ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

мире, которого еще не существовало пять лет назад, когда писалась песня.
Это я пытаюсь разучиться дышать, не верить в красоту киберпространства.
«Кто?»
Дернувшись к экрану я, не раздумывая, набрал:
«Я.»
«Как успехи, дайвер?»
«Полагаю, Вам это известно.»
Многое отдал бы, чтобы узнать — кто он, Человек Без Лица.
«Да.»
«Я не справляюсь.»
«Это твоя беда.»
«Не только.»
Заминка — то ли Человек Без Лица думал, то ли где-то на линиях
случился сбой.
«Чего ты хочешь?»
«Помощи.»
«Мне нечем помочь. Все, что тебе нужно — в тебе самом.»
Будь он рядом — реальным человеком, из плоти и крови, я бы произнес
то, что стоит говорить лишь устно, а лучше — вообще не говорить. Я и
высказался вслух. Но у сетей свои нормы общения, и пальцы мои отбили на
клавиатуре:
«Кто он?»
«Тебе уже сказали.»
Пауки. Протянувшие тонкие ниточки в чужие логова. Урман следит за
«Лабиринтом», а Человек Без Лица контролирует «Аль-Кабар».
«Это правда?»
«Возможно.»
«Я НЕ СПРАВЛЯЮСЬ!» — строчными буквами написал я.
«Жаль.»
И — почти мгновенно, в нижней части экрана возникла строчка: «Связь
прервана по желанию абонента».
— Связь прервана! — подтвердила Вика. — Повторное соединение?
— Нет, — ответил я. Почему-то не было ни капли сомнений — польский
сервер больше не соединит меня с Человеком Без Лица.
Может быть, он обижен, что я рассказал о нем Урману. Может быть,
разуверился в моих способностях.
Результат один.
— Вика, я умный? — спросил я.
В «Виндоус-Хоум» набито около тысячи ключевых слов. Порой с
компьютером можно вести очень забавные беседы… почти разумные.
— А какой ответ ты хотел бы услышать? — уклонилась Вика. Как всегда,
когда слова не имели формы приказа, но были ей непонятны.
— Правдивый.
— Я не знаю, Леня. Очень хотела бы ответить, но не знаю.
— Дура ты, Вика.
— А ты хам.
Я засмеялся. Услышь меня кто-нибудь, незнакомый с современными
операционными системами — обязательно бы решил, что мой «пентиум» разумен.
— Извини, Вика.
— Ничего. Я не сержусь.
Разум — имитация разума… Где граница между ними? Мы уже
разговариваем со своими компьютерами, они здороваются с нами и желают
приятных снов. Многие — я например — большую часть жизни проводят в
виртуальном пространстве. Но это не победа человеческого разума, это лишь
имитация победы. Яркие флаги и фейерверки над пустотой. Больше частота
процессора, больше память — и машина становится похожа на человека. Но не
более того…
А Неудачник — он тоже может быть программой. Такой же хитрой, как
вирус Маньяка. Пролезшей сквозь фильтр под видом человека, пустившей корни
в сервер тридцать третьего уровня. Способной поддерживать беседу и
уничтожать чудовищ.
— Блин! — завопил я.
Это же так просто! Сотня фраз, произносимых когда удачно, а когда
невпопад. Программа, обучающаяся на твоих собственных словах, возвращающая
тебе твои собственные мысли. Послушно идущая вслед за наивными
спасателями… Конечно, ей не нужны никакие каналы связи.
Что я говорил Неудачнику, как он мне отвечал? Я напряг память.
Не знаю. Может быть — и программа. Тогда «Аль-Кабар» и Человек Без
Лица ткнули пальцем в небо.
Как хорошо, если я угадал. Как просто разрешается загадка!
Тишина, Стрелок…
Меня пробила дрожь. Я вспомнил ту пустоту, что накатила после его
слов.
Программа?
Неудачник, бережно несущий нарисованного мальчишку…
Программа?
— Ничего я не понимаю, Вика, — сказал я. — Совсем ничего. И ты мне
помочь не можешь.
— Я могу помочь? — невпопад ответила Вика.
— Нет!
— А кто может?
Я помолчал, прежде чем ответить.
— Настоящая Вика. Глубина!
— Включение дип-программы?
Вместо ответа я нацепил шлем и положил руки на клавиатуру.
deep
Ввод.
Темноту экранов расчертили падающие звезды, радужная спираль
закрутилась перед глазами. Стирая реальность, уводя меня к небоскребам
Диптауна.

Первый миг — самый трудный. Комната та же самая, но я знаю — это
морок, мираж.
— Все в порядке, Леня?
Кручу головой.
Комната в порядке. Я — не тот.

— Личность номер семь, «Стрелок».
— Выполняю…
В этот раз моя внешность меняется томительно долго. Что поделаешь,
неизбежная плата за оружие.
— Все в порядке, Леня?
Встаю, смотрю на себя в зеркало.
— Да. Спасибо, Вика.
Подхожу к холодильнику, ищу в нем лимонад. «Спрайта» уже нет,
осталась только «Кока-кола». Пойдет.
— Удачи, Леня.
— Спасибо.
Я жадно пью самый популярный в мире напиток, задуманный — вот
смех-то! — как средство от поноса. Урман считал, что у меня есть еще пять
часов. Теперь осталось четыре. Почти чувствую, как где-то вдалеке, на
других континентах, скрипят мозги чиновников всех мастей, начиная
осмысливать феномен Неудачника. Скоро тридцать третий уровень «Лабиринта»
прикроют. Скоро за Неудачником устроят охоту. Неважно, кто он, человек или
программа. Я его вытащу.
— Вызови мне такси, — говорю я, и выхожу из квартиры. Спускаюсь в
чистеньком светлом лифте, открываю дверь подъезда.
Меня поджидает старый «Форд». Водитель — прилизанный юноша в белой
рубашке. Копия того, что я убил два дня назад, проникая в «Аль-Кабар». Мне
даже стыдно становится при виде его доброжелательной улыбки.
— Публичный дом «Всякие забавы»! — рявкаю я.

100

Наверное, Вика уговорила Мадам сделать для меня особый статус. Во
всяком случае, когда я вхожу в холл, там уже сидят трое мужчин. Все
вскидывают головы — у всех в глазах смущение и испуг. Друг друга они не
видят, а двое даже частично пересекаются в пространстве, напоминая
уродливых сиамских близнецов.
Эти двое — статные голубоглазые брюнеты, стандартные тела из набора
«Виндоус-Хоум». Видимо, надеты в целях маскировки. Третий — смуглый
здоровяк, выбритый наголо. Сближает их всех лишь взгляд. Словно у
человека, пойманного за выдавливанием прыщей.
Видимо, я теперь на правах сотрудника борделя? Вижу сразу всех
посетителей, могу проходить в служебные помещения?
— Привет! — говорю я, вяло вскидывая руку. Все трое быстро кивают.
Один с деланно-небрежным видом откладывает зеленый альбом, другой
отшвыривает фиолетовый.
Лишь бритый здоровяк упрямо продолжает листать черный альбом, с
любопытством разглядывая фотографии.
Я подхожу к охраннику. Он послушно распахивает передо мной дверь, и я
выхожу из холла, избавляя посетителей от душевных мук.
Провожать меня не собираются, но дорогу я помню. Коридор пуст, часть
дверей открыта, часть — нет. Из одной доносятся взрывы хохота. За дверью —
беседка, окруженная цветущей сакурой. В небе — нежаркое весеннее солнце,
вдали — конус Фудзи. В беседке пьют чай две девушки, при виде меня они
беззаботно машут руками:
— Стрелок, привет! Чаю хочешь?
— Н-нет, — бормочу я, быстро удаляясь. Еще из одной двери
высовывается абсолютно голая девчонка. Но стеснения у нее нет и в помине.
— А Вика занята! — говорит она. — Может, посидишь у меня? А то
ску-у-учно!
Никакого намека в словах девчонки нет. И мысль о сексе возбуждает ее
не больше, чем процесс вдоха-выдоха. Но что-то такое страшное есть в самой
ситуации… в этих веселых, дружелюбных, молодых девушках…
Я вдруг понимаю, что напоминают мне эти девочки.
Какую-то старую фантастическую книжку про веселых молодых людей,
занимающихся любимым делом, днюющих и ночующих на работе, дружелюбных,
всегда готовых помочь товарищу, неспособных сказать друг о друге плохое
слово…
Это как кривое зеркало. Фальшивое отражение. Зло надело одеяния добра
— и, странное дело, они оказались впору!
— Спасибо, я все-таки у нее подожду! — отчаянно улыбаясь отвечаю я. —
Спасибо!
Девушка корчит жалобную гримаску и исчезает в своей комнате. А я иду
дальше.
Пока не встречаюсь взглядом с черным котенком на фотографии.
— Мяу! — тихонько шепчу я, толкая дверь. Котенок открывает рот, тихо
мяукает в ответ и вновь замирает.
Горная хижина пуста, лишь ветер из открытого окна треплет короткие
занавески. Облокотившись на подоконник, долго смотрю на горы.
Нет, это невероятно. Создать целый мир, в полном одиночестве! И не
ради денег и славы, не на заказ — просто для себя. Не для того, чтобы
войти в этот мир.
Лишь знать, что он есть. Рядом, за окном. Искрящийся снег вершин,
бескрайняя синь неба, камни на склонах, черный мох под соснами, парящие в
небе птицы и снующие по деревьям белки. Мир тишины, чистоты и покоя. Мир,
в котором не придумано слово «грязь».
Мне кажется, что Неудачнику он мог бы понравиться.
Очень надеюсь, что понравится…
— Леня?
Вика входит неслышно и застает меня врасплох.
— Извини… тебя не предупредили?
Она качает головой.
— Мне захотелось с тобой посидеть. Чуть-чуть, — я невольно начинаю
оправдываться. — У тебя… все в порядке?
Вика кивает.
— Не стоит так часто нырять в глубину, — говорю я, подходя. — Ты хоть
перекусила?
— Немножко. Клиентов сегодня — море.
Она не отводит взгляд. Она привыкла считать это работой.
А со мной что-то не так. В груди — холодный ком, сыпучий и колкий,
как снег на морозе. Я глотаю воздух, и говорю:
— Неужели тебе необходимо так много работать… Мадам?
Вика отходит к окну. Спрашивает, не оборачиваясь:
— Как ты узнал?
— Почувствовал.
— Уходи, Леонид. Уходи навсегда, ладно?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *