ФАНТАСТИКА

Умереть впервые

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Константин Бояндин: Умереть впервые

знании магии. Побывал в Магистрате, где легендарный Совет вершил всю политику
Федерации.
Никакие наслаждения, кроме чтения и медитации, более не существовали для него.
Таилег рискнул посетить один из самых дорогих борделей и ужаснулся. При первом же
прикосновении к женскому телу он вновь оказался на дне пересохшего озера, и жар, что
горячей волной принялся подыматься из глубин, вместе с ощущением невероятной силы
и какого-то неестественного, демонического удовольствия принес страшное ощущение
вины, иррациональной злобы и поврежденного, расколотого рассудка.
И, хотя проститутка вела себя так, словно ее посетил сам бог плодородия,
неистощимый в любовных утехах, Таилег сбежал из обители разврата, словно из
зачумленного квартала.
Вечером последнего дня его пребывания в Оннде в дверь его номера тихонько
постучали.
Таилег как раз закончил собирать и упаковывать все свои вещи, расплатился с
хозяином гостиницы (не забыв, конечно, про чаевые) и читал книгу, полученную у Даала,
. Головокружительная карьера вовсе не радовала его, когда он
вспоминал о трупе с жуткой улыбкой и перерезанным крест-накрест горлом. То, что это
был Даал, сомнений не оставалось.
Многие из Магистров — в особенности в недавнем прошлом — кончали свою жизнь
не в спокойной и обеспеченной старости, а где-нибудь на грязных улочках или сточных
канавах, в кровавой луже. Но сейчас? Здесь, где у Леглара просто не могло быть врагов?
Понятное дело на севере — где еще в ходу была торговля рабами и где даже
Наблюдатели работали в условиях жесткой конспирации.
Здесь же это было совершенно бессмысленным событием. Хотя смерть редко
бывает исполнена смысла, подумал Таилег. Едва он открыл главу, посвященную культу
Нааты, как раздался осторожный стук. Два легких удара… пауза… три легких удара.
Длинная пауза и все повторилось.
— Входите, — сказал Таилег. Дверь он запирал только на ночь.
Приподнялись и опали шторы, потревоженные сквозняком, и на пороге появилась
высокая фигура в маскарадном костюме. Костюм был сделан со вкусом и изображал
Демона Отчаяния — половина лица искажена от ужаса, вторая — пустая и
изборожденная морщинами. Символ песочных часов на груди и заостренный посох в
правой лапе.
Очень красочно, подумал Таилег.
— Что вам угодно? — сухо спросил он, сжимая левой, невидимой незнакомцу рукой
рукоять кинжала. Вряд ли у него появились смертельные враги, да еще настолько глупые,
чтобы мстить в такое людное время… и все же.
— Я не буду представляться, — отозвалась маска тихим шепотом. Человек (если
то был человек) уселся на ближайший стул и прислонил свой посох к стене. — Я пришел
поговорить с вами.
— Зачем этот маскарад?
— Ни вам не следует знать, кто я… пока, во всяком случае, ни мне нет смысла
рассказывать этого. Вы собрались уезжать завтра?
— Да. — Отпираться было ни к чему, раз уж столько людей вокруг это знали. Кроме
того, Таилег и в самом деле собирался отправиться в Алтион.
— Я пришел к вам ни как союзник, ни как враг. Скорее как товарищ по несчастью.
Сразу предупреждаю, что если вы передумаете и останетесь, то погибнет множество
невинного народа.
— К чему вы клоните? — спросил Таилег резко. Он уже был сыт по горло
таинственными речами.
— К тому, что вы ищете не там, где следует. Вы пытались снять проклятие,
которого на вас нет, и боитесь, что сходите с ума. На самом деле причина всего —
внешняя. Вот, возьмите.
Посетитель оставил на столе ромб, набранный из многих фрагментов
разноцветного стекла. Причудливое произведение искусства слабо светилось в темноте.
— Это поможет вам — так я надеюсь. Я даю вам это на свой страх и риск. Эта
игрушка очень чувствительна — можете проверить это сами, можете кому-нибудь
поручить проверить.
— Знаете что. — Таилег подошел поближе, — Мне не нужны ни амулеты, ни
благословения — ничего. Я хочу, чтобы мной перестали вертеть все, кому не лень.
Заберите вашу игрушку и забудьте, что видели меня.
— Ваше право. — Демон тяжело кивнул головой. — Но я все же оставлю ее. Не
хотите — не берите. Мы установили, что на вас сходится фокус слишком многих сил,
чтобы держать вас в неведении. Знать об опасности — значит быть вооруженным.
— Кто это — ?
— Я не стану этого говорить. Пока. Если вы переживете Золотой Праздник —
значит, мы еще встретимся. Скажу только одно. Мы, как и ваша Гильдия, вечно в опале, и
нам, как и вам, приписывают множество злодеяний.
— Посмотрим, — произнес юноша спокойно. Странно, но в периодах между
депрессиями он стал пугающе невозмутимым и хладнокровным.
Посетитель кивнул.
— Вы знаете, что вас разыскивает одна… э-э-э… знакомая вашего учителя?
Щелк!
В голове у Таилега неожиданно возникла сцена: небольшое скрюченное тело, рана,
пересекающая горло и тяжелый запах смерти.
— Верно, — согласился гость. — И знакомая вашей знакомой. Мы многое знаем о
вас, но мы не вмешиваемся. Вы слишком важная персона.
Таилег схватился за голову. В ней возникла и исчезла еще одна маленькая буря.
Теперь он помнил все… до того момента, как в небесах над Киннером завял чудовищный
цветок.
— Один момент. — Таилег сглотнул горькую слюну. Его посетитель, уже
направлявшийся ко входной двери, остановился на пороге и оглянулся. — У вас случайно
нет для меня особого поручения?
— Нет, — коротко ответил гость.
— Вы не представляете себе, как я рад, — ответил ему Таилег, и гость, еще раз
кивнув, закрыл за собой дверь.
Окончательно проснувшаяся память не принесла долгожданного покоя.
Таилег поднес к ромбу руку — ничего не произошло. Поднес флакончик с целебным
составом — и зеленые полоски, пульсируя, принялись набирать свечение. Поднес
ожерелье, что висело на его шее, — и синие вставки тревожно мигнули и загорелись
холодным ясным пламенем.
— Ну что же, — задумчиво проговорил Таилег и спрятал ромб в потайной карман
своей новой куртки.
* * *
— Это еще что? — Кинисс ткнула пальцем в длинный текст донесения.
— Посланцы других культов. — Секретарь был удивлен. — Они всегда посещают
большие празднества друг друга. Вот, тут написано — Элиор, Андринкс, Эзоксу,

Хиндалунг и…
— Нирату, — прочитала Кинисс там, где секретарь запнулся. — Объясни мне две
вещи, Калиннон. С чего бы Владыке Дарионов удостаивать своим появлением
Молчаливую? И как может Нирату удостаивать своим посещением своего смертельного
врага?
Нирату, бог-покровитель существ — оборотней — был одним из
запрещенных в наземных городах. Многие из жителей Ралиона, что ни разу не
встречались с его подданными, никогда об этом не жалели.
Секретарь молчал, потрясенный.
— Следующий будет в Алтионе, — произнесла Кинисс с уверенностью.
— Я отправляюсь в Храм, — она выделила тоном последнее слово, — и сразу же затем
— в Алтион. Принимай командование, друг мой, и сообщай мне обо всем необычном
сразу же. Отзови всех остальных сыщиков. Пусть собираются вокруг Алтиона.
Когда секретарь ушел, Кинисс некоторое время ходила по комнате, погруженная в
мысли.
— Интересно, чего хочет Двутелый? — спросила она вслух. — На что
рассчитывает? И сколько жертв будет на этот раз?
После чего закрыла глаза и сосредоточилась, сомкнув ладони перед лицом.
Контуры ее стали таять и постепенно совсем размылись.
Через несколько секунд она была уже в Храме, в сотнях миль отсюда.
* * *
На следующий день — ясный и теплый, несмотря на осень, Таилег проснулся
бодрым и полным сил. Открыл окно и долго дышал свежим воздухом, с наслаждением
вдыхая запах морской соли.
После получасовой прогулки он достиг Зала Порталов, откуда — за умеренную
плату — можно было попасть практически в любой крупный город планеты. Длинный
хвост желающих попасть на Праздник быстро придвигался к темно-сиреневому матовому
. Вручив положенное кассиру, Таилег встал в конец очереди, тихонько
насвистывая веселую песенку.
Алтион встретил его проливным дождем.
располагалась на одном из ближайших холмов. Карлики, что
составляли абсолютное большинство населения Алтиона и окрестностей, старались как
можно меньше ранить землю и ее творения. Неудивительно, что с воздуха Алтион порой
был попросту невидим. Только храм Ирсераны, молчаливой богини-покровительницы
расы карликов, возвышался над остальными — преимущественно двухэтажными —
зданиями, затерянными среди вековых деревьев.
Гостиница — а вернее, постоялый двор — встретила его множеством аппетитных
ароматов, веселым гулом голосов и музыкой. Карлики, что лишь изредка были выше пяти
футов ростом, ни в коей мере не выглядели смешно. Быстрые, жизнерадостные,
подвижные, они являлись полновластными хозяевами Алтиона и обширной
сельскохозяйственной империи, что простиралась вокруг — от дебрей леса Серинх на
севере и болот Венллена на юге до неприступного Северо-Восточного хребта на западе.
Только Федерация Оннд могла поспорить с владениями карликов размерами — она да
враждебное всем княжество Лерей на севере.
Открыты были границы этой странной империи, где вот уже долгие века путникам
не грозили ни разбойничьи засады, ни дикие звери. И все же никто не осмеливался
нападать на нее. Почему — никто не знает. Видимо, улыбающаяся Ирсерана умела не
только благословлять поля и исцелять раны. Куда делись многие отряды тех, кто
покушался на безобидных карликов, не знает никто.
Разве что Эзоксу Всезнающий.
…К Таилегу тут же подбежала молоденькая карлица — улыбающаяся, стройная,
миниатюрная.
Голову ее украшала повязка с символом Ирсераны — переплетенные серая и
белая полоски. И зеленые листики вокруг.
— Добро пожаловать в ! — весело приветствовала она вновь
прибывшего и вручила растерявшемуся юноше сочный кусок пирога, посыпанного
зеленью. Таилег, хоть и не был голоден, проглотил подарок, даже не заметив.
— Благодарю! — крикнул он вслед девушке, что уже убегала прочь, подмигнув ему
на прощание.
Народу было не очень много — может быть, еще удастся снять комнату. Хотя, если
учесть только гостей из Оннда… Да. Как бы не пришлось потратить весь день в поисках
пристанища.
Хозяин заведения, как было принято у карликов, был и шеф-поваром, и главным
затейником, и просто хорошим собеседником. Прислонившись к стойке, Таилег смотрел
на его священнодействия. Руки низкорослого чародея от кулинарии в один момент
отсекли сочный кусок мяса, отбили его, посыпали специями и опустили в кипящий ад
огромной сковороды. И еще один. И еще… Таилег не успел опомниться, как хозяин
перепоручил свою вахту другому, такому же раскрасневшемуся карлику и мигом оказался
у стойки.
— А-а-а! — радостно прогудел он, и Таилег поразился, что у такого существа может
быть настолько густой и музыкальный бас. — Отлично, отлично, друг мой. Комната для
вас уже заказана. Пройдите в третий кабинет, сделайте одолжение — я мигом.
И удалился в другой конец заведения — Таилег не успевал следить за ним,
настолько везде успевал быть этот улыбающийся, румяный и громогласный человечек.
Таилег подошел к третьему кабинету, но остановился, не открыв двери, — позади
него музыканты заиграли протяжную и немного печальную музыку. Шум вокруг тут же
стих. Таилег стоял и готов был слушать текущую, нежную мелодию вечно, как вдруг
расслышал голос из щели в двери кабинета.
— …Да ну, в самом деле… Что я — под дождь никогда не попадал, что ли. Стар я
становлюсь, вот что главное…
Голос принадлежал его другу и наставнику, дважды покойнику, Магистру Леглару
Даалу.
* * *
Взгляды трех пар глаз сошлись на Таилеге, едва тот закрыл за собой дверь
кабинета. Пахло внутри необычайно вкусно и было не в пример уютнее, чем в общем
зале.
Впрочем, каждому свое. Карлики предпочитали большую шумную компанию.
За стол здесь сели, судя по всему, недавно — ибо вилки и ложки летали вверх и
вниз весьма и весьма энергично, а настроение царило очень даже неподавленное.
Слева за столом (накрытым на шесть персон) сидел высокий седой Человек, лет
шестидесяти, очень похожий на давешнего стражника, что сопровождал девочку на
корабле. Взгляд его был дружелюбным, но твердым. Он молча кивнул Таилегу —
присаживайся.
Справа сидели двое. Даал, с опухшим носом и хитро прищуренными глазами, и
ольт, тоже с совершенно белыми волосами и спокойным, довольным выражением лица.
— Таилег! — воскликнул Даал, приветствуя гостя вилкой с насаженным на нее
солидным куском мяса. — Садись, садись. Здесь все свои.
Таилег кивнул и шагнул вперед. Стул слева от седовласого человека был
свободен, и Таилег направился к нему. Взялся за спинку стула, чтобы отодвинуть его от
стола, и обомлел.
На некотором расстоянии от сиденья неожиданно открылась пара глаз —
внимательных, близко посаженных, — золотые кружочки в пурпурном ободке и
вертикальные щели зрачков посередине. Глаза моргнули, рассматривая Таилега, и чуть

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *