ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

консервов осталась банка килек, купленная не то в период полного
безденежья, не то из ностальгических соображений.
Спать хотелось до отупения, но я все же разогрел несчастную сосиску,
взял консервный нож, выставил перед собой две бутылочки пилзенского
«Урквела». Ужин при свечах — свечи как раз трепетали на мониторе
компьютера. Включился скринсейвер, сохранитель экрана. Потрескивание
костра, доносящееся из шлема, было как нельзя уместно.
Ну ее к черту, глубину! Неудачника этого. Сейчас, в реальном мире,
все происходящее казалось пьесой абсурда. Если завтра утром Неудачник не
расколется — выходим с Викой из пространства гор. Навсегда. Пусть
рассказывает свои сказки скалам и соснам — они оценят.
Я глотнул холодного пива, тихонько застонал от удовольствия. Принялся
вскрывать кильку. Аккуратно отрезал крышку, подцепил вилкой…
И чуть не упал со стула.
На меня укоризненно смотрела сотня рыбьих головок.
Где-нибудь в виртуальности подобная шутка меня бы не удивила. А вот в
настоящем мире…
Я подцепил облитые томатом головы, пытаясь найти хоть одну целую
рыбешку. Ничего. Очень старательно сделано. Я представил себе рыбозавод…
этакую плавучую махину… или килек консервируют на берегу? Конвейер с
этой низкосортной продукцией. Офонаревших от рыбной вони и монотонного
труда девчонок на конвейере. Вот одна из них снимает с ленты пустую банку
и начинает плотно напихивать в нее рыбьи головки. Шутка.
Я действительно засмеялся, с содроганием закрывая банку. Ужинать было
нечем, но обиды на безвестную работницу я не испытывал. Наоборот. Все
оказалось неожиданно уместным.
Присосавшись к бутылке, я разом прикончил первый «Урквел».
Дайвер, тебе захотелось чудес? Машинного разума и людей, входящих в
виртуальность напрямую?
Очнись, дайвер! Вот они, доступные нынешнему миру чудеса! Слямзенное
пиво, фаршированные глазами килькины головы, духота и грязь старушечьей
квартиры, малолетняя шпана на лестнице, надоедливая капель из крана на
кухне.
Это — жизнь. Какой бы дурацкой и скучной она ни была. А там, внутри
шлема, созданная машинами и подсознанием сказка. Наш электронный эскапизм.
Я открыл вторую бутылку пива, взял банку, вышел на балкон и вывалил
ее содержимое в чахлый палисадник. Бродячих кошек ждет пир этой ночью.
— Неэтично! — укорил я сам себя. В мои мозги, не хуже чем в Викину
программу, вшито, что мусор из окна кидать не стоит.
Но, в отличии от машин, мы умеем плевать на запреты. С балконов.
Прямо с остатками пива я прошел в туалет. Расстегнул комбинезон,
поглядывая на бутылку. Пить уже не хотелось.
— К чему этот долгий и утомительный процесс? — риторически спросил я
и вылил остатки пива в унитаз.
Я добрел до кровати, выключил свет. Сколько ж можно спать,
скрючившись за столом, с электронной кастрюлей на голове? Было тихо, очень
тихо. И юнцы на площадке утомились терзать гитару.
Только ровно гудел компьютер и мерцали свечи на экране.
Я перевернулся, утыкаясь лицом в подушку. Но сон отступал. Там, в
глубине, лежит неподвижное, мертвое тело Стрелка. Скучно ли ему без меня?
Что-то в этом есть, самую чуточку, от предательства.
— В последний раз! — простонал я, поднимаясь. Надел шлем, воткнул
разъем костюма в порт. Положил руки на клавиатуру.
deep
Ввод.

Во сне я прижимаюсь к Вике, и она что-то бормочет, поворачиваясь на
другой бок. Как ни тих ее голос, но я просыпаюсь.
Значит, тоже спит в глубине.
Костер уже догорел. Наверное, близится утро, но темнота пока не
отступила. Лишь красные отсветы от догоревшего костра. Неудачник
неподвижным кулем лежит в сторонке. А вот взять, да пихнуть тебя
хорошенько, дружок! Здесь ты, с нами, или вышел из глубины и отсыпаешься в
теплой мягкой постели?
Я смотрю в небо, в черный искристый хрусталь. Как я говорил Вике? «У
нас украли небо»…
Да, украли. И чем больше людей уйдут сюда, тем дальше станут звезды.
Впрочем, не только в звездах дело. Всегда останутся те, кому
недоступен этот мир. Неприкаянные подростки, не находящие себе работы,
девочки с рыбозаводов… Вначале — сложенные рядками рыбьи головы в банке.
Шутка — или безмолвный крик, протест? Вначале головы рыбьи. Только потом
покатятся с плеч человеческие.
Ждет ли нас новое пришествие луддитов? Бунт против машин, все более
непонятных и пугающих обывателя? Или все же будет найден выход?
Поворачиваюсь, смотрю на Неудачника. Если ты — разум сети, если ты —
человек, покоривший виртуальность, то можешь стать тем самым выходом.
Прорывом за барьер, выходом из тупика. И Дибенко, если Человек Без Лица и
впрямь он, это понимает.
Стоит ли играть в благородство, укрывая Неудачника?
Если он — спасение, слияние миров?
Я не знаю. Я самый обычный человек, случайно наделенный дурацкой
стойкостью к дип-программе. На этом я зарабатываю свой кусок хлеба, а
изредка — толстый шмат масла с икрой. Но не мне спасать мир, не мне
решать, что для него благо, а что — зло.
Ничего у меня нет, кроме той смешной ветхой морали, о которой
сокрушалась Вика. А мораль — хитрая штука, она никогда не дает ответов,
наоборот, мешает их найти.
Легче быть праведником или подлецом, чем человеком.
Мне уже совсем горько и мерзко. Так может себя чувствовать
провинциальный спортсмен, которого включили в олимпийскую сборную и велели
бороться с чемпионами. Не моя это судьба…
И тут в небе рождается звук.
Я снова переворачиваюсь на спину, вглядываюсь в черный хрусталь. А он
дал трещину — голубую полосу через весь небосклон. Ослепительную, прямую
стрелу, мчащуюся вниз.
— Что это, Леня?

Вика уже сидит, откидывая с лица пряди волос. Когда она проснулась?
Или когда я уснул?
Что вокруг — сон или явь?
— Метеорит, — отвечаю я Вике.
Голубая стрела все ниже, тонкая поющая трель — шлейф ее, сгусток
пламени на конце — острие.
— Это падает звезда, — очень серьезно говорит Вика, и я понимаю, что
все-таки сплю.
А Неудачник не шевелится.
Трещина прочерчивает небосклон до конца и вонзается в землю. Голубая
полоса гаснет — небо умеет лечить свои раны. Лишь там, где звезда
коснулась гор, пылает бледный огонь.
— Ты обещал, что мы найдем звезду, — говорит Вика.
Во сне все просто. Я встаю, протягиваю ей руку. Мы перешагиваем через
Неудачника и начинаем спускаться по склону. Все неправильно, к звездам
идут вверх, но со снами не спорят.
Голубое пламя сверкает в траве, не сжигая и не отбрасывая теней.
Звезда упала в ложбину между двумя холмами. Чуть дальше — нагромождение
скал, совершенно неуместное здесь, словно вырванное из другого мира. Это
почему-то очень важно, но сейчас мы смотрим лишь на звезду.
Чистое пламя, пушистый огненный шарик, маленький — его можно спрятать
в ладонях.
Я протягиваю руки, касаюсь звезды и чувствую тепло. Нежное, словно
подставил ладони весеннему солнцу.
— Теперь я знаю, что такое звезды, — говорит Вика. — Это осколки
дневного неба.
Порываюсь поднять звезду, но Вика останавливает меня.
— Не надо. Она и так устала.
— От чего?
— От одиночества, от тишины…
— Но теперь мы рядом.
— Пока еще нет. Мы прошли свой путь, но это лишь половина дороги. Дай
ей поверить в нас.
Я пожимаю плечами, я не умею спорить с Викой. Хочу улыбнуться ей — но
Вики уже нет рядом. Остался только голос.
— Леня, проснись!
Что за глупости, зачем…
— Леня, Неудачник исчез!
Открываю глаза.
Утро.
Розовый свет с востока.
Испуганное лицо Вики.
Неудачника нет у костра. Сон — великий обманщик.
— Черт! — ругаюсь я, вскакивая. — Когда он ушел?
Вика поправляет волосы, таким же жестом, как и во сне.
— Не знаю, Леня. Я только что проснулась, а его уже не было.
— Вот и ответ, — шепчу я, озираясь. — Вот и ответ…
Неудачник убежал. Смылся из глубины. Значит — все впустую?
Нет, не все. Из-за него я встретил Вику.
— Он познакомил нас, — повторяет она мои мысли. — Хоть за это
спасибо.
Я обнимаю ее, утыкаюсь лицом в волосы. Мы стоим так долго, рассвет
разгорается вокруг, снежная шапка горного исполина сверкает, распарывая
небо. Здесь нет птиц, наверное Вика забыла их сделать. Но горы оживают и
без них, наполняются шорохами ветра, шелестом листьев и трав.
— Я сделаю для этих гор птиц, — шепчу я. — Если все-таки удастся
отстроить твою хижину…
— Не хочу менять горы, они свободны! — сразу противится Вика.
— Птицы тоже свободны. Я их просто выпущу в окно. И скажу: «Плодитесь
и размножайтесь!»
Вика тихо смеется.
— Ладно. Попробуй.
— А чего тут пробовать? — храбрюсь я. — Несложная программа…
проштудирую Брема, составлю алгоритм поведения. Вначале нарисую всяких
зябликов и воробьев, потом — коршунов. Биогеоценоз… точно? Забыл,
по-моему, в пятом классе нас этому учили, на уроках природоведения.
— Биолог. Может еще и тапочки Зукины на волю отпустишь? Леня, давай
сейчас вынырнем. И сходим в какой-нибудь ресторан. Ты был на «Розовом
Атолле»?
— Нет.
— Красивое место. Шульц и Брандт рисовали. Я приглашаю.
— Ладно. Только вначале поищем…
Вика отрывается от меня, резко спрашивает:
— Кого?
— Неудачника.
— Да он вышел из глубины, как ты не понимаешь!
— Понимаю. Но, все-таки, давай поищем? Может, он отошел сделать пи-пи
и свалился в пропасть?
— Так ему и надо… — бормочет Вика, уже соглашаясь.

Вначале мы проходим вдоль кромки ближайшего обрыва, вглядываясь вниз.
Потом Вика обшаривает долину по левую сторону от ручья, а я — по правую.
Взгляд невольно тянется вниз, в ложбину, где во сне я нашел звезду. Там и
вправду видны какие-то скалы.
Но дело прежде всего. Надо убедиться, что Неудачника с нами больше
нет.
Я даже поднимаюсь немного вверх, по нашим следам. Это уже так, для
полной очистки совести.
И в маленькой расщелине, через которую мы легко перепрыгнули при
свете догорающего дня, нахожу Неудачника.
Я молча стою над расщелиной, глядя на Неудачника с трехметрового
уступа. Минуты две проходит, прежде чем он убеждается, что я его заметил,
и поднимает голову.
— Доброе утро, Стрелок.
Молчу. Даже на злость сил не осталось.
— В темноте очень плохо видно, — изрекает Неудачник поразительную по
гениальности и свежести мысль.
Падать было не так, чтобы высоко, но ему не повезло. Даже сверху я
вижу, что его правая нога распухла, и Неудачник сидит, стараясь не
дотрагиваться до нее.
Достаю из-за пояса тапочки, надеваю, и спускаюсь вниз.
— Извини, — говорит Неудачник, когда я беру его на руки и выбираюсь

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *