ФАНТАСТИКА

Умереть впервые

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Константин Бояндин: Умереть впервые

мир смерти. Мир новой жизни — не только смерть. Это рождение, воспитание, открытия,
войны, любовь, все те слова, что выдумали мы для перехода из одного в другое. Все это
— смерть, и везде Наата направляет нас.
— Так кто из вас важнее для другого? Смертные для бога или бог — для смертных?
Вздох пришел из ниоткуда:
— Нет ответа. Чтобы ответить от имени бога, нужно быть богом. Чтобы ответить от
имени смертного, нужно умереть.
Таилег замолчал. Более никакие вопросы не шли ему на ум.
Он положил руки на камень — так же, ладонями вверх.
— Некоторые ответы надо увидеть — их недостаточно знать, — донесся до него
голос. — Линиссад аис, Таилег Адор?
В этот момент Таилег утратил связь с происходящим. Странное чувство вскипало в
нем — ощущение приближения к завесе, что скрывает все тайны бытия. Протяни руку,
отдерни завесу — и постигнешь тайны вселенной.
— Линиссад аир, Арлиасс Адор, — ответил кто-то его голосом.
Руки его медленно поднялись и легли на руки Тамле, ладонь к ладони.
И дымка в сознании немедленно упала. Далее не было ничего. Все, что запомнил
Таилег, было видение девяти смыкающихся вокруг скал. Он стоял посреди голой
пустыни, а девять колоссальных острых зубцов сдвигались к центру, которым он был.
Когда они сомкнулись, Таилег потерял сознание.
* * *
Леглар проснулся от слабого сотрясения здания.
Землетрясение?
Да не может быть, их не было здесь несколько столетий.
Он подошел к окну и выглянул наружу. Где-то на окраине города ярко горел свет —
то ли пожар, то ли что еще. Леглар вернулся у дивану и сел на него.
Сна не было ни в одном глазу. Он сидел довольно долго, но ничего не
происходило. Напротив, напряжение последних дней неожиданно отпустило его.
Ощущение было очень приятным, и он позволил себе сидеть, ни о чем не думая и ничего
не предпринимая.
Он сидел довольно долго, пока не услышал, как ключ поворачивается в замке
внешней двери.
Через секунду Леглар уже стоял за портьерой, сжимая в руке тяжелый кинжал.
Непонятный посетитель двигался осторожно, не зажигая света, и хотел, вероятно,
застать его врасплох.
Ну что же, посмотрим, что будет дальше. Сознание вернулось неожиданно, словно
кто-то включил его.
— С тобой все в порядке? — обеспокоенным тоном спросили его.
Таилег попытался встать и неожиданно взлетел в воздух. Мускулы необычно
реагировали на мысленные команды. В глазах немного двоилось и постепенно угасал
легкий шум в ушах.
— Все в порядке, — ответил он, и мир вокруг сдвинулся, стал целостным и…
правильным. Это слово пришло на ум неожиданно. Правильным.
— Я забыла, что ты человек, — произнесла Тамле. — Для нас Линиссад —
безвредный ритуал. Очень личный, очень ответственный, но безвредный. Для вас он
может быть смертоносным.
— Выходит, мне повезло. — Таилег засмеялся. Смех словно отражался от стен и
опадал серебристыми снежинками. — Как странно я все чувствую! Что случилось, Тамле?
— Линиссад не оставляет никого неизменным, — ответила та, прижимая ладонь к
его лбу. Мир сразу же стал обычным и немного скучным. — Но раз ты сидишь и говоришь
со мной, значит, ты в полном порядке.
Они сидели молча, глядя друг другу в глаза.
— Я не думала, что за семь дней я смогу так сильно изменить впечатление о мире,
— проговорила Тамле в конце концов.
— Я тоже, — признался Таилег.
— Теперь, когда ты знаешь больше, — спросила она, — сможешь ли ты найти
дорогу домой?
Таилег подумал и понял, что сможет. Открытие было потрясающим, но каким-то
очевидным — словно он знал об этом все время и лишь сейчас понял все до конца.
— Ну что же, — сказала Тамле, вставая, — я пойду. Желаю удачи. Если ты не
сможешь отправиться домой, я вернусь сюда, когда река заснет, и мы отправимся туда,
куда нужно мне.
— Спасибо. Желаю удачи.
— Аисс, Таилег.
— Аисс, Арлиасс.
Рептилия помедлила и шагнула к нему. Сняла со своей шеи ожерелье (которое при
этом выпало из невидимости) и надела на него.
— До встречи, — произнесла она и ушла не оборачиваясь.
Таилег так и не понял, чего она пожелала, — того, чтобы он остался, или того,
чтобы им довелось встретиться в будущем.
* * *
Чуть скрипнула и отворилась внутренняя дверь.
Долю секунды кинжал ждал в напряженной руке, позволят ли ему напиться крови
или нет. Затем…
— Кинисс?!..
Он сделал шаг навстречу, убирая кинжал в ножны.
Рептилия шагнула навстречу, складывая ладони хитроумным знаком. Белый туман
окутал Леглара и рассеялся.
— Ну, знаешь, Кинисс! — Леглар был не на шутку оскорблен.
— Идем со мной. — Как обычно, вежливость использовалась только в случае
необходимости. — Торопись, Леглар. Я раньше не верила в чудеса — теперь пора
поверить.
Они спустились вниз, мимо двух безмятежно спавших охранников и швейцара. Как
только Леглар с Кинисс уселись в экипаж, вся троица открыла глаза — недоумевая, что с
ними стало.
Была полночь.
— Должно было случиться что-то странное, чтобы ты вышла на улицу, — заметил
Леглар. Кинисс держалась с ним как-то отчужденно. — Скажи мне, что происходит?
— Часть ты увидишь сам, часть я покажу. Но не надейся на объяснения. Никто
ничего не понимает — но похоже, что у нас всех крупные неприятности.
Леглар вскипел.
— Не время говорить загадками, — произнес он, едва сдерживаясь.
Рептилия промолчала, и до самого конца пути они не проронили ни слова.
…Горел дом Нантора Олгаллона. Леглар кинулся было внутрь, где что-то еще
слабо дымило, но Кинисс поймала его за рукав.
— Держись рядом со мной, — приказала она. — И, ради всех богов, Леглар, молчи.
Они прошли мимо входной двери — что стояла сама по себе, словно

доказательство хрупкости мира… мимо превращенных в прах хрустальных витрин.
Прекраснейшие вещи лежали грудой цветных осколков: шедевры, создававшиеся
веками, были обращены в бесполезный мусор.
— Где Нантор? — шепотом спросил Леглар. Рептилия промолчала. Множество
спасателей копалось в руинах, под бдительным надзором Наблюдателей и городской
стражи.
Рептилия промолчала и провела его внутрь. Крышей им теперь служило небо.
— О боги, — выдохнул Леглар, увидев комнату, в которой Нантор принимал его
несколько часов назад, и одно из кресел, запачканное кровью. — Объясни же мне,
Кинисс, что случилось?
— Метеорит, — лаконично ответили ему. Они шли и шли мимо величайших
богатств, выставленных теперь под открытым небом. Почему метеорит должен был
попасть именно в Нантора? Что это? Почему это?..
— Смотри, — указала Кинисс куда-то под ноги.
Леглар взглянул вниз и впервые в жизни потерял дар речи.
В луже крови и чего-то не менее отвратительного, с перекошенным от ненависти
лицом лежал он сам.
Леглар Даал.
Магистр по части ловкости рук.
Да упокоится в мире.
* * *
Таилег высыпал все свое золото (а было его внушительное количество) и сел
задумавшись.
Неприятным условием, сопровождающим все услуги Владыки Воров, была
необходимость жертвовать всеми ценностями.
Всеми, что были с собой.
Он вздохнул. Формулы, что при помощи Тамле выкристаллизовалась у него в
сознании, должны сработать. Но вот только…
Что он мог сделать для Тамле?
Вопрос вертелся совсем рядом с ответом, и Таилег почти час сидел, глядя на груду
желтого металла, прежде чем ответ созрел.
И рассмеялся.
* * *
— Что с Нантором? — спросил Леглар, не в силах оторвать взгляда от
собственного лица.
— Он жив, — ответила Тамле откуда-то из бесконечности. — Велел передать тебе
это. — Она протянула ему булавку. — хотел сказать Леглар, но
слова застряли у него в горле.
Поздно.
Его руки сами взяли булавку и воткнули внутрь лацкана.
— Неужели это я?
— Да, — отрешенно подтвердила Кинисс. — Это ты. Вне всяких сомнений. Для
меня видеть тебя живым — необыкновенная радость, но и необыкновенный ужас.
Леглар сел, стараясь не попасть в кровавую лужу, и закрыл глаза ладонями.
Прошло достаточно долго времени, прежде чем его осторожно тронули за плечо.
* * *
Вздохнув, Таилег начертал на камне кончиком кинжала знак Палнора и высыпал на
него золотые монеты.
Он представил, как они попали к нему.
Монеты были его единственным сокровищем. Он добыл их, собирая у ротозеев и
бесчестно нажившихся богатеев. И вот теперь, он, скромный слуга Владыки Воров,
просил у него оказать милость и исправить несправедливость.
Когда монеты стали таять на импровизированном алтаре, Таилег ощутил
прикосновение чего-то, доселе неизвестного. Чего-то высшего. Божественного. Ранее
молитвы и обращения в Палнору были формальностью, пустыми формулами, а вера —
тем, что полагается знать каждому мастеру ловких рук.
Но теперь…
Теперь монеты потекли и растаяли, а взамен…
Взамен появилась толстая тетрадь, в кожаной обложке, аккуратно перевязанная. С
рунами хансса на обрезе.
Получилось!
От восторга Таилегу захотелось что-нибудь станцевать. Он осмелился открыть
тетрадь и пролистать ее. Ничего не было понятно… но по ощущениям — запаху, виду, он
поверил, что это то, что нужно.
Он оглянулся.
Вторая половина его золотого запаса осталась невредимой.
И здесь получилось!
Он вновь сел и представил, как зарабатывал это золото, дни и ночи выпрашивая
милостыню, обкрадывая бессовестных ростовщиков…
…Спустя несколько часов Тамле обнаружила плоды своего многолетнего труда
рядом с неумело выцарапанными рунами Нааты.
Приписка человеческой рукой гласила: .
Тамле села на землю и долго думала.
— Я тоже надеюсь, — ответила она пустоте подземного города и встала, чтобы
продолжать свою работу.
* * *
Леглар поднял глаза.
— Идем, — сказала Кинисс. — Здесь все уберут. Тот, кто умер, умер. Я не знаю, кто
это был, но его путь теперь иной. У нас же с тобой остались проблемы.
Она показала диаграммы — новые схемы, поступившие из монастыря.
Девять ярких точек постепенно сближались, поворачиваясь по невидимой спирали.
Центром их встречи был Киннер.
— Что это значит? — спросил Леглар отрешенно.
— Это значит, что здесь очень скоро что-то случится. Никто не знает что. По всем
воззрениям, эти диаграммы не должны существовать. Все здесь нарисованное — это
страшный сон для таких, как я.
— Я не… — начал Леглар и осекся. Из руин дома выходила подозрительно
знакомая фигура. Изрядно похудевшая, но знакомая. Фигура помахала рукой.
— Я сплю? — прохрипел Леглар. — Кинисс, кто это?
— Это Таилег, — ответила Кинисс, не удостаивая юношу ответом, — Что ты…
Она не договорила.
Рядом с ней начали возникать новые и новые фигуры.
— Что происходит? — спросил Таилег после того, как они обменялись
рукопожатием. — Я что, снова сплю?
— Если бы, — вздохнул Леглар, отводя юношу в сторону. — У меня такое
ощущение, что мы здесь лишние. — Рядом уже около двух десятков прибывших — все
незнакомые, разных рас и по-разному выглядевшие — собрались около Кинисс, которая
что-то им объясняла. — Пошли-ка в гостиницу, парень, да поделимся новостями. Я не
верю своим глазам. Ты жив! Впрочем, то, что я жив, — тоже чудо. Сегодня я увидел свой
труп.
— Как?! — вздрогнул Таилег.
Леглар тяжело вздохнул.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *