ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

— Держись, малышка…
— Ты… вынырнул?
— Нет!
Она закрывает глаза на мгновение, потом вскидывает голову:
— Леня, выходи! Не мучайся!
Ага. Дождешься.
Я из другой глины!
— Счастливо, ребята! — вопит вслед Маг. Наверное, он высунулся в
окно.
— Ребята… — возмущенно шепчет Вика. — Все вы, мужики, одинаковы!
— Викочка, а тебе тысяча с половиной поцелуев! — продолжает Маг.
Сейчас я рад его разговорчивости.
Мне еще предстоит пройти сотню метров.
Кидаю взгляд влево — лицо Неудачника абсолютно спокойно. Он смотрит
на пропасть под нами с радостным детским любопытством. Вот кому надо было
надевать крылатые тапочки.
…Не знаю, зачем Вика прибеднялась, восхваляя Сигсгорда. Ее
пространство ничуть не хуже.
Может быть, даже более настоящее.
Сосновые ветки колотят меня по лицу, перед глазами проплывает шишка
сиреневого цвета. Как ни странно, сейчас я уверен, что такие бывают.
Я по спирали обхожу сосну, спускаясь все ниже и ниже. Скала, на
которой примостилась маленькая хижина, остается на той стороне обрыва.
Мага в окне уже нет.
— Ленька… — шепчет Вика, когда до земли остается метра полтора, и
разжимает руки. Зря. Она-то спрыгивает нормально, а вот мы с Неудачником в
худшем положении. Я заваливаюсь на левый бок, тапочки судорожно взбивают
воздух, но удержать нас не в силах.
Куча мала.
Не слишком ли много падений для сегодняшнего дня? Тем более в
китайском комбинезоне, с его слабыми ограничениями силы удара?
Я сбрасываю тапочки, повисшие передо мной, поднимаюсь, жадно глотая
воздух и потирая ушибленный бок. Неудачник со стоном садится на корточки.
Вика смущенно смотрит на нас.
— Больно, мальчики?
— Не, все хорошо! — бурчу я, помогая подняться Неудачнику. Над нами —
густой зеленый полог, обрыв метрах в пяти. Гул воды глушит шорох хвои под
ногами. Как приятно стоять на твердой почве.
— Леня…
— Проехали, — обрезаю я. В конце-концов, я понимаю, что такое боязнь
высоты. Сам не смог пройти по аль-кабаровскому мосту в глубине.
Мы вырвались из борделя, и это главное. Мы уже не в том пространстве,
что атакуют люди Человека Без Лица. Вокруг нас горы, созданные Викой для
личного пользования. Горы, где никогда не было людей. Пространство в
пространстве, тайный мир, живущий по своим законам. Лишь хижина на обрыве
— единственная дверь в него…
Из окна хижины бьет густое, оранжево-черное пламя, бревенчатые стены
занимаются мгновенным жарким огнем.
«Увидите», — сказал Маг. И он прав, трудно не увидеть действие
файл-бомбы. Единственный проход в нормальную глубину догорает на наших
глазах.
— Надеюсь, ты там… Человек Без Лица, — говорю я.
— Что он тебе обещал за Неудачника? — спрашивает Вика.
Кошусь на несостоявшийся предмет торга, и признаюсь:
— Медаль Вседозволенности.
— Что?
— Ты что, не знаешь про нее? Такую получил Дибенко за создание
глубины. Право на любые действия в виртуальном мире.
Вика улыбается.
— Это больше, чем деньги, — говорю я. — Индульгенция от любых
грехов…
— Тебя обманули, Леня.
— Почему?
— Леня, Медаль Вседозволенности уникальна именно потому, что
существует в единственном экземпляре. Любая созданная копия автоматически
считается фальшивкой и уничтожается. Я знаю, я… была знакома с парнем,
который пытался сделать ее копию.
Самое смешное, что во мне нет ни грамма удивления. Я подмигиваю
Неудачнику и говорю:
— А ты и впрямь важная птица. Если уж Димка Дибенко готов отдать за
твою шкуру свое главное сокровище.
Неудачник мотает головой:
— Нет. Я еще важнее.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ГЛУБИНА

00

Из тех продуктов, что Вика выбросила в окно, словно в насмешку над
законами физики, уцелела лишь стеклянная банка с вареньем и бумажная пачка
крекеров. Остальное ухнуло в пропасть или разбилось на камнях. На мой
взгляд, смысла запасаться едой все равно не было, но банку мы все-таки
подобрали.
Наверное, это инерция сознания. Паническая жадность разума, видящего
вокруг дикую природу.
— У тебя есть какой-то план? — спрашиваю я Вику.
— Почему «у меня»? Ты предложил сбежать через окно, — резонно
возражает она.
— Выхода не было.
— Был. Ведь ты дайвер.
Я киваю на Неудачника.
— А кто он?
Вику этот вопрос успел утомить за один-единственный час. Садимся на

мягкую траву, в тени деревьев. Над остатками хижины еще вьется белый
дымок.
Мы молча смотрим на Неудачника — тот бродит по склону, прикасается к
соснам, подбирает с земли какую-то хвою и камешки. Горожанин, впервые
оказавшийся на природе. Узник, смывшийся из подземелий замка Иф.
— Леонид, я, наверное, слишком увлеченно говорила о компьютерном
сознании… — начинает Вика. — Так вот, он — человек. Обычный человек,
дурачащий тебе голову.
— Он трое суток в глубине.
— Стимуляторы. Или — тоже дайвер.
— У него не отслеживается канал связи.
— Хорошая маскировка.
— За ним охотятся две крупные фирмы и Дибенко.
— Дураков хватает.
Прекрасная вещь, бритва Оккама. Любую мистику срезает начисто. С
мясом.
— Вика, ты психолог… существуют тесты для выявления людей?
Она тихо смеется.
— Нет, конечно. В них еще не было необходимости.
— Я встречал в какой-то фантастической книге метод проверки…
— И ты полагаешь, что придуманная писателем за чашкой кофе схема
реально будет работать?
— Все-таки надо попробовать, — упорствую я. — Есть ведь институты,
занимающиеся вопросами искусственного интеллекта. У них должны быть
какие-то наработки. Есть фанаты, которые придумывают абстрактные тесты…
впрок. Я выйду из глубины и побегаю по «Интернету».
— А как ты вернешься? В это пространство нет больше входа, — Вика
горько смеется. — Я боюсь, что оно вообще утрачено, навсегда. Замкнутая
система, она будет жить на компьютере сама в себе.
— Хороший хакер пробьет проход.
— Это уже будет другой мир. Горы станут сопротивляться до конца. Если
в них пробьются, они утратят свободу.
Я понимаю ее, очень хорошо понимаю, но ненавижу такой
предусмотрительный пессимизм.
— Нарисуешь новые.
Вика не обижается.
— Следующий раз я придумаю море. Море, небо и острова.
— И не забудь запасной выход.
— Пространства живут по своим законам… — Вика встает. — Выход может
быть, Леня. Когда эти горы строились, программа искала другие ландшафты,
на всех открытых серверах. Воровала оттуда кусочки… — она смущенно
улыбается. — И оставляла лазейки. Совсем крошечные. Если мы найдем одну из
них, то сможем выйти.
— Уже лучше.
На самый крайний случай у меня есть «Варлок». Но применять его
рискованно — враги обнаружат след вируса.
— Надо уходить отсюда, — решает Вика. — До темноты у нас есть часов
пять. Если нападавшие сумеют восстановить хижину, то лучше находиться от
нее подальше.

01

Мы останавливаемся, лишь когда солнце исчезает в частоколе гор и
гаснет оранжевый отсвет туч. Пройти удалось километров десять, и это
очень, очень много. А ночью по горам бродят лишь самоубийцы.
Последние четверть часа мы тратим на сбор валежника. К счастью, его
много, мы на границе леса и альпийских лугов. На пару с Неудачником я
притаскиваю поваленную ветром сосенку, царапая руки, обдираю с нее мелкие
ветки и складываю шалашиком.
— Хватит, мальчики, — решает Вика. Закуривает и быстро, умело
запаливает костерок.
Ужин символический — малиновое варенье и сухое печенье. Неудачнику
все поровну — он жует с аппетитом электрической мясорубки. Мне кусок в
горло не лезет. Хочется шмат жареного мяса с острым соусом и зеленым
горошком, пару бутылок холодного пива. И ведь все это рядом! Стоит выйти
из глубины, войти заново, заехать в «Старого Хакера» или «Трех Поросят»…
Мы с Викой, не сговариваясь, переглядываемся.
Не знаю, о свинине с пивом она мечтает, или о форели с белым вином.
Но уж точно не о печенье с вареньем. Не годимся мы с ней ни в Карлсоны, ни
в Мальчиши-Плохиши.
— Неудачник, вкусно? — интересуется Вика.
— Угу.
— А что ты обычно ешь?
— Всякую гадость.
Ее терпение иссякает разом.
— Парень, послушай меня…
Неудачник отдергивает руку от печенья и вопросительно смотрит на
Вику. Мы с ней по одну сторону костра, он по другую. Противостояние.
— У нас есть проблема, — начинает Вика. — И эта проблема — ты.
Возможно, ты не совсем понимаешь возникшую ситуацию… что ж, я попробую
ее конкретизировать. Если я где-то ошибусь, поправь, ладно?
Неудачник кивает. Самое главное, когда давишь на человека,
предоставить ему возможность возражать. Якобы предоставить…
— Ты оказался в «Лабиринте» и не мог самостоятельно выйти. Так?
Леонид потратил уйму времени и денег, чтобы вытащить тебя. И сделал это.
Так?
Не совсем так — ведь «Лабиринт» поначалу оплачивал мою работу… Но я
молчу, а Неудачник послушно кивает.
— Леня спас тебя, привел ко мне. Его ожидала награда, очень большая,
если бы он сдал тебя, но он не стал этого делать. В результате он объявлен
преступником, его ищут по всей сети. Так? Потом мое заведение было
полностью разрушено в попытке схватить тебя. Восстановить программы
несложно, но вот репутацию свою «Забавы» потеряли навсегда. Придется все
начинать сначала.
— Мне очень жаль… — тихо говорит Неудачник. — Я… я не собирался
доставлять вам такие проблемы…
— Подожди. Сейчас мы по-прежнему в бегах. Если до тебя еще не дошло,
то объясню — из этого пространства невозможно выйти обычными методами.
Может быть, выходы и существуют. Но найдем ли мы их в ближайшие годы —
неизвестно. Мы с Леней — дайверы. В любой момент способны уйти отсюда. Но
вернуться уже не сможем, и ты останешься в одиночестве. Наверное,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *