ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

А спусковая скоба тугая, я едва ухитрился нажать ее.
На экранчиках шлема — кровь.
А внутри меня — тишина.
Нет, я не вытягивал из глубины неудачливого игрока и не пытался
перехитрить беспринципного коллегу. Это сеть.
Сама виртуальность восстала против меня.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЛИЦА

00

Я присутствовал при рождении виртуального пространства. Одним из
первых опробовал дип-программу Дибенко. И мистического страха простого
человека перед компьютером во мне нет.
Арифмометры разумными не бывают.
Вика может фантазировать по поводу самозародившегося электронного
разума — я не могу в него поверить. Все, что происходит в глубине — лишь
пересечение различных программ. Если происходящее выходит за рамки
возможного — значит за этим стоит человек.
Но кто, кто может стоять за бесконечными смертями Неудачника?
Хороший дайвер или просто опытный обитатель глубины способны
подстраивать собственную смерть раз за разом. Все эти оброненные штуцеры —
ерунда. Но почему Неудачнику подыгрывает сама сеть? Почему Алекс ухитрился
догнать нас именно в тот момент, когда Неудачник остался вне моей охраны?
Случайность?
И два профессионала, ведущих Неудачника к выходу, тоже не смогли
уберечь его от случайностей?
Не могу в это поверить.
Я сижу в раздевалке «Лабиринта», вновь войдя в глубину, униженный и
посрамленный, дайвер-неудачник, посчитавший себя умнее других.
Глубина-глубина… как легко и незаметно ты меня раздавила. Бой проигран,
если враг не вышел навстречу.
Не зря Человек Без Лица предлагал мне такую награду за спасение
Неудачника. Он знал куда больше, чем сказал. Меткая стрельба и хорошая
реакция не поможет.
Значит и мне пора перестать колотить в нарисованную дверь. Надо
искать настоящий выход.
Я скидываю броню и снаряжение в шкафчик, лезу под душ, минуту тихо
верчусь под ледяными струями. На место растерянности и бессилию приходит
злость. Прекрасно. Здравствуй, злость. Ты — то, что мне нужно. Хватит игр
по правилам.
Одевшись, я выхожу в колонный зал.
— Администрация «Лабиринта» просит Стрелка пройти к начальнику Службы
Безопасности, — немедленно разносится в воздухе. — Администрация…
На меня поглядывают, когда я направляюсь к двери, через которую в
прошлый раз прошел Гильермо. Толкаю ее — не заперто.
Особнячок администрации на этот раз оживлен. Меня впустили в общее
рабочее пространство сисопов «Лабиринта» — я могу видеть их, а они — меня.
Впрочем, вряд ли я кого-то здесь заинтересую. Иду по коридорам, заглядывая
в стеклянные двери — за ними терминалы, парни и девушки за компьютерами.
За несколькими дверями — целые залы, где на огромных столах водружены
макеты. Макеты уровней «Лабиринта» — холмы и овраги, здания и руины, реки
и полыхающие пожарища. Вокруг макетов лениво похаживают люди. Вот какой-то
парень, склонившись над макетом, выливает в крошечную речушку колбу
зеленой жижи. Речушка начинает бурлить. Парень толкает стоящего рядом
товарища, тот смотрит на испоганенный пейзаж и пожимает плечами.
Вот как конструируются уровни. Точнее — их скелет, каркас, который
дальше начнет жить своей собственной электронной жизнью, заселится
монстрами и игроками. Несколько недель или месяцев уровень будет
будоражить воображение завсегдатаев «Лабиринта». Потом его сменят.
— Вы — Стрелок?
Девушка подходит ко мне неслышно и незаметно. Красивая, белокурая.
— Да.
— Идемте, господин Агирре ждет вас.
Иду следом. В общем-то я знаю, что мне сейчас скажут. Но почему бы не
потратить десяток минут на формальности?
Гильермо стоит у окна в «Лабиринт», темный силуэт на фоне кровавого
зарева. В треугольной комнате все продумано — хозяин кабинета на фоне окна
кажется маленьким, потерянным… и приковывает взгляд. Входящий — в
вершине пирамиды, невольно преисполняешься сознанием важности своей
персоны… и чувствуешь себя неуютно.
— О, Стрелок! — Гильермо энергичным шагом двигается навстречу. —
Садитесь, садитесь…
— Вы разрываете контракт? — прямо спрашиваю я.
Гильермо останавливается. Трет переносицу.
— Н-да… вы говорили с Анатолем, Стрелок?
— Говорил.
Как будто он не контролировал наш разговор…
— Стрелок, вы согласны с мнением наших дайверов, нет?
— Нет.
— Почему?
— Разве это что-то изменит? — вопросом отвечаю я. — Вы уже приняли
решение отказаться от спасения Неудачника.
— Я решения не принимал, — говорит Гильермо. Слегка акцентируя «я».
— Но контракт расторгаете?
Гильермо вздыхает.
— Мы ценим ваши попытки помочь… значительно ценим.
Первый раз его речь становится неправильной, и я понимаю — Гильермо
общается не через программу-переводчик, он знает русский. Знает чертовски
хорошо. Приятно. Но неудивительно — русские составляют очень большой
процент игроков. Видимо, потому, что наша знаменитая национальная
безалаберность жива до сих пор… и многие фирмы, не подозревая о том,
платят за развлечение своих сотрудников, а не за работу в глубине.

— Но сложилось мнение, что сейчас мы столкнулись с акцией враждебно
настроенного дайвера. Продолжать миссию спасения — это поддерживать его
планы. Так?
Я киваю. В голосе Гильермо нет уверенности. Но и мне нечего
противопоставить словам дайверов «Лабиринта».
Пока — нечего.
Спорить — бесполезно.
— Фирма выплатит вам вознаграждение, — говорит Гильермо. — Мы даже
можем поспорить о сумме… немножко.
Он хитровато и доброжелательно улыбается.
— Я оставлю сумму на ваше усмотрение, — говорю я.
Гильермо испытующе смотрит на меня, потом садится за стол. Выписывает
чек. У него в руках золоченый «Паркер», кредитная книжка выдана «Чейз
Манхэттен». Сумма не потрясает меня так, как это случилось бы до операции
в «Аль-Кабаре», но все же она внушает уважение.
— Спасибо, — торжественно говорит Гильермо, вручая мне чек. Это
просто формальность, деньги уже переведены на мой секретный счет,
указанный в контракте. Но держать в руках несуществующий чек приятно.
Я киваю, жму Гильермо руку. Все, можно уходить вон. Маленькому
мальчику дали конфетку и выгнали из компании взрослых людей, играющих в
серьезные игры.
— На посошок? — господин Агирре с улыбкой достает из стола бутылку.
Настоящий французский «Арманьяк». В виртуальности он стоит немногим дороже
кока-колы, но сам жест приятен. Агирре как бы не сомневается, что мне
знаком вкус этого напитка.
Мы чокаемся, отпиваем по чуть-чуть. Я не любитель коньяков и бренди,
но всегда лестно на секунду почувствовать себя знатоком благородных
напитков.
— Я догадываюсь, как вы потратите эту сумму, — неожиданно говорит
Гильермо.
— И как же?
— Они вернутся на счет «Лабиринта», — Гильермо усмехается.
— Нет.
Он удивленно приподнимает брови:
— Вы отступитесь? Да?
— Я спасу Неудачника. Но на это у меня есть деньги. А чек… я верну
его. Чтобы вы изменили сумму.
Гильермо кивает. Он ожидал моей настойчивости и вполне удовлетворен
обещанием.
— Удачи вам, дайвер.
— Если в «Лабиринте» случится что-нибудь неожиданное… вы не сможете
известить меня? — интересуюсь я. — Неофициально?
— Адрес, — по деловому говорит Гильермо.
Я даю ему визитку, на которой указан сетевой адрес. Это не мои
координаты, это просто почтовый ящик, на котором, сообщив пароль, я смогу
получить письмо на имя Стрелка.
— Вызвать вам такси? — интересуется господин Агирре на прощание.
— Спасибо, Вилли, в этом нет необходимости.
Машину «Дип-проводника» я торможу, отойдя на пару кварталов. Не то,
чтобы опасаясь слежки, но хорошим привычкам изменять не следует.
— Квартал «Аль-Кабар», — приказываю я. Водитель на этот раз —
миловидная рыжеволосая женщина с крошечными морщинками у глаз. Великолепно
выстроенное лицо…
— Данного адреса не существует, — огорчает она меня.
— «Аль-Кабар». Восемь-семь-семь-три-восемь.
— Заказ принят.
Машина трогается с места, улицы мелькают вокруг. Я прошу Вику сменить
мужественный облик Стрелка на простодушную рожу Ивана-Царевича. Секунда —
и в зеркальце отражается герой в белых одеждах.
Картинки, картинки и более ничего. Сейчас программы «Дип-проводника»
перекидывают мой канал связи с сервера на сервер, готовятся соединить меня
с «Аль-Кабаром» — доставить к волосяному мосту и охраннику-ифриту.
Картинки, и более ничего. Глубина не может иметь собственный разум!
И все-таки я не чувствую уверенности даже в собственных мыслях.

01

Пустыня встречает меня горячим дыханием, а ифрит — оглушительным
ревом:
— Ты посмел вернуться, вор из воров?
Хорошая программа… с памятью…
Ифрит отрывает от песка каменные ноги, делает шаг, другой. Мост-волос
натягивается и звенит, но пока не рвется. Что-то новенькое — за прошедшие
дни программисты «Аль-Кабара» добавили сторожевой программе подвижность!
— Стой! — кричу я, поднимая руки. — Я пришел к Фридриху Урману! Я не
в твоей власти!
Исполинский кулак дрожит над моей головой. Между пальцами
потрескивают искры.
— Обнаружен неизвестный вирус, — тревожно шепчет «Виндоус-Хоум». —
Внимание! Включаю «веб»!
Пространство заволакивает легкой пеленой. Противовирусная программа,
«веб», начинает отсекать часть поступающей информации, пытаясь защитить
компьютер от действия вируса. Защита не идеальная, хороший вирус все равно
протиснется на мой канал. Но я не останавливаю Вику — она в панике…
если, конечно, это слово здесь уместно… Фигура ифрита плывет, делается
нечеткой.
— Кто ты? — ревет монстр. Голос тоже искажен.
— Дайвер! — кричу я. Мне сейчас нечего скрывать.
— Жди! — велит ифрит. Искры на его ладонях гаснут, и Вика отключает
«веб».
Делать нечего, жду. Монстр неподвижен, лишь глаза поблескивают,
обшаривая меня цепким, почти физически ощутимым взглядом. В прошлый раз
были цветочки — меня пропустили в мышеловку, будучи уверенными, что уйти я
не смогу. Сейчас получившие головомойку программисты корпорации способны
обрушить на меня все порождения своей фантазии. А среди них наверняка есть
такие, что не только меня, не только Маньяка, самого старика Лозинского в
ужас приведут. Очень некстати вспоминаются байки о вирусах, губящих
«железо» — материальную часть компьютера…
— Иди! — оживает монстр.
Я ступаю на волосяной мост.
Глубина-глубина…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *