ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

На этот раз меня встречают не двое карикатурных охранников. Целая
толпа с оружием. Если бы меня так конвоировали в прошлый раз — черта с два
я бы утащил мегабайтный файл.
В ледяном молчании охрана ведет меня по улицам. Я ожидаю, что меня
отведут в прежнюю беседку, но наша процессия движется мимо.
К мрачному серому строению.
В тюрьму меня хотят посадить, что ли? Смешно. Дайверы неуязвимы.
Можно помешать нам воровать файлы, но не запереть в виртуальном мире.
Часть стражи остается у ворот, четверо вводят меня внутрь каземата.
Двое впереди, двое сзади. Мечи наголо. Ох, посадят мне на компьютер вирус,
мало не покажется. Тот, кому случалось пережить гибель винчестера, меня
поймут. Однажды, в мелкой и почти бесприбыльной операции, я поймал на свою
голову очень милый вирус, перемешавший фэт-зону и партитьюшн тэйбл
твердого диска в равномерный коктейль. Маньяк сутки выковыривал из
мертвого винчестера остатки информации. Почти все спас. А я плел какую-то
ерунду о пиратском игровом компакт-диске, с которого подцепил вирус.
Если уж те лохи ухитрились заразить мой компьютер такой пакостью, то
и думать не хочется, что могут сделать ребята из «Аль-Кабара».
Дверь за спиной тяжело хлопает, закрываясь. Каземат погружен во тьму.
Я иду на ощупь, меня подталкивают в спину. Все ясно. Предельно сжат канал
связи, по которому информация идет ко мне. Чтобы еще чего не унес.
Обрезаны зрительные образы.
— Стой! — командуют в спину. Послушно замираю.
Окружающим я, наверняка, виден как на ладони, и это не придает особой
бодрости.
— Вы набрались наглости явиться снова, Иван?
Узнаю голос Урмана — точнее интонацию его переводчика. Поворачиваюсь,
стараясь не таращить слепые глаза.
— Такова была наша договоренность.
— Неужели?
— Вы добровольно отдали мне файл в обмен на обещание повторной
встречи.
Пауза. Долгая. Я не вру, и Урман оказывается в дурацком положении.
Как хорошо — не врать. Да и зачем? В мире так много правды, что ложь
просто не нужна.
— Чего вы хотите?
— Я? Ничего. Вы просили меня о встрече, очевидно, у вас есть какие-то
предложения?
Снова молчание. Разумеется, Урман не ожидал, что я приду после
попытки меня выследить. На всякий случай добавляю:
— Кстати, не надо отслеживать канал связи. Иначе я уйду.
Молчание затягивается, и я мысленно вижу Урмана, кивающего охранникам
— «а ну-ка, отделайте его как следует…»
— Восстановите его канал связи в полном объеме, — приказывает Урман.
— И снимите наблюдение.
Яркий свет. Жмурюсь, разглядывая внутренности каземата сквозь
полуприкрытые веки. Мрачные тяжелые стены, поверх стен — решетки,
крошечные оконца — из зеркального стекла. В центре помещения — стол,
кресла.
— Это зал совещаний, — объясняет Урман. Он в строгом костюме, при
галстуке. Вероятно, его одежда автоматически подстраивается под интерьер
помещения. Слышал я про такие штучки. — Здесь проводятся совещания совета
директоров и некоторые встречи…
Понятно. Наиболее хорошо защищенное место в виртуальном пространстве
корпорации. Отсюда не убежишь, как из беседки.
Впрочем, мне не с чем бежать — я пришел абсолютно безоружным.
— Оставьте нас, — продолжает раздавать приказы Урман.
Охрана повинуется беспрекословно.
— Спасибо, Фридрих, — говорю я.
Урман молча кивает, садится в одно из кресел. Я устраиваюсь рядом.
— Продали… яблочко? — интересуется Урман.
— Да, спасибо.
— Рад за вас.
Кажется, он не очень-то злится. И это меня настораживает.
— Надеюсь, это не очень осложнило финансовое положение корпорации?
— Нет. Не очень.
Вопросительно смотрю на Урмана.
— В прошлый раз я забыл сообщить вам, что у замечательного лекарства
есть один недостаток, — замечает Урман. — Побочный эффект. Мы выявили его
почти случайно… полагаю, что господин Шеллербах и «Транс-Фарм-Групп» на
него не наткнутся.
Мне становится неуютно.
— Не переживайте, дайвер, в ваши обязанности не входило проверять
лекарство на безвредность, — смеется Урман. — Кстати, ничего
смертельного… не онкология и не терратогенный эффект. Но пациенты будут
недовольны.
«Аль-Кабар» подстраховался… Интересно, что за побочный эффект у
средства от простуды? Окраска кожи в зеленый цвет, импотенция, облысение?
Урман не скажет.
Что ж, я до конца дней своих буду лечить простуду аспирином.
— Ладно, забудем взаимные обиды! — великодушно предлагает Урман.
Киваю.
— Как я уже говорил, у меня есть к вам интересное предложение… —
говорит директор «Аль-Кабара». — Постоянная работа.
— Нет.
Смотрим друг другу в глаза. Говорят, они зеркало души. Вот только
есть ли души у наших виртуальных тел?
— Некоторые дайверы имеют постоянные контракты, — замечает Урман. —
Значит… не запрещено?
— Не запрещено. Но есть разница в работе на развлекательный центр или
бюро виртуального сыска — и в работе на вас. Через месяц, два, три — вы
меня вычислите.
— А вы так боитесь огласки, Иван?
— Конечно. Мы алхимики виртуального мира. Колдуны. А ни один
нормальный царек не выпустит алхимика из комфортабельной подземной

темницы. Дабы не придумывал пороха врагам.
— Печально… — Урман не спорит. — Вы во многом правы, русский
дайвер… Русский, уж извините, я это знаю. Ваш голос был проанализирован
— это никак не программа-переводчик.
Я тоже с ним не спорю. Такая мирная и хорошая беседа. Мы так лояльно
друг к другу относимся — загляденье.
— Тогда — предлагаю вам разовое сотрудничество! — весело говорит
Урман. — Работа несложная, а платим мы хорошо.
— Полагаете, вытащить Неудачника из «Лабиринта» — так легко?
В яблочко! В наливное! Лицо Урмана дергается, потом он овладевает
эмоциями, но тик под левым глазом остается. Один-ноль, нет!.. пять-ноль!
— Объясните, о чем вы? — неубедительно вопрошает господин директор.
— После вас.
Или меня сейчас убьют, или выложат карты на стол.
Урман все же умеет держать удар.
— Одной из областей деятельности корпорации является демографический
контроль Диптауна.
Качаю головой — я не понял…
— Количество обитателей виртуальности — в каждый момент времени. С
точностью до человека. По районам, зданиям, пространствам в пространстве,
вроде нашего.
— Зачем? И по какому праву?
— Это было общее решение, принятое еще год назад, — пожимает плечами
Урман. — Сравнение нагрузки на отдельные сервера, привязка к времени суток
— все это позволяет скоординировать работу, удешевить пользование
виртуальным пространством. «Америка Он Лайн» — один из основных
заказчиков, мелкие компании тоже присоединились.
Опять меня подводит пренебрежение к открытой информации.
— Мы вели контроль по числу входящих-выходящих сигналов на серверах,
— продолжает Урман. — Очень просто и надежно. Очень оперативно. Сервера
отчитываются каждые две минуты. Ничьи права не нарушаются, а мы знаем
общее количество людей, находящихся в виртуальности. Это не слежка, только
статистика.
Киваю.
— Параллельно ведется контроль количества обрабатываемых компьютерами
объектов в каждом районе, — продолжает Урман. — Таким образом мы знаем,
сколько человек находятся в той или иной области пространства. Отчет также
каждые две минуты. Легко понять, что если сложить активно действующие
объекты всех районов, то получится уже известная цифра — количество людей,
вошедших в глубину.
Я понимаю.
— Цифры не сошлись?
— Да. В виртуальности находится на одного человека больше, чем должно
быть. Компьютеры его видят, он функционирует в киберпространстве, но он
никогда не входил в сеть.
Урман встает, взмахивает рукой — и на стене, поверх бетона и стальной
решетки, разворачивается огромный экран. Я привстаю. Это карта Диптауна и
окрестностей, словно сшитая из крошечных лоскутков. Каждый лоскуток —
сервер, обслуживающий данный участок пространства. Поверх лоскутков —
мелкая красная сыпь, это входные серверы, телефонные линии, по которым
можно войти в глубину.
Красиво. Все буржуи — показушники.
— Можно просмотреть данные по районам, — сообщает Урман. — Вот,
например…
Он шагает к экрану, потянувшись тычет пальцем в квартал «Аль-Кабар».
Над экраном вспыхивает табло. «1036/803».
— Понятно?
— Ваши сервера держат в виртуальном пространстве тысячу тридцать
шесть человек. Включая меня. И все, кроме меня, подключились через ваши
собственные каналы?
— Конечно. Рискованно пропускать секретную информацию через чужие
линии — даже самых надежных провайдеров. Мы имеем собственные каналы в
двенадцати городах, где проживают наши сотрудники.
— Но тогда невозможно обнаружить Неудачника!
Я подхожу к карте, отыскиваю ресторан «Три поросенка», вовремя
спохватываюсь, и тычу пальцем в другое заведение, неподалеку. Там я был
лишь пару раз, и мне не понравилось. Слишком шумно и помпезно.
«63/2».
— Вот это более распространенная картина, верно? В пространстве
ресторана гуляют шестьдесят три человека, но лишь двое вошли через его
собственный телефонный канал!
Урман кивает.
— Мы вышли на «Лабиринт» иным образом.
Я уже не помню о том, что передо мной хитрый и не слишком
доброжелательный собеседник. Мне интересно разгадать, каким путем они
отыскали человека, не входившего в глубину.
— Так… прослеживать каждый отдельный сигнал — немыслимо. Дорого,
долго, да и запрещено.
Урман смотрит на меня с таким самодовольством, словно это он сам
решил проблему, а не отдал приказ специалистам.
Подумаем. Иногда полезно.
Вот — поток электронных импульсов. Сейчас неважно, откуда он взялся.
Это информация — простенькое трехмерное изображение человека, Неудачника.
Она входит в компьютер, создающий тридцать третий уровень «Лабиринта»,
возможно — через модем, а возможно — и непосредственно в процессор.
Компьютер помещает изображение в начало уровня, и готовится управлять
перемещениями Неудачника, транслировать его голос остальным игрокам,
рассчитывать эффект его выстрелов, перемещать камешки, задетые его ногой.
Ну и, конечно, отсылать Неудачнику картинки, которые он видит левым и
правым глазом, звуки, которые он слышит, те толчки, которые он чувствует
посредством виртуального комбинезона.
Стоп — куда отсылать? Если он не входил в глубину?
Получается сбой. Компьютер обрабатывает действия Неудачника, но не
знает, откуда они взялись, и куда посылать результаты. Это может
отразиться на показателях сервера? Должно. Но на очень специфических — на
чем-то вроде соотношения между объемом обрабатываемых процессором данных и
количеству посланной-принятой по модему информации. Надо заранее
интересоваться этим показателем, чтобы за несколько часов выявить сервер,
на котором появился незваный жилец…
— Вы ждали его, — говорю я. — Вы знали, что он появится!
— Допускали такую возможность, — уточняет Урман. — Рано или поздно
должен был появиться человек, способный входить в виртуальность
самостоятельно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *