ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

все.
Надо бежать…
Глубина-глубина, я не твой… отпусти меня, глубина!
Экранчики перед глазами, холодный ветер из кондиционера.
— Съела? — спросил я глубину. — Вкусно? Зубки не болят?
Глубина молчала. Ей нечем ответить. Она вновь проиграла.
Мир словно разломился на две половины. На ту, где была любовь, и на
ту, где я катался по полу, обнимая пустоту. Будь проклято это раздвоение —
после которого чувствуешь себя идиотом.
Я снял шлем. Тело было ватным, разбитым. Отоспаться бы. Потянувшись,
я вырвал кабель костюма из порта.
— Сбой периферии! — испуганно сказала «Виндоус-Хоум». — Леня, проверь
разъемы виртуального костюма!
— Пауза, — приказал я. Распрямился, вставая.
Костюм надо постирать.
Я прошел в ванную, разделся, влез под душ. Постоял полминуты, ловя
запрокинутым лицом тугие струи воды. Потом подхватил с пола костюм, взял
кусок хозяйственного мыла и занялся стиркой.
Вот так обычно и портят дорогостоящие вещи — поленившись… или
постыдившись… идти в химчистку.
Предельно аккуратно выстирав костюм, я повесил его на плечики и
зацепил на крюк над ванной. Потекли струйки воды. Выжимать ткань, внутри
которой идут сотни проводков, датчиков и имитаторов давления — еще большее
безумие, чем стирка. Ладно, понадеемся на репутацию фирмы «Филипс». Может
быть, они учли даже русскую безалаберность.
Мой старый виртуальный костюм — китайский, но довольно приличный —
валялся в шкафу. Я все собирался его продать, но не находил время дать в
сеть объявление. Теперь это меня радовало.
Натянув трикотаж веселенькой раскраски, я прошелся по комнате.
Ничего. Немножко маловат стал, но пойдет. Помахивая шнуром, я даже стал
что-то насвистывать.
Викины слова — чушь. Она и впрямь фантазировала, а я утратил
критичность. Сеть — это просто сотни тысяч компьютеров, подвешенных к
телефонным линиям. Виртуальность — домыслы сознания.
Невозможен электронный разум на базе «пентиумов» и «четверок».
Это любой компьютерщик объяснит… если не поленится спорить с
очевидной глупостью.
Я воткнул разъем в порт, и «Виндоус-Хоум» радостно сообщила:
— Обнаружено новое периферийное оборудование. Провести подключение?
— Да.
Мой основной костюм будет сохнуть дня три. Пускай уж «Виндоус-Хоум»
подключит старый костюм как следует.
— Датчики движения… тест прошел… имитаторы давления… тест
прошел… энергопотребление… тест прошел… ограничение критических
перегрузок… тест провален! Внимание, данная модель виртуального костюма
не укладывается в предельно допустимые параметры безопасности! Возможен
дискомфорт при виртуальных контактах! Не рекомендуется…
— Продолжить тест, — приказал я. Все китайские костюмы страдают этим
грехом — непоправимым, с точки зрения западноевропейцев и американцев.
Если в виртуальности меня расплющит бетонной плитой, то костюм может
отреагировать очень уж энергично, и оставить на теле пару синяков.
Честно говоря, меня это не особо тревожит.
— Тестирование завершено. Рекомендуется прервать подключение
оборудования.
— Принять оборудование, — надевая шлем, сказал я.
— Ты серьезно? — спросила «Виндоус-Хоум».
— Да.
— Оборудование подключено, — скорбно согласилась программа.
deep
Ввод.
Ветер усилился. Я ежусь, отступая от обрыва. У меня мокрая голова, и
стоять тут не очень-то уютно.
Особенно одному.
Беру термос, наливаю себе глинтвейн. Пара глотков, просто чтобы
согреться. Мы еще придем сюда, вместе с Викой. Очень надеюсь, что ей здесь
было хорошо. Не так уж много в виртуальности мест, которые мне
безоговорочно нравятся.
— Пока, — говорю я реке, ветру, осеннему лесу. Иду к выходу.
Если прогуляться до «Лабиринта» пешком, то я как раз убью остаток
времени.
А дайверы закончат свои попытки спасти Неудачника.
Почему-то я уверен, что у них ничего не выйдет.

111

Первое, что я вижу, выходя на тридцать третий уровень — развалившийся
на газоне Анатоль. Моя первая мысль — что и на старуху бывает проруха. Но
Анатоль приподнимает голову, и машет мне рукой.
Неудачник тоже на месте — в своем уголку.
— Эй, Стрелок! — Анатоль явно не собирается менять горизонтальное
положение на вертикальное. — Ползи сюда!
Я присаживаюсь рядом, вопросительно киваю.
— Мы хотим отказаться от этого… — Анатоль кивает на Неудачника, —
задания.
Молчу. Пусть выговорится.
— Я в карму не верю, — говорит Анатоль. — Если человека тащишь к
выходу, бережно, как хрустальную вазу, а он дохнет — значит сам того
хочет.
— То есть?
Анатоль снижает голос до шепота:
— Слушай, у тебя свои резоны его спасать… пробуй. Но вначале
подумай — он двое суток в глубине. Видал таких орлов раньше?
— Да.
— Голос охрипший, ходит как автомат, понимает все с третьего раза…
Так?

Смотрю на Неудачника и качаю головой.
— Значит, он ест и пьет. Посещает сортир. Ориентируется в
происходящем.
Анатоль привстает, садится на корточки.
— Стрелок, этот парень нас за идиотов держит. Либо он здесь по
заданию дирекции — проверяет, как мы работаем. Либо — такой же дайвер, как
и мы. Либо — и то, и другое разом.
Мне нечего ответить, Анатоль, конечно же, прав. С точки зрения
нормальной логики иных вариантов быть не может. Но у меня в последнее
время нелады с нормальностью.
— Крейзи пошел в дирекцию, — говорит Анатоль. — Или они признаются,
что устроили проверку наших способностей, или пусть не требуют
невозможного.
— Они решат, что Неудачник — дайвер, — соглашаюсь я.
— Вот!
— Это очень удобная версия, Анатоль. Шутник дайвер, решивший
поиздеваться над индустрией развлечений и своими коллегами… Не
останавливать же весь «Лабиринт» из-за такой мелочи.
— Стрелок, я пер его через весь уровень, — устало говорит Анатоль. —
В зеркальном зале перестрелял гвардейцев.
Киваю. С его снаряжением и опытом — это возможно.
— Знаешь, что было потом? — в голосе дайвера прорывается злость. — Он
уронил винтовку. И та шарахнула его прямо в лоб!
Я молчу. Что тут скажешь?
Неудачник не хочет выходить с уровня…
— Сил у меня нет… — Анатоль сплевывает на травку. — Видеть его,
козла, не могу. Не то что спасать.
— Анатоль, бесцельно ничего не делается.
— Тогда чего он добивается? А? Я тебе скажу! Чтобы мы разорвали
контракт! Чтобы самому устроиться на тепленькое место! Одному… или в
паре с кем-нибудь. С дайвером, который его якобы спасет!
Он смотрит мне в глаза и я принимаю вызов.
— Ты обвиняешь меня в двойной игре?
Дайверы не подставляют дайверов. Нас слишком мало. Для того и был
создан Кодекс, для того мы и собираемся три раза в год — пренебрегая
осторожностью и взаимным недоверием.
Если дайверы начнут в Диптауне разборки между собой — пострадает вся
сеть. А жизнь сети — главное. И без того у нее достаточно врагов в
реальном мире.
— Не знаю, — Анатоль отводит глаза. — Нет, наверное. Извини. Но тебя
тоже подставляют. Кто заказал тебе спасение Неудачника?
— Анонимное лицо. У меня есть канал связи с ним, но боюсь, что он
одноразовый и слишком хорошо защищенный.
— Этот аноним может быть дайвером?
Пожимаю плечами.
— Вот и делай выводы. Мы уже опростоволосились, ты нашумел на весь
«Лабиринт», но тоже облажаешься. Тогда придет дяденька со стороны, вытащит
Неудачника и получит контракт.
Анатоль встает, расстегивает бронекостюм на груди, деловым тоном
предлагает:
— Пали.
— Что?
— Убивай меня. Тогда ты сможешь забрать все снаряжение. Или собрался
со штуцером воевать?
Я колеблюсь, и Анатоль качает головой.
— Ну, Стрелок, ты сам как Неудачник…
Он приставляет к груди свой плазмоган, нажимает на спуск. Короткий
взрыв, хлещет кровь, но он еще жив. Очень велик запас сил у дайверов
«Лабиринта».
— Твою мать! — хрипит Анатоль и стреляет в себя повторно.
Бронекостюм весь в крови, но я стараюсь не обращать на это внимания.
Снимаю доспехи, натягиваю на себя, подбираю оружие, амуницию, боеприпасы.
Неудачник то ли не смотрит на нас, то ли не реагирует на столь
необычную процедуру обмена снаряжением.
Иду к нему и сажусь рядом. Все как в первый раз. Опущенная голова,
вялый взгляд из-под маски. Неужели он и впрямь дайвер? И сидит сейчас за
чашкой кофе с бутербродом, поглядывая на экран, готовый в любой момент
нырнуть в глубину — и начать морочить мне голову…
— Тебе не скучно здесь? — спрашиваю я. Секунда — интересно, на что
она ушла, на обдумывание ответа или на подключение дип-программы? — и
Неудачник хрипло произносит:
— У меня нет выбора.
— Почему же? Давай выйдем из «Лабиринта». Ты бывал в «Трех
поросятах»? Или в «Старом Хакере»?
Неудачник качает головой.
— Там куда интереснее, — говорю я. Мы сидим рядом, я держу «BFG-9000»
на коленях, готовый в любой момент сжечь любого противника. С таким
снаряжением мы пройдем. Не можем не пройти. Но я пока не спешу. — Кстати,
спасибо тебе.
— За что?
— Ты прикрыл меня в зеркальном зале.
Неудачник стягивает респиратор. Я вдруг замечаю, что у него очень
странные движения. Какая-то редкая мягкость и пластика — словно каждый
жест доставляет ему наслаждение. Так порой ведут себя самовлюбленные
актеры. Но в отличии от них Неудачник не вызывает раздражения.
— Разве это требует благодарности? — говорит он с иронией.
— Да, — отвечаю я. — Разумеется.
— Ты поступил бы иначе?
— На твоем месте — да.
Пауза. Неудачник, кажется, удивлен.
— Почему?
— Ты в беде. Тебя надо вытаскивать из «Лабиринта».
— Это не я в беде, — Неудачник качает головой.
— Ты — дайвер? — в лоб спрашиваю я.
— Нет.
— Парень, не морочь мне голову. Ты двое с лишним суток в глубине. Ты
должен загибаться от жажды и голода.
— Жажда — не самое страшное.
— А что страшнее?
— Тишина.
— Что?
— Тишина, Стрелок.
Он смотрит мне в глаза. Я не отвожу взгляд. Наши лица рядом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *