ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

— Я ему все объяснил вначале! — Анатоль тоже на взводе. — Не думай,
что мне это в кайф! Все объяснил, стрелял из винчестера в голову! Думал,
может хоть сопротивляться начнет! А он вначале пытался убегать, потом
просто сидел и ждал!
Теперь понятно, почему Неудачник такого мнения о нем.
— Леонид, это игра, — повторяет Дик. — На семнадцатом уровне, чтобы
пройти, тебе нужно было расстрелять мальчика, привязанного к двери
туннеля. Ты сделал это?
Конечно сделал… Его невозможно было отвязать.
— Это была лишь программа, Дик. Рисунок и звуковой файл. Она мешала
пройти к живому человеку.
— А сколько людей ты расстрелял в первый день, зарабатывая репутацию?
— кричит Анатоль. — И не говори о честном поединке! Ты думер старой школы,
ты дайвер! Все герои «Лабиринта» не имеют и половины твоих возможностей в
поединке! Ты можешь выскочить из глубины и не чувствовать боли! Стрелять
как в тире! Пройти по проволоке, как канатоходец!
Он замолкает, хмурится.
— «Аль-Кабар» — твоя работа?
Киваю.
— Красиво… — Анатоль остывает так же быстро, как и заводится. — В
общем так, Леонид. Мы тебе мешать не будем. Пробуй. Но на нас не
отвязывайся! Мы свою работу делаем.
— И сейчас наша очередь, — добавляет Дик. — Приходи через шесть
часов. Если за этот срок мы не вытащим парня, то снова будет твоя очередь.
Я не спорю. Они хозяева, я гость.
Поднимаюсь, иду к компьютеру у стены.
— Эй, Леонид! — кричит вслед Анатоль. — Знаешь, почему ты не мог
убить эскорт-гвардейцев сразу?
Качаю головой.
— Программы тоже умеют жульничать. Куда бы ты ни стрелял, правильным
выстрелом будет последний.
Что ж, спасибо за информацию… Касаюсь клавиатуры, записываюсь.
— Через шесть часов, — говорит вслед Дик. — Не раньше!

110

На этот раз народа в колонном зале меньше. И все же человек десять
стоит, потягивая пиво и явно дожидаясь меня.
Иду мимо.
— Стрелок!
Оборачиваюсь. Двое незнакомых ребят и длинноволосая девчонка идут ко
мне.
— Я — Стрелок, — соглашаюсь я.
— Кто ты? — спрашивает сутулый очкарик. Многие берут такие
невоинственные внешности, усыпляя бдительность соперников.
Разборок со стрельбой, похоже, не будет. Ну и хорошо. Вчера все
кипели, но за сутки головы поостыли.
— Это неважно.
— Стрелок, чего ты добиваешься? — вступает в разговор девушка. — Ты
просто играешь?
— Нет.
— Тогда что тебе нужно? Тебя весь день видели на тридцать третьем
уровне. Ты что, застрял?
— Нет.
Делегация топчется на месте, потом парень в очках поднимает руки.
— Мир, Стрелок?
— Мир, — недоуменно отвечаю я.
— Ребята боятся идти сквозь тридцать третий, — поясняет он. — На
тридцать втором полсотни человек скопилось. Стрелок, если ты не будешь
вести отстрел игроков, то тебя тоже не тронут. А иначе — объявляется
большая охота. И не только в Сумеречном Городе.
— Хорошо, — соглашаюсь я. — Только одно условие… на самом начале
уровня сидит паренек с пистолетом. Его тоже не трогать.
Очкарик и девушка переглядываются.
— По рукам, Стрелок.
Мы жмем друг другу руки.
— Пошли в «BFG»? — предлагает девушка.
Договора положено скреплять пивом. А у меня шесть свободных часов. Я
киваю. Остаток делегации подтягивается к нам, и мы тесной группой
выползаем из колонного зала. Оглядываюсь — Алекса среди моих спутников
нет, или он прячется в другом теле.
— Ребята, если кто-то нарушит уговор и нападет на меня…
— Это будут его и твои проблемы, — подтверждает очкарик.
— Прекрасно.
— Стрелок, ты думер? — спрашивает девчонка.
— Да.
— Небось еще на «тройках» играл?
— На «двойках».
— В «Doom»? — иронически спрашивает очкарик.
— Нет, конечно. В «Волчье логово».
Народ одобрительно шумит. Про самую примитивную из трехмерных игр
большинство только слышало.
— Между прочим, — говорит девчонка, — я недавно с пареньком
познакомилась, он на «тройке» в Диптаун влез.
— Что? — очкарик поражен.
— Что слышал. Без шлема и костюма, всухую. Говорил, что он сержант
срочной службы. Сидит где-то в тундре на станции космической связи. У них
там оборудование, хоть в музей сдавай. Но выход на «Интернет» есть, через
какую-то военную локалку. Он на «386DX-40» загнал дип-программу, влез
через какой-то гейт в Диптаун и пошел по городу шататься. Я его по походке
заметила, дерганая такая, сразу видно — модем паршивый.
— Гонит, — качает головой очкарик. — На «тройке» в виртуальность не
войдешь.
— Почему? Если с «сопром», то вполне! — возражает кто-то.
Начинается долгий спор, можно ли войти в виртуальность на «ИБМ-386»,

и поможет ли в этом процессе математический сопроцессор — «сопр». Я не
вмешиваюсь, слушаю, хоть и знаю ответ.
Можно.
Я сам с «тройки» начинал. Тоже без шлема и костюма, как
гипотетический солдатик, выбравшийся в самую необычную из всех самоволок
истории.
Но такой информацией не разбрасываются.
За разговором мы подходим к «BFG-9000». Это мрачноватое здание,
выдержанное в стиле «Лабиринта», или, точнее, его предтечи — игры «Doom».
У тяжелых железных дверей стоят два монстра в ливреях, и я машинально
дергаю плечом, пытаясь сбросить в руки несуществующую уже винтовку. Самое
смешное, что мой жест повторяют еще несколько человек.
Игры в «Лабиринте» даром не проходят.
Расталкивая монстров-швейцаров, вваливаемся в ресторанчик. Интерьер
знаком до боли — это последний уровень игры «Doom-2». Огромный зал,
половина залита мерцающей зеленой жидкостью, половина представляет из себя
каменную террасу, на которой и расставлены столики. На стене над зеленкой
— морда чудовищного демона, изо лба которого периодически вылетают
вращающиеся кубики. Над террасой кубики лопаются, из них вылупляется
какой-нибудь монстр и несколько секунд бродит между столиками, прежде чем
исчезнуть. На них внимания не обращают, в отличие от игры здесь они
бесплотны и безопасны.
— Простые были уровни, — бросает какой-то парнишка из нашей группы. Я
молчу. Его бы на этот уровень, даже без всякой виртуальности. Посмотрел бы
я на подвиги юного поколения. Единицам удавалась пройти последний уровень
честно, не вводя в игру код бессмертия.
Мы садимся рядом с зеленкой, сдвигая несколько столиков. Приближается
официант — тоже монстр, летающий алый шар с выпученными глазами.
— Пива! — требует очкарик. — Фирменного, всем! Я плачу.
Монстр раскрывает рот, и я машинально уклоняюсь. Но из пасти вылетают
не огнедышащие черепа, как в игре, а запотевшие кружки с пивом.
Двое идиотов смеются надо мной. Остальные понимающе переглядываются.
Чем простой человек отличается от думера? Думер за угол не заходит, а
вначале заглядывает.
Думер думера видит издалека. У старых игроков моя реакция удивления
не вызывает.
Сдвигаем кружки.
— За перемирие! — провозглашает очкарик. — Между Стрелком — и всеми
нами!
Пиво густое, темное, не «Гиннес», но что-то похожее. И очень крепкое.
Интересно, каким чудом владельцы ресторана ухитрились придать
несуществующему пиву такой вид, что оно воспринимается как крепкое?
— Дамир, — представляется очкарик.
— Стрелок.
Дамир кивает, смиряясь с тем, что я не сниму маску. Почему-то мне
кажется, что его внешность — прямая противоположность реальному облику.
Он, наверное, высокий и крепкий.
Обычное дело — маскировка наоборот. Я читал пару психологических
исследований глубины, где сообщалось, что данный метод используется в двух
третях случаев.
— Почему ты раньше не появлялся в «Лабиринте»? — интересуется Дамир.
— Неинтересно, — признаюсь я.
Дамир воспринимает мою фразу спокойно, а молодняк начинает хмуриться.
— Ты не был на московском турнире думеров в девяносто седьмом? —
интересуется Дамир.
— Нет.
— Все равно, мне твоя манера знакома, — решает Дамир.
Сидим, пьем пиво. Честно говоря, я очень рад, что постоянные игроки
«Лабиринта» пошли на перемирие. Если бы на меня навалилась настоящая
толпа, все способности дайвера не спасли бы.
Между тем зал оживляется. Откуда-то появляется парень с гитарой,
смуглый, длинноволосый. Смущенно улыбается, машет рукой, ступает на
зеленку. Жидкость шипит под его ногами. Парень проходит в центр зеленой
зоны, садится на стул, стоящий на маленьком бетонном пятачке, начинает
неторопливо настраивать гитару. Я тоже машу ему рукой, хоть он никак не
узнает меня в облике Стрелка. Это личность в глубине легендарная, один из
хакеров старой школы, к тому же — бард. Давно мы не пересекались. Обычно
он выступает в «Трех поросятах», в которых, по слухам, даже имеет
маленький пай. К «Лабиринту» он вообще равнодушен, и то, что его занесло
сюда — редкая удача. Парень смахивает волосы со лба и начинает петь:

Промозгло, сыро, какая прелесть,
Какая слякоть, какой туман!
А я улыбаюсь чему бог невесть,
Я, как и город, туманом пьян…

Девчонка похлопывает рукой по столу, отбивая такт, пиво льется рекой.
Я знакомлюсь со всей компанией, на всякий случай заставляя Вику запомнить
лица и имена. Под шумок один из парней долго жмет мне руку и лепит на
плечо простенький маркер. Делаю вид, что не замечаю. В порыве чувств
обнимаю паренька в ответ, и перекидываю маркер на него.
Пускай поотслеживает, ламер.

Бреду в тумане как в океане,
Я, может, лодка, а может, кит.
А может, просто нечто с глазами
В деревьях-водорослях скользит…

Веселье в полном разгаре. Все довольны, включая хитроумного ламера.

Я звуков не знаю, я их не помню,
Слова забыты, к чему слова.
Я этим туманом себя наполню
Если вместит моя голова…

Я уже наполнен хмельным туманом. Встаю, улыбаюсь игрокам.
— Мне пора.
Никто не спрашивает, почему, никто не уговаривает остаться.
Пребывание в глубине — развлечение платное. Пробираюсь между столиками,
над головой шипят иллюзорные кубики, раскрываясь, выплевывая монстров.
Делаю усилие, чтобы не уворачиваться.
У меня есть еще часов пять. Сейчас дайверы «Лабиринта» возятся с
Неудачником. Но почему-то я уверен, что у них ничего не выйдет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *