ФАНТАСТИКА

Астрал

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Роман Афанасьев: Астрал

людей, что окажутся рядом с ним в этот момент — забрав у них всю жизненную
энергию. Те, кто останется жив, превратятся сами в энергоманов, пусть не
сознательных, но все равно опасных. Они тоже будут качать энергию с других
людей, чтобы восполнить ее недостаток.
— Вампир, — произнес я.
— Что? — вскинулся Кирилл. — Ну да, можно и так сказать. Пьет чужую энергию и
при этом заражает других. Это, кстати, и есть те люди, которых в желтой прессе
называют энергетическими вампирами. Журналисты даже не подозревают,
насколько они правы. Хотя, может среди них тоже есть астральные ребята.
— Сколько нас? — я рывком встал с дивана и посмотрел на Кирилла сверху вниз. —
Сколько нас всего, бродящих по астралу?
— Да черт его знает, — ответил Кирилл, — это никто никогда не считал. Много людей
попадают сюда во сне. Много наркоманов, что забрели сюда в своих грезах.
Каждый человек, в принципе, может выйти в астрал. Нужно только немного
фантазии и энергии. Ну и, конечно, кто-нибудь уже побывавший там. Иначе, не
зная ориентиров, будешь просто видеть радужные сны. Хотя некоторые ходоки
попали в астрал самостоятельно.
— А такие случаи уже бывали? Ну, со сбрендившими наркоманами.
— Бывали. — Кирилл пожевал фильтр своей сигареты. — Ничем хорошим это не
кончалось. Есть еще один момент. В последние мгновенья своей жизни этот
безумец может смешать астрал и реальность. То есть в реальности у него появятся
те же возможности что и Астрале. Чем это закончится — страшно подумать.
— Угу, — я снова опустился на диван. — И это мое будущее? Это ждет и меня?
— Да, — ответил Кирилл, — если не контролировать этот процесс, то ты можешь
стать таким как он.
— Ладно, — я снова попытался сотворить сигарету. На этот раз получилась
«Прима». Ну и ладно. Сойдет.
— Что от меня требуется? — я попытался представить, что сигарета зажглась. Не
вышло.
— Просто выйти на него. И немного подержать контакт. Пока мы его не засечем.
Разумеется, мы будем рядом с тобой.
— Хорошо. — Я поднялся, оставив бесплодные попытки зажечь сигарету. — Я
попробую. Завтра, часов в десять утра я тебя найду.
— Отлично! — обрадовался Кирилл. — Договорились.
Перед тем как уйти в реал, я бросил взгляд на Кирилла. Он сидел с
отсутствующим видом, пожевывая фильтр сигареты. В глазах его застыла боль.
Неужели он тоже прошел через энергоманию? Я не решился спросить его об этом
и вывалился в реал.

Дневник

Зачем я ввязался во все это? Черт! Я так и зная, что вляпаюсь в какое-нибудь
дерьмо. Вампир. Энергетический. Я. Кошмарный сон. Я не верю Кириллу.
Зависимости никакой не ощущается. Живу себе и живу. С другой стороны, я же
все время качаю энергию с других людей. Правда, понемногу. С каждого по чуть-
чуть. Хотя Кирилл предупреждал меня, чтобы я этого не делал. Блин. Ну, чем не
вампир? Пора заметку давать в газету. «В московском метро никто не защищен от
вампиров! Куда смотрит мэр?» Что же делать? Мне совершенно неохота
ввязываться в разборки между магами. Высшие, они, не высшие — плевать. Они
сильнее меня и может статься, что я стану еще одной пешкой на их игральной
доске. С другой стороны, а если Кирилл не врет? Что если я действительно болен?
Ведь это болезнь — зависимость от некого препарата, который надо доставать
каждый день.
Я себе вру. Я давно все решил. Завтра я отправлюсь в метро, найду Кирилла и
постараюсь ему помочь. И не потому, что я ему верю. Не потому, что я болен и
надеюсь, что он мены вылечит. Жизнь скучна — и этим все сказано.

* * *
Метро жило своей жизнью. Пассажиры сновали туда-сюда, совершенно не
обращая внимания друг на друга. Им было наплевать на всех энергетических
вампиров мира. Я устроился на скамье, что стояла на платформе Киевской
кольцевой. Мне нравилось это место и я решил, что именно отсюда буду выходить
в астрал. Что бы там не говорил Кирилл насчет вампиров и зависимости, а
обычные люди — мой единственный источник энергии. И как по-другому добывать
нужную энергию я не представлял.
Ровно в десять часов я закрыл глаза и вызвал Кирилла. Он откликнулся сразу — по-
видимому уже ждал меня. Он сидел на своем диване в той самой комнате, где
состоялся наш вчерашний разговор. На этот раз он был в домашнем халате. Халат
был расшит золочеными нитками. Я молча скользнул в его сферу и уселся на
диван. В широкое окно било солнце — наверно Кирилл сотворил себе солнечный
день, чтобы повысить настроение.
— Привет! — сказал Кирилл. — Я рад, что ты согласился.
— Начнем, пожалуй, — ответил я. — Давай ориентиры.
— Погоди, я свяжу тебя с Бобом.
— С кем? — удивился я.
— Это мой приятель, который прячется от этого ненормального.
Я не успел заметить, как Кирилл кого-то вызвал. Просто посреди комнаты
появилась голова. Завила в воздухе. Нормальная человеческая голова. Черная
распушенная борода, высокие скулы, темные глаза.
— Привет, — сказала голова, — я Боб.
— Привет! Иван — я обернулся к Кириллу — Слушай, у тебя в доме завелась
говорящая голова!
Он странно посмотрел на меня и тихо спросил
— Ты что, пил с утра?
— Да нет, — усмехнулся я, — это цитата. Неужели мультик про Карлсона не смотрел?
— Смотрел, — сказал Кирилл, мрачнея на глазах, — но если ты пил, лучше сегодня не
начинать.
— Погоди Кир, — подал голос Боб — Слушай Ванек, либо ты нам помогаешь, либо
иди домой.
— Боб, погоди, — Кирилл привстал.
— Да ладно, — я махнул рукой, — у вас свои игры, у меня свои. Что, разве сейчас
этому ненормально не полагается самому прискакать на «запах» Боба?
Кирилл встал с дивана и прошелся по комнате. Боб обрел, наконец, туловище и
предстал во всей красе костюма тройки.
— Не полагается, — ответил он, — сейчас нас много. Он меня достает, когда я один.
Меня словно обняла мягкая морская волна. Эмоции смешались — мне хотелось
петь от радости и плакать от горя, бежать со всех ног куда-то вдаль, где мокрый

снег облепил фонарь…
Я вынырнул из этой жуткой волны ощущений
— Да с такими ориентирами вы могли его давно найти! — сказал я. — Такие четкие
образы!
— Нет, — покачал головой Кирилл, — мы попадаем на разных людей, как бы
перебирая эмоции по очереди. То грустный попадется, то веселый. Все сразу
может вобрать в себя только ходок. Или другой сумасшедший.
— Ну ладно, — проворчал я. — Я уйду в реал, так что поддерживайте связь сами. Я не
буду отвлекаться.
Я сел на диван и расслабился. Теперь я не закрывал глаза, а наблюдал за
изменениями мира. Стены комнаты таяли, превращаясь в прозрачный туман.
Первым исчезла обстановка — мебель, ковры. Комнату наполнила темнота. Затем
фигуры моих собеседников сделались прозрачными. Потом стали едва заметными
силуэтами и исчезли в непроглядной тьме. Краткий миг, когда замирает сердце и я
снова в метро. Шум, суета. Все как всегда. Я поерзал на месте. Отчаянно хотелось
курить. Не тяни время — сказал я сам себе. Действительно, мне очень не хотелось
вмешиваться в посторонние разборки. Но назвался груздем — полезай, понимаешь,
в кузов.
Я закрыл глаза. Тьма. Пустота. Пустота зовет в свои глубины, манит меня своей
неизведанностью и доступностью. Сосредоточиться на смехе, на плаче, на песне
весеннего дождя. Где грусть и радость идут рука об руку в туманную даль. Краем
сознанья я «зацепил» две темные фигуры — это Кирилл и Боб следили за мной.
Пусть. Стечь капелью с крыш и разбиться вдребезги о подтаявший лед.
Прикоснуться к солнцу, что уходит за горизонт. Вот мои ориентиры.
Я почувствовал его почти сразу. Наверно он спал, когда я коснулся его сознанья.
Миг, и передо мной расцвел яркий цветок. Он проснулся. И тут же потянулся к
тому, кто потревожил его сладкий сон. То есть ко мне. Радость. Радость обняла
меня, баюкая на своих мягких руках. Он был рад. Рад тому, что нашел меня. Но
когда он приблизился, сквозь тьму, окружавшую меня, пробился алый свет.
Ужасающая вонь заставила меня содрогнуться. Он пах так, словно питался
падалью. Он пах смертью. И он почувствовал это. Он почувствовал, что я боюсь и
презираю его. И он обнял меня. Голова закружилась сразу, потом я потерялся. Я
не знал где верх и где низ, где право и где лево. Полет в никуда на взбесившемся
пегасе. Где-то далеко чьи-то голоса звали меня. Они хотели, чтобы я вернулся.
Звали к себе. Но я летел сквозь запах гниющего мяса, и не за что было зацепиться.
Я тонул. Тонул в алом закате, как тонут корабли. Медленно и неуклонно. И все
быстрее и быстрее. Набат. Колокол бьет в уши, стараясь порвать барабанные
перепонки, стараясь опрокинуть меня и раздавить…
— Иван! — кричал набат. — Иван!
Кто такой Иван, кто он? Зачем его зовут? Куда? Ах да, это же я Иван!
— Иван!
Я очнулся. На секунду наважденье схлынуло, и я ощутил, что вишу в пустоте
Астрала. Рядом спряталась сила. Это был тот самый безумец.
— Уходи в реал! — донесся голос. Это Кирилл. Я рванулся, взлетая вверх, но не
успел. Сила, прятавшаяся рядом, схватила меня и завертела словно водоворот. Я
боролся изо всех сил. Мне казалось, что злая сила играет на рояле. Аккорд за
аккордом, медленно, но верно убыстрялся ритм. Невидимые, гибкие пальцы
скользили над призрачными клавишами, беря резкие ноты, что рвали меня в
клочья. Темп нарастал. Я знал, что когда он достигнет скорости водоворота —
родится вспышка, что поглотит меня. Обратит в ничто. И я пошел. Пошел против
ветра, что пытался меня задержать. Пошел вперед, к источнику звука, сам не зная
зачем. Главное дойти. Ветер становился сильнее, но я шел. Ветер срывал клочья
плоти с моего тела, обнажая белые кости — я шел. Я шел, чтобы коснуться звуков,
заглушить их навсегда. Съесть их. Проглотить. Чавкая, пускаю слюну пожрать то,
что терзает меня. Я открыл рот и откусил кусок от ветра. Она завопил и впился
мне в плечо. Я превратился в огромную пасть, что жевала ветер. Я превратился в
огромные губы, что пили ветер. Я превратился в ненасытную тварь, жрущую
ветер. Он рвал меня на части, пытаясь куснуть побольнее, но я был сильнее.
Каждый кусок ветра придавал мне сил. Я заглатывал его целиком, обращая ветер
в свою плоть, и наращивал ее там, где ветер сорвал ее с меня. Он срывал с меня
плоть, а я впивался в его тело, превращая его в себя. И я делал это быстрее чем он.
Когда ветер стих я остановился. Прямо передо мной лежал витой рог. Рог, из
которого раньше дул смертельный ветер. Теперь в нем зрел жаркий плод. Плод
звука и цвета. Когда он созреет, (а это будет скоро, через минуту или две), то он
взорвется радостным криком, уничтожая все на своем пути. Я протянул руку и
взял этот плод. И съел его. Разом. Весь. И растоптал рог, обратив его в
искрящуюся пыль, которую собрал в горсть и отправил в свою ненасытную пасть.
И звук исчез. Стих ветер и умолк последний аккорд. Тишина ворвалась в мой
мозг, корежа все на своем пути и меня швырнуло куда то вверх, подальше от
тьмы.
Я открыл глаза. Метро. Станция. Тишина взорвалась в голове многоголосым
криком. Рука на плече. Поднял глаза. Мент. Де жа вю. Все это было. Неужели я
вернулся во времени? Или я все это время спал? Нет, тогда была станция
Октябрьская, а это Киевская. Рот стража порядка раскрывался и закрывался,
словно у рыбы, оказавшейся на берегу. Он что-то говорил. Я тряхнул головой,
прогоняя остатки видений.
— Жив? — прямо в ухо гаркнул мент.
— Ну, — буркнул я и встал, скинув его руку со своего плеча.
— Слава богу! — выдохнул он и бросился бегом к центру платформы. Пошатываясь,
я побрел к эскалатору. По дороге я оглянулся. Семь тел лежало на полу в разных
местах платформы. Крепкие, молодые ребята и девушки. Разные все, вырванные
мной из их уютной обычной жизни. Семь жизней, за которых я в ответе. Все
правильно. Я брал энергию в первую очередь с самых мощных источников. Со
здоровых и крепких людей. Которые оказались рядом. Они живы. Все — я
чувствовал это. Но они вампиры. Слабенькие, не осознающие этого, но вампиры.
И это я сделал их такими. «Надо будет их потом найти» — мелькнуло в голове.
Правильно. Я найду этих людей сразу. Их отпечатки сознаний навечно врезаны в
мою память. Я узнаю эти отпечатки где угодно и когда угодно. В любой одежде и
в любом теле. На мне вина, вина за них. Я их найду, вот только надо немножко
поспать. Я шагнул на эскалатор, облокотился на резиновые перила. Все хорошо. Я
жив, они живы, злая сила ушла. Почему же меня что-то тревожит? Словно я забыл
что-то сделать? Ах, да! Кирилл и Боб. Надо их найти. Но потом. Нет сил, надо
обязательно поспать — иначе хана. Иначе уйду навсегда. Но сначала добраться до
дома. Да! И только дома поспать. Домой!

* * *
Глаза не хотели открываться. Веки слипались, и отчаянно хотелось спать. Я
потянулся, не открывая глаз, и прислушался. Тишина в квартире. Только где-то
озабоченно тикает будильник. Пора вставать, пока эта сволочь не зазвонила.
Ненавижу этот звон. Лучше самому пораньше встать и злорадствуя придавить
заветную кнопочку на будильнике. Еще до того как он разразиться своими
воплями.
Утро было ясным. Весна стучалась в окна капелью и огненными стрелами

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *