ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Куда я нырну, если меня настигнут в настоящем мире?
У всех виртуальщиков сильны комплексы физической слабости. Ощущение,
что в компьютерном мире ты — бог, а в настоящем — один из миллиардов
рядовых граждан, слишком обидно. Вот почему все мы так любим боевые
искусства и военные игры, покупаем газовые и пневматические пистолеты,
упрямо ходим в спортивные клубы и машем по вечерам нунчаками. Хочется,
хочется ощущать себя таким неуязвимым в жизни, как и в заэкранном мире.
Только не получается.
И слышатся порой в глубине слова: «Помнишь его? Шпана зарезала в
переулке… левой водкой траванулся… прыгнул из окна, даже записки не
оставил… мафии дорогу перешел…»
Мы помним, мы знаем.
Лишь в заэкранном мире мы — боги.
— Мне еще сутки нужны, наверное, — тихо сказал я. — Потом свалю
куда-нибудь… в Сибирь или на Урал.
— И никому не говори, куда уедешь, — кивнул Маньяк. — Мне тоже не
говори.
Рюмки были пусты, и он предложил:
— Я сбегаю до ларька?
— Мне еще тело рисовать.
— Блин. Запускай «Биоконструктор».
Через минуту мы сидели, вырывая друг у друга мышь и барабаня по
клавиатуре. Первое нарисованное тело пришлось забраковать — оно было
слишком уж вызывающим. Двухметрового роста амбал, с двуручным мечом на
поясе. К такому все искатели приключений будут привязываться. Это заметил
Шурка, и мне пришлось с ним согласиться.
Следующая личность была безобидной и даже жалкой. Оборванный
старичок-нищий… может его никто и не тронет, но и тащить Неудачника пять
миль он не сможет. Тут уже вето наложил я, не объясняя причин.
А вот третья попытка удалась.
Парень на экране был довольно крепкий, но с таким младенчески
невинным лицом, что тошно становилось. Мы одели его в светло-зеленую
хламиду до пят и повесили на плечо тряпичную сумку.
— Лекарь! — удовлетворенно сказал Маньяк. — Человек, лекарь. Без
особой нужды тебя там никто не обидит, ни эльф, ни орк. Медицина, она всем
нужна.
Он начал помещать в сумку какие-то баночки, колбы, сушеные листья,
отыскивая их в каталоге аксессуаров.
— В мире ролевиков я буду уметь лечить?
— Конечно. Там такая ситуация — ты приходишь в том или ином образе и
обладаешь определенной силой. Например, боевым искусством, или мудростью,
или даром врачевания. Чем дольше живешь в их мире, тем сильнее твои
способности. Если ты назовешься лекарем, то сразу сможешь лечить небольшие
раны, переломы, вывихи…
— Как интересно, — сказал я, глядя на свою новую личность. Она даже
начинала мне нравится. — Спасибо. Я бы обязательно нарядился воином.
— И получил бы мечом по голове от какого-нибудь старожила.
— А ты в каком облике туда ходил?
Маньяк замялся.
— Никому не скажешь?
— Никому.
— Я был эльфийской воительницей Ариэль.
— Почему?
— К Горомиру клеился.
Я на миг онемел. Конечно, не мое это дело, но…
— Горомир — это девчонка, — быстро пояснил Маньяк. — У них там полный
бардак, девчонки часто мужские роли играют, парни — женские. Я ее полгода
клеил…
— И как?
— Никак. Горомир с Дианэль сдружились.
Я не рискую уточнять, кем была Дианэль на самом деле — парнем, или
девушкой. Уж очень мрачный у Шурки тон.
— Встретишь там Горомира, передавай привет от Ариэль, — добавляет
Шурка. — Мы так, ничего расстались. Дружески. Блин.
— Мне нужно на тот сервер, где существует город Лориен, в котором
правит Леголас. Там твой Горомир пасется?
— Не «твой», а «твоя»! — обрезает Шурка. — Не знаю, давно у ролевиков
не бывал. Сейчас найдем.
Он загрузил Вику и начал шарить через терминал по серверам. Минут
через пять поиск увенчался успехом.
— Вот! «Пресветлый Леголас приглашает мудрых эльфов, храбрых людей и
шустрых хоббитов в великий город Лориен, ибо наступили дни последней битвы
сил добра с орками и гномами!» Тебя встретят с распростертыми объятиями.
— Это излишне.
— А… по бутылочке пива? У тебя еще полтора часа.
Пиво после коньяка? Но у меня и впрямь еще уйма времени. С Шуркиной
помощью мы нарисовали личность довольно быстро.
— Давай, — решаюсь я.

101

Я запер за Шуркой дверь, очень-очень тщательно навесил цепочку.
Заглянул на кухню, убеждаясь, что газ выключен.
Пьяным я себя не чувствовал. Четыре бутылки пива — мелочь. А коньяк
вообще не в счет.
По пути к компьютеру под ноги все время попадались какие-то провода,
старые тапочки, оброненные с полки книги. Это Шурка запнулся и схватился
за полку в попытке удержаться. С чего бы?
— Вика, почта есть? — буркнул я.
— Не поняла, Леонид.
— Почта есть? — медленно повторил я.
— Да.
Может быть, два литра темного пива, выпитые в ударных ритмах — не так
уж и мало? Если Вика не узнает мой голос…
Я подавил приступ раскаяния и начал пролистывать почту.

Всякая ерунда.
Надо еще заглянуть на «доску объявлений».
Разумеется, никто из работодателей или друзей не знает моего
настоящего адреса. Если кто-то хочет связаться не просто с Леонидом, а с
дайвером, то существует лишь один путь — поместить объявление на станцию
электронной связи. Это просто компьютер с модемом и обширной памятью, куда
может заглянуть любой желающий и прочитать все объявления. Кодированная
метка позволяет отсортировать нужные депеши, шифр не дает ламерам
возможности подделывать чужие сообщения, а туманные фразы самих писем
будут понятны лишь адресату. Полная анонимность и надежность. Попробуй,
выбери среди любовных интрижек, мелкого бизнеса и пустого трепа секретную
информацию.
Нечасто я нахожу на «доске объявлений» письма в свой адрес. Но
сегодня их было два.
«Иван! В канун путешествия по лесу жду тебя там же, где мы занимались
делением. Серый.»
Это Ромка. «Делением» мы занимались в «Трех поросятах». А канун
операции в «Аль-Кабаре» наступил четверть часа назад.
Я неожиданно протрезвел. С чего бы Ромке искать меня — и так срочно?
Письмо он написал этой ночью. Интересно, сам — или под диктовку…
Человека Без Лица, например?
Второе письмо я ожидал увидеть.
«Семьдесят семь. Где обычно, как обычно. Братья.»
Семьдесят семь — мой номер. Братья-дайверы в гневе…
Как велит Кодекс, я назвал Крейзи Тоссеру и Анатолю свое дайверское
(и настоящее, кстати) имя.
Как велит Кодекс, они подали на меня жалобу. Я вторгся в их рабочее
пространство. Применил оружие.
Такого не прощают.
— Неудачник… — пробормотал я. — Мать твою… что же ты со мной
делаешь?
Будь проклят миг, когда я купился на Медаль Вседозволенности и пошел
тебя спасать!
— Вика, погружение, — приказал я. — Личность номер семь… Лекарь.

Я знаю три Ромкины личности. Включая волка, даже четыре. Но сегодня
он пришел в новой — тощенький очкастый юнец с всклокоченными волосами. Тот
стоит у стойки, таращится по сторонам, и аккуратного Романа ничем не
напоминает. Я узнаю его лишь потому, что юнец в один прием выпивает стакан
перцовки.
— Ромка?
— Леня?
Мы пожимаем друг другу руки.
— Пить будешь? — интересуется паренек.
— Нет. Я уже… в реальности.
— Алкоголик, — бормочет Роман. Кто бы говорил! Судя по его стойкости
к спиртному… — Ленька, ты в курсе, что влип?
— В курсе. А во что?
— На тебя подали жалобу. Какой-то Анатоль и Тоссер. Детали обвинения
еще не сообщали.
Я киваю.
— Об этом знаю.
— А что, еще неприятности ожидаются?
— Миллион.
Мы частенько работаем вместе. Я симпатизирую оборотню, а Ромка,
похоже, мне.
— Леня, в чем дело?
— А ты подумай.
Роман морщится, и вдруг нервно снимает очки.
— «Варлок»… твоя работа? — шепчет он.
— Угадал.
— Значит… «Лабиринт»…
— Т-с. — Я вспоминаю слова Шурки о растекающейся информации. — Не
надо об этом.
Ромка подзывает бармена — сегодня это не живой человек, а явная
программа, и наполняет свой стакан.
— Ну, Ленька, круто… — бормочет он. — Ты влип. Ты в неприятностях
по уши!
Я вдруг понимаю, что оборотень вовсе не напуган размером моих
неприятностей и не переживает за меня. Он восхищен! Он в восторге от
такого накала страстей, от того, что и сам озарен отблеском скандальной
славы. Если мы, эгоисты до мозга костей, способны видеть в другом дайвере
кумира — то я стал им для Ромки.
— Если на разборках потребуется моя помощь, — говорит он, — то ты ее
получишь. И не только от меня!
Может быть и потребуется… может быть, и получу. Роман — мужик
контактный, а в узком кругу дайверов-оборотней — признанный лидер.
— Мне все равно придется уходить. Надолго, — честно признаюсь я.
Роман часто моргает:
— Что? Из сети? Серьезно?
Куда уж серьезнее… Киваю.
— А как же ты будешь жить? — спрашивает Ромка недоуменно.
Только мы, жители виртуального мира, поймем друг друга.
Как можно жить без спрессованного глубиной времени, мгновенных
перемещений из прохлады ресторана на раскаленный песок пляжа, без
нарисованных джунглей и придуманных гор, без бесконечного, кипящего потока
информации, без древних анекдотов и только что дописанных книг, без
маскарада костюмов и тел, без сотен, тысяч друзей и знакомых, живущих во
всех уголках Земли?
Как?
Надо побывать в Диптауне, чтобы понять, что теряешь.
— Не знаю, Ромка. Но «Лабиринт» и «Аль-Кабар»…
Он кивает. Чего уж тут не понять — слоны боятся мышей лишь в сказках.
А мы перед этими корпорациями даже не мыши — тли.
— Леня, если тебе нужны деньги… — неожиданно говорит Ромка. — Я
могу отдать свою долю. В конце-концов, ты делал почти всю работу, ты же и
пострадал. Тебе пригодятся, если будешь прятаться.
Качаю головой.
Ромка — молодец, но такого самопожертвования мне не надо.
— Если можешь… лучше о другом тебя попрошу.
— Все что угодно!
— Мне придется удирать. Путать следы. Я не хочу пользоваться

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *