ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

магнитную дискету, потом на лазерную. И принялся потрошить яблочко из
аль-кабаровских садов.
Убить сторожевые программы без уничтожения текста оказалось
невозможно. Пришлось их просто оглушить, привести в нерабочее состояние.
Потом я занялся внутренним сюрпризом. Разрезал файл на два десятка
кусочков, вычленил программу-сторож. Она оказалась абсолютно незнакомым
полиморфным вирусом, который — а это уже было неприятно! — успел-таки
зацепиться за мой компьютер. Через два часа непрерывной работы, отвлекшись
лишь на то, чтобы выпить таблетку аспирина и сходить в туалет, я убедился,
что раскрыть вирус не смогу.
Был уже поздний вечер — время, когда хакеры только приступают к
работе. Я упаковал вирус с куском текста, и позвонил Маньяку.
Пришлось ждать минуты две, пока он снял трубку. Это мне повезло — он
вполне мог болтаться по виртуальности, безучастный к звонкам, пожарам,
наводнениям, и прочим досадным мелочам жизни.
— Да?
— Маньяк, это я.
Голос хакера чуть смягчился.
— Привет, Леня. Что у тебя?
— Новый вирус в твою коллекцию.
— Кидай! — молниеносно кладя трубку, сказал Маньяк.
Я запустил модем и отправил аль-кабаровский сюрприз в жадные руки
строителя вирусов. Достал из холодильника хлеб, колбасу, пошел на кухню
ставить чайник. Наверняка полчаса вирус у Маньяка займет. Минут десять он
будет его ломать, а потом минут двадцать любоваться структурой, хохотать,
отмечая неудачные решения, и хмуриться, находя те ходы, которые ему самому
еще в голову не приходили. Со времен Московской Конвенции, которая
смирилась перед неизбежным и легализовала изготовление нефатальных
вирусов, он занимается их изготовлением. Вирусы у него получаются хорошие,
способные завесить любую машину, и в то же время не уничтожающие на ней
информацию.
Но Маньяк позвонил через три минуты.
— Был в гостях у «Аль-Кабара»? — медовым голосом спросил он.
— Да, — врать не имело смысла. — Ты так быстро справился?
— Я и не справлялся. Это мой вирус, приятель!
Я не нашел ничего лучшего, чем сказать:
— Извини…
Маньяк, а в миру просто Саша, был очень серьезен:
— Ты что, спер у них программу?
— Не совсем спер. Но в общем — да, это было встроено в файл…
— Ты связывался с кем-либо по модему? После того, как получил этот
файл?
— Нет.
— Тогда тебе повезло, — сообщил Маньяк. — Понимаешь, это не простой
вирус, это — открытка.
Я не понял, и Маньяк пояснил:
— Открытка с обратным адресом. Если вирус обнаруживает, что на
компьютере стоит коммуникационное оборудование, он приклеивает к каждому
твоему письму еще одно — крошечное, невидимое… открыточку. Без всякого
текста, зато с твоим обратным адресом. Письма уходят вместе, а потом, уже
с чужого компьютера, открытка отправляется в службу безопасности
«Аль-Кабара».
У меня все внутри похолодело.
— Я прибил вирус на машине…
— Ты прибил не сам вирус, а ложные отражения, которые он создал.
Специально, для усыпления бдительности. Массовые программы открытку пока
не обнаруживают — слишком редкая штука.
— И что мне делать?
— Пивом меня поить, — усмехнулся Маньяк. — Сейчас примешь от меня
письмо, там лекарство. Специальный антивирус. Подсказок в нем нет, просто
запускаешь бат-файл, и он проверяет машину. Учти, будет работать долго,
это не коммерческий продукт, а так… личная страховка от собственного
вируса.
— Спасибо.
— Угу. Леня, ты едва не вляпался в крупные неприятности.
— Развелось хакеров, — буркнул я. — Черт, а что ты никогда мне не
рассказывал об этой штуке?
— А откуда я знал, что ты компьютерным взломом занимаешься? — резонно
возразил Маньяк. — В следующий раз спроси у меня, если соберешься лезть в
крутые места. Ладно, включай модем.
Через пару минут я запустил полученный антивирус. Работал он и впрямь
медленно, каждую минуту оповещая о том, что обнаружена «открытка».
Полиморф расползся по всему компьютеру.
И впрямь едва не влип.
Поглядывая на экран, я соорудил себе здоровенный бутерброд, налил в
чашку чая и вышел на балкон. Было уже темно, накрапывал мелкий дождик.
Воздух был сырой и холодный.
Дайверов губит самоуверенность. Нам не страшны опасности виртуального
мира, и это убаюкивает бдительность.
А самое обидное то, что мы вовсе не профессионалы. Из хакеров
почему-то не получаются дайверы — они принимают виртуальный мир как
реальность.
Зато я, посредственный художник из разорившейся три года назад фирмы
компьютерных игр, получивший в качестве выходного пособия старый компьютер
и влезший в глубину, стал дайвером. Одним из сотни ныне живущих.
Повезло.
Наверное, просто повезло.

10

Еще пять лет назад виртуальный мир был выдумкой фантастов. Уже
существовали компьютерные сети, шлемы, виртуальные костюмы, но все это
было профанацией. Были созданы сотни игр, где герой мог свободно
перемещаться в объемном и красочном киберпространстве, но о виртуальности
и речи идти не могло.

Мир, созданный компьютерами, слишком примитивен. Он не идет в
сравнение даже с мультяшками, тем более — с кинофильмами. Что уж говорить
о реальном мире? Можно было бегать по нарисованным лабиринтам и замкам,
сражаться с чудовищами — или с приятелями, сидящими за такими же
компьютерами. Но даже в горячечном бреду никто не спутал бы иллюзию с
реальностью.
Компьютерные сети позволяли общаться людям по всему миру. Но это был
просто обмен строчками на экранах… в лучшем случае — рядом с
нарисованной рожицей собеседника.
Подлинная виртуальность требовала слишком мощных компьютеров,
неимоверно качественных линий связи, титанического труда миллионов
программистов. Город, подобный Диптауну, строили бы не один десяток лет.
Все изменилось, когда бывший московский хакер, а ныне преуспевающий
американский гражданин Дмитрий Дибенко изобрел глубину. Маленькую
программу, влияющую на подсознание человека. Говорят, он был помешан на
Кастанеде, увлекался медитацией, баловался травкой. Верю. Его бывшие
друзья признаются, что он был циничным и ленивым, неряхой и посредственным
специалистом. Тоже верю.
Но он породил глубину. Десятисекундный ролик, прокручивающийся на
экране, сам по себе безвреден. Если его показать по телевизору (говорят, в
некоторых странах это рисковали делать), то телезритель ничего не
почувствует, не станет участником фильма. Сам Дмитрий хотел лишь создать
на экране компьютера приятный фон для медитации. Он его создал, пустил
гулять по сети и две недели ни о чем не подозревал.
А потом один украинский паренек посмотрел на цветные переливы
дип-программы, пожал плечами и начал играть в свою любимую игру — «Doom».
Нарисованные коридоры и здания, отвратительные монстры и отважный герой с
дробовиком в руке. Простая трехмерная игра, с нее начиналась целая эпоха
объемных игр.
И он попал в игру.
Пустой (был уже поздний вечер) зал патентного ведомства, где он
работал, исчез. Паренек больше не видел компьютера, за котором сидел. Его
пальцы жали на клавиши, заставляя нарисованную фигуру двигаться,
поворачиваться, стрелять — а ему казалось, что он сам бежит по коридорам,
уворачиваясь от огненных зарядов и оскаленных морд. Он понимал, что это
игра, но не знал, почему она стала реальностью, и как ее закончить.
Единственное, что он смог придумать — пройти ее до конца. И он
прошел, хотя это оказалось гораздо сложнее, чем раньше.
Легкая рана становилась теперь не просто уменьшившимся процентом
жизненных сил на экране, а тем, чем и должна быть рана. Болью, слабостью,
страхом. Он обнаружил, что залитый кровью пол становится скользким, что
каменная плита, за которой скрывается тайник с патронами, очень тяжелая,
что гильзы горячие, а отдача от гранатомета едва не сбивает с ног.
Эликсир, восстанавливающий здоровье, имел неприятный горький вкус.
Бронежилет оказался сделанным из тонких металлических пластинок и довольно
легким на теле — зато слишком просторным и с неудобными завязочками на
спине. Часа через три стал заедать курок дробовика, его приходилось давить
медленно и плавно, покачивая пальцем в разные стороны.
В пять утра он прошел игру до конца. Чудовища были повержены. На
каменной стене перед ним проступило игровое меню, и он с воплем ткнул дуло
дробовика в слово «выход».
Иллюзия рассеялась. Он сидел перед мирно гудящим компьютером, глаза
слезились, клавиатура под закостеневшими пальцами была разбита вдрызг.
Западала кнопка, которую он в игре принимал за спусковой крючок.
Паренек отключил компьютер и уснул прямо на стуле. Пришедшие на
работу сотрудники увидели, что все тело у него покрыто синяками.
Он рассказал о случившемся, и, разумеется, ему никто не поверил.
Только к вечеру, вспоминая случившееся, он вспомнил о медитационной
программе Дибенко и заподозрил неладное.
Через неделю лихорадило весь мир. Корпорации, за исключением
продающих компьютеры и программы, несли миллиардные убытки — всем, от
программистов, до секретарш и наборщиц, хотелось воочию побывать в
киберпространстве.
С легкой руки Дибенко программа получила название «дип» и начала
шествовать по миру. Впереди еще были исследования, доказавшие, что около
семи процентов людей неподвластны глубине, а пребывание в виртуальности
более десяти часов в день может привести к нервным расстройствам и
псевдошизофреническому синдрому. Месяц оставался до первой смерти в
виртуальности, когда пожилой мужчина, чей истребитель сожгли в космической
схватке над планетой разумных фиолетовых рептилий, умер от инфаркта прямо
за клавиатурой компьютера.
Это уже не могло никого остановить или напугать.
Мир погрузился в глубину.
«Микрософт», «ИБМ» и компьютерная сеть «Интернет» создали Диптаун.
Главным преимущество дип-виртуальности была простота. Не надо
детально прорисовывать здания и дворцы, лица людей и детали машин. Лишь
общие очертания и мелкие, узнаваемые детали. Коричневая стена, поделенная
на прямоугольники — кирпичная стена. Голубизна сверху — небо. Штаны синего
цвета — джинсы.
Мир нырнул. И возвращаться на поверхность не собирался. В глубине
было куда интереснее. Пусть она оставалась доступной не всем, но
интеллектуальная элита присягнула на верность новой империи.
Глубине…

11

Когда я очистил компьютер от вируса-открытки и упаковал добытый файл
— теперь он будет выглядеть в виртуальности как обычная дискета —
наступила полночь. Голова больше не болела, спать не хотелось совершенно.
Кто же из обитателей Диптауна спит ночью?
— Вика, перезагрузка, — скомандовал я.
Задумчивое женское лицо на экране нахмурилось.
— Правда?
— Конечно.
Экран слегка померк, изображение размазалось. Потом компьютер замигал
индикатором твердого диска, перегружаясь. Машина у меня несерьезная,
«пентиум», но менять ее на более совершенную руки не поднимаются. Старый
конь борозды не испортит.
— Добрый вечер, Леня, — сказала Вика. — Я готова к работе.
— Спасибо. Подключайся к Диптауну… через обычный канал.
Защелкал модем, набирая номер. Я натянул шлем, сел.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *