ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Такси мутнеет и растворяется в воздухе — канал связи был обрублен при
первой же попытке «жука» влезть на чужой компьютер.
— Пошли, — тормошу я Неудачника и хватаю его за руку. Если сейчас в
холле сидят посетители, то мы влипли окончательно.
Но нам везет — никого нет. Даже охранника.
— Это публичный дом, — на всякий случай сообщаю Неудачнику. — Можешь
альбомы полистать.
Он качает головой.
— И почему я не удивлен? Идем…
По коридору мы почти бежим. Я ожидаю, что сотрудницы вновь начнут
выглядывать из дверей, но царит полная тишина. Вообще никого! Словно
бордель вымер.
Толкаю дверь в Викину комнату, уже готовый к тому, что и ее на месте
не будет. Неудачник топчется за спиной.
— Тебя можно поздравить, Леонид? — ледяным голосом спрашивает Вика.
В хижине чистенько, словно и не было никакого землетрясения. Не знаю,
как другие, а я такой порядок навожу лишь в расстроенных до предела
чувствах. На столе появилась маленькая магнитола. Вика переоделась, теперь
она в серых джинсах и такого же цвета свитерке.
И еще, судя по тону, она ждет объяснений.
— Ты слышала комиссара?
— А кто его не слышал? — Вика встает, и я торопливо отступаю. Когда
женщина в гневе, мужчине лучше не сопротивляться. — Значит, спас… друга.
Он тебя спас, парень?
Неудачник пожимает плечами, улыбается, и Вика слегка сбавляет
обороты.
— Как тебя звать?
— Неудачник.
— Ага. Так вот, дружок, не гневи судьбу, постой у окна тихонечко!
Неудачник повинуется, а Вика наступает на меня. Ох, не ту личность
она выбрала — это манера Мадам.
— Значит, спас. Значит, поимел «Аль-Кабар» и «Лабиринт»?
— Вика, они лгут! — торопливо говорю я. — «Варлок-9000» — это
локальный вирус, он отвечает требованиям конвенции!
— А про дайвера — тоже лгут? — кричит Вика. И я наконец-то понимаю,
что вывело ее из себя. — Лгут? Или кто-то другой врет… другой!
Опыт получения пощечин у меня небольшой. Держусь за горящую щеку, и
стою столбом. Неудачник послушно смотрит в окно, но не услышать звука
удара он не мог.
— Дайвер? — продолжает кипеть Вика. — Дайвер? Я, дура, дура чертова,
еще помощь тебе предлагала! Ты мог мне сказать, что сам — дайвер?
— Нет… — шепчу я.
— Почему? Не веришь мне?
Никогда не поверю, что бог создал женщину из ребра Адама. Нет, как и
мужчину — из глины, только совсем другого сорта.
Уж очень разные причины мы находим для гнева.
— Я боялся потерять тебя.
— Вот и… — начинает Вика, и замолкает.
— Нельзя любить человека, который видит глубину без иллюзий. Я знаю,
Вика, я пробовал открываться. Это всегда… всегда происходит. Ты стала бы
меня ненавидеть. Незаметно. Даже сама не поняла бы, в чем дело…
Я говорю, уже понимая, что все кончено. Мы можем остаться друзьями,
не более того. Ни одна женщина в мире не полюбит человека, который видит
ее лицо мозаикой цветных квадратиков.
— Да, я должен был сказать, — шепчу я. — Сразу. Прости, я не смог. А
тебе хватило бы духу признаться, что ты — дайвер?
Вика молчит. В ее глазах слезы, которых на самом деле нет. Между нами
стена — отныне и навсегда.
— Нет, — говорит она тихо. — Я тоже не смогла. Я… боялась тебя
потерять.
Кажется, я сошел с ума.
Только что с того, если я обнимаю Вику, и между нами нет стены…
— Моя работа… из-за нее. Противно, когда все по настоящему. Я не
знаю, почему так получилось… было слишком мерзко… я испугалась, и
выпала из глубины…
— Мы говорим — вынырнуть…
— Вынырнула…
Неудачник смотрит на горы. Он молодец, он готов простоять так целый
день.
— Я всегда выныриваю. Потому и беру себе самых уродов, что мне все
равно…
У меня на губах вопрос, который я никогда не задам. Но Вика отвечает
сама:
— Там, у реки, я не выходила. Первый раз в жизни. Правда.
Я верю ей, как верят все мужчины от начала времен.
В этом мире лишь наша вера становится правдой.

111

Вика готовит кофе, и даже Неудачник оживляется. Мы садимся за стол,
свежие сливки налиты в маленький кувшинчик, в сахарнице горка белого
песка, полная бутылка «Ахтамара» ждет свой очереди. Впрочем, коньяк Вика
разливает по бокалам сразу.
— За твой успех, Леня, — говорит она.
— Такие успехи недорого стоят, — отвечаю я.
— Почему?
— Общесетевой розыск.
— И что с того?
— Мне придется уйти. Этот образ засвечен, а Стрелка здесь видели.
— Кто? — Вика словно не понимает всей сложности положения. — Мои
девочки?
— Хотя бы.
— Они никому не скажут. Или ты думаешь, что виртуальные проститутки
сочувствуют сильным мира сего? Знаешь, мы всех их видели без штанов…
директоров корпораций и президентов фирм. Люди, которым нравится стегать

женщину плетью перед тем, как лечь в постель, сочувствия не вызывают.
— Ты говоришь так, словно они все извращенцы.
— Нет, конечно, — Вика улыбается. — Но запоминаются именно такие
гости. Ни одна из наших девчонок не настучит на Стрелка. Тем более, что ты
не устраивал оргий и не брезговал сидеть с нами рядом.
— Точно?
— Леня, весь наш персонал из России, Украины, Белоруссии, Казахстана.
Как ты думаешь, в этих странах развита любовь к правительству и крупному
бизнесу?
— Таких извращений не замечал.
— О том и речь. За твой успех.
Мы пьем коньяк, Неудачник тоже присоединяется к нам. Его лицо
невозмутимо, словно он пригубил чая.
— А Кепочка? — вспоминаю я. — Уж он-то меня запомнил!
— Не та порода. Ярко выраженный асоциал… стучать на тебя он не
станет.
— Мне он показался способным на многое.
Вика барабанит пальцами по столу.
— Леня… Кепочка всегда берет красный альбом. Это особая группа, в
которой разрешено все. Не просто цепи, плети и мелкие радости садистов, а
любые зверства. Убийства, расчленение тела… можно не продолжать?
— Сделай милость.
— Так вот, Кепочка этим не занимается. Он приходит к нам общаться…
разговаривать.
— И этим достал всех сотрудниц?
— Леня, когда солидный дяденька заказывает красный альбом, приводит
девушку в подземелье, и с криком «Я — вампир!» кусает ее в горло, это
противно, гнусно, но понятно. Это просто болезнь. Когда ничем не
примечательный юноша садится перед девчонкой и начинает говорить с ней по
душам… когда он тратит деньги на то, чтобы за час-другой доказать ей,
что она сволочь и грязная тварь, недостойная жить на Земле… Это
страшнее, поверь.
— Почему? — неожиданно вступает в разговор Неудачник.
— Потому, что это проклятье. Право судить и право властвовать. Право
на истину. Легко разобраться с дураком или зверем. Гораздо труднее с тем,
кто считает себя сверхчеловеком. Умным, чистым и непорочным. Генералы,
борющиеся за мир, правители, громящие коррупцию, извращенцы, осуждающие
порнографию — господи, мало ли их мы видели? Может, проклятие такое висит
над людьми? Когда обещают порядок, жди хаоса, когда защищают жизнь,
приходит смерть, когда защищают мораль — люди превращаются в зверей. Стоит
только сказать — я выше, я чище, я лучше, и приходит расплата. Только те,
кто не обещают чудес и не становятся на пьедестал, приносят в мир добро.
Я чувствую, что они сцепились всерьез. Торопливо встреваю:
— Стоп! Вика, давай без диспутов о добре и зле! Так можно объявить
праведниками убийц и воров!
— Ты и сам вор, — замечает Вика.
— Я помогаю распространять информацию.
— А карманник учит людей бдительности. Только нужен ли этот урок
многодетной мамаше, у которой сперли кошелек с зарплатой?
У меня есть миллион возражений. Я могу объяснить, что в работе
дайвера кража чужих файлов не основное. Хакер, не входя в виртуальность,
сможет сделать это с большим успехом. И есть разница между кражей и
копированием информации — я не оставляю за собой пустых компьютеров. Какая
разница для человечества, кто первым выпустит новый сорт шампуня или
лекарства от простуды?
Но я не хочу спорить с Викой.
— Извини, — она касается моей руки. — Я не права.
— Почему же. Всыпала по заслугам…
— Извини… Понимаешь, Неудачник, мы упали в мир чистой информации.
Мир вседозволенности. Можно воевать, распутничать, хулиганить. Не готовы
законы, а самое главное — не готова человеческая психика. Наказаний в
глубине практически нет — даже если тебя экскоммуницируют из сети, ты
вправе войти под другим именем. Можно нарваться на неприятности, воруя
информацию, но и здесь сдерживающие нормы мизерны. Попробуй, докажи
двенадцати присяжным, что именно мистер Джон Смит спер новую игрушку с
сервера «Микропроза», передал ее Ване Петрову, а тот с помощью Ван Хо
пиратски выпустил ее в продажу. Мир недоказуемых преступлений и
ненастоящих смертей. Только боль в душе остается настоящей — но кто
измерит эту боль, что скользнула по проводам и сжала твое сердце? У нас не
осталось ничего, кроме морали. Смешной, ветхой морали. И оказалось, что
быть негодяем или праведником куда удобнее, чем человеком… просто
человеком, настоящим человеком.
— А что такое — человек? — говорит Неудачник. — Просто человек,
настоящий человек?
— Я бы тебе объяснил, — отвечаю я. — Если бы был Богом. Кончайте, а?
— Но мне действительно интересно, — Неудачник по-прежнему говорит
спокойным, даже равнодушным голосом, но в глазах его огонек азарта.
— Ты — человек.
— Почему?
Действительно, почему? Ведь я был готов считать его лишь хитрой
программой. Я теряюсь, но Вика тоже смотрит на меня, ждет ответа, и я
говорю:
— Не знаю. Ты не стрелял по людям в «Лабиринте», спасал
несуществующего ребенка. Но ведь это самая абсолютная глупость… Ты
цитируешь Кэрролла в подлиннике, но ведь человек — это не вызубренный
запас знаний… Ты третьи сутки в глубине, и ничего, держишься…
Вика удивленно смотрит на Неудачника.
— И как ты вошел в виртуальность, непонятно… только ведь это не
показатель человека, а совсем наоборот…
Он терпеливо ждет.
— Знаешь, это, наверное — в нас, — говорю я неожиданно для самого
себя. — Для меня ты человек… потому что я хотел бы быть твоим другом.
Кажется, Неудачник растерялся.
— Здесь, в глубине, мы все в масках. Может быть, это и лучше,
правдивее. Не знаю. Когда ты выйдешь в реальный мир, то можешь оказаться
очень неприятным типом. Но здесь и сейчас я считаю тебя человеком. Этого
никак не объяснишь.
— Может быть, тогда и лучше, что я не могу выйти в реальность? —
спрашивает Неудачник. Смотрит на Вику, смущенно улыбается. — Ведь я не
человек.
Приплыли.
Безумие, часть вторая.
Вика улыбается, разглядывая Неудачника, а у меня холодеет в груди.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *