когда лжегерои становились
всеобщими любимцами, а подлинные виновники торжества с позором изгонялись. Если
не прощались с жизнью.
— Похоже, ты преувеличиваешь, — неуверенно возразил Таилег. — Как такое
может быть?
— Да очень просто. Представь: ты — местный житель, какой-нибудь помощник
местного кузнеца или мелкий торговец. Хватает тебя однажды некий благородный
рыцарь и говорит: помоги-ка, дружище, на дракона поохотиться. Мы тут с войском в
засаде сядем, а ты забежишь к нему в пещеру, выманишь наружу — и дело в шляпе.
Риск, конечно, но мы тебе аж десять золотых заплатим.
— И что дальше?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *