ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Черт.
В настоящих зеркальных лабиринтах, которые так любят показывать в
дешевых фантастических киносказках, все совсем не так. Реальность и
иллюзию не спутаешь, как бы ни старались режиссеры.
Здесь различия нет.
Я подумываю, не выйти ли мне из глубины. Впрочем, толку от этого не
будет. Подробная иллюзия сменится схематичной, вот и все.
— Неудачник, осторожно! — предупреждаю я, машинально называя его
придуманным Гильермо прозвищем. Неудачник не протестует.
Мы блуждаем по зеркальному лабиринту минут двадцать, и, наконец,
выходим в большой зал.
Тоже зеркальный. Тринадцатигранная призма.
Вдоль граней-стен стоят компьютеры. Выход!
А под потолком — балкончики, на которых парами стоят монстры. Таких я
еще не видел — огромные выпуклые глаза, длинные руки, цепко сжимающие
винтовки, чешуйчатое тело. В остальном — вполне человекообразные.
— Назад! — кричу я. И Неудачник вроде бы дергается, стремясь
отпрыгнуть назад, в зеркальный проход. Но тут монстры начинают палить.
Пули буравят зеркальный пол, острые иглы вонзаются в мое тело. Я палю
наугад — в один из балкончиков, понимая, что лишь один из них настоящий, а
все остальные — отражения.
Огненный смерч, зеркальный зал заволакивает дымом.
Гремят выстрелы. Меня ранят в правую руку, я дергаюсь от боли,
перебрасываю тяжеленную трубу гранатомета на левое плечо. Нет даже времени
на выход из виртуальности.
И Неудачник бросается обратно.
Мы стоим плечо к плечу, стреляя в проклятые зеркала, и те разлетаются
с насмешливым звоном. Меня ранят еще раз, я кричу, но продолжаю стрелять.
Последняя граната тоже не находит цели, я кидаю гранатомет вверх, в
один из трех уцелевших балкончиков, попадаю — стекло!.. сдергиваю
плазмоган и делаю непростой выбор между двумя последними целями.
Неправильный выбор.
Синяя огненная плеть хлещет в мутнеющее зеркало.
Энергоячейка пуста.
Один из монстров мертв, то ли его зацепило разрядом, то ли изрезало
осколками зеркал. Но второй продолжает стрелять. Его винтовка нацелена в
меня, он нажимает на спуск.
Неудачник заслоняет меня собой.
В него входит целая очередь, и он оседает. Монстр перезаряжает
винтовку, ловко, сноровисто… а я стою, оцепенев, не в силах осознать
случившееся.
Да и нечем мне ответить, нечем стрелять.
Выстрел бьет над самым плечом, оглушая. Огненный шар полыхает на
балкончике, сжигая дотла монстра, выплескивая цепкие плети разрядов во все
стороны — пытаясь найти еще какую-нибудь цель.
«BFG-9000».
Оружие, которое я так и не смог раздобыть в своем торопливом беге по
уровням.
Я даже не смотрю, кто стрелял. Наклоняюсь к Неудачнику.
Его лицо — кровавая маска, грудь разворочена пулями, но он еще жив —
пять прощальных секунд, дарованных игрой…
— Отражение… — шепчет он.
Я стираю ладонью кровь с его лица, поднимаюсь.
За мной стоит рослый мужчина в полном броневом костюме, увешанный
оружием, как новогодняя елка игрушками. Лицо сухо и спокойно, дыхательный
фильтр стянут на подбородок.
— Трудно убивать эскорт-гвардейцев Принца Пришельцев, — говорит он.
Голос тих, но под сдержанностью чувствуются кипящие эмоции.
— Ты дайвер… — шепчу я.
— Ты тоже.
На человека, который следил за нами, гигант в броне не похож.
— Анатоль?
Он кивает, и я вспоминаю о правилах вежливости из кодекса дайверов.
— Леонид, — представляюсь я.
Дайвер «Лабиринта» кивает, закидывает громоздкий «BFG-9000» на плечо.
Наверное, мы встречались на какой-то сходке. Просто он был в другом теле —
впрочем, как и я. Анатоль подходит к телу Неудачника, смотрит ему в лицо,
кивает.
— Как всегда.
Он легонько пинает его ногой, словно убеждаясь, что Неудачник и
впрямь мертв.
И тогда я бью его по лицу. Бью так сильно, что Анатоль отлетает к
стене.

101

Нас разнимает Дик, второй дайвер «Лабиринта», тот, кого Неудачник
назвал хорошим человеком.
Мы деремся минут пять, не стремясь убить друг друга, просто вымещая
ярость и ненависть. Дик просовывает между нашими сплетенными телами ствол
своего «BFG-9000» и негромко сообщает:
— Еще три удара — и я стреляю.
Анатоль скашивает на него глаза, отлипает и коротко бьет меня под
ребра. Я перевожу дыхание и пинаю его в пах. Теперь очередь Анатоля
корчиться от боли.
Дик невозмутимо ждет третьего удара. Но мы стоим по стойке смирно.
— Хорошо, — решает Дик, опуская оружие. Он говорит по русски, очень
чисто и почти без акцента. — Д-дайверы… вашу мать.
— Этот придурочный ламер… — шипит Анатоль. — Этот козел…
— Остынь, — советует Дик. — Он хорошо шел, я смотрел. Не всегда
честно, но всегда хорошо.
Дик невысокий, худой, гибкий. Но в этой паре он главный. Анатоль
замолкает, начинает стирать кровь с лица.
Я предаюсь тому же занятию.
— Ты хорошо играл, — говорит Дик. — Но все непросто.

— Это я понял, — отводя взгляд от тела Неудачника соглашаюсь я. — Что
происходит?
— Объясни, Ан, — бросает Дик и садится на закопченное, битое зеркало
пола.
Анатоль морщится, словно ему велели съесть пригоршню пиявок. Но
подчиняется.
— Ты что, чудик, думал, мы здесь дурака валяем? — спрашивает он.
— Тебе виднее, — огрызаюсь я.
— Мы его каждый час водим! — вопит Анатоль. — Я семь раз его вел! Дик
— восемь! Понимаешь, дубина? Мы тут каждый угол знаем! Нюхом чуем, когда
что меняется! Понимаешь?
Я начинаю понимать.
— Гильермо тебе сказал, что мы пытаемся вытащить парня? — скучным
голосом спрашивает Дик.
— Да… — я хлюпаю разбитым носом.
— Прекрасно! — оживляется Дик. — Так какого… — он глотает
ругательство и устало машет рукой.
— Кто он тебе? — набычившись спрашивает Анатоль.
— Кто?
— Неудачник! — вопит Анатоль. Явно собирается пнуть тело в
иллюстрацию своих слов, но вовремя останавливается. — Сват, брат? Кто он?
Ты что, без бабок сидишь, что нашу работу взялся делать?
— Видно, как вы ее делаете!
— Анатоль верно спросил, — замечает Дик. — Кто он тебе?
— Никто.
— Парень, если ты знаешь его адрес, то лучше вытаскивать Неудачника
ручками.
— Я не знаю его адреса, — говорю я. — Можешь поверить? Это просто
клиент. Мне поручили его спасти.
— Кто?
— Тоже не знаю. У заказчика не было лица.
Я слежу за их реакцией, но ее нет. Мою фразу о Человеке Без Лица они
восприняли как красивость речи.
— Час от часу не лучше, — говорит Дик.
— Легче, — автоматически поправляет его Анатоль. — Час от часу не
легче.
— Спасибо, — Дик косится на меня. — Парень, как тебя зовут?
— Леонид. Леня.
Дик кивает.
— Ты меня знаешь под именем Крейзи Тоссер.
Я хлопаю глазами. Крейзи Тоссер — один из старейших и уважаемых
дайверов. Пожилой веселый толстяк… в таком облике он является на сходки.
Вот где Крейзи зарабатывает себе на пропитание…
— Ребята, я не собираюсь отбивать у вас хлеб, — говорю я. — У меня
конкретный заказ — спасти Неудачника. Я не мог отказаться.
Оба дайвера разом смягчаются. Похоже, вчерашний шум и мое
стремительное путешествие сквозь уровни «Лабиринта» нагнало на них
какие-то конкретные опасения.
— Ты думер, верно? — спрашивает Анатоль. — Еще из старых…
— Да.
— Ну… ты нормально шел… — отворачиваясь говорит Анатоль. — Я
слышал рассказы. Даже если половина — гонево, все равно…
— Спасибо, — бросаю я. Доброе слово, оно и чайнику приятно.
— Неудачника невозможно спасти, — говорит Дик.
— Что? — теряюсь я.
— Невозможно.
— Дик у нас фаталист, — усмехается Анатоль. — Ладно. Садись, я
объясню.
Мы усаживаемся вокруг тела Неудачника, и Анатоль начинает рассказ. Я
слушаю, отстраняясь от деталей и запоминая основные факты.
Неудачник не говорит своего имени и адреса.
Неудачник — великолепный стрелок… и будь он чуть удачливее, то
прошел бы «Лабиринт» за сутки, сорвав все призы.
Неудачник никогда не стреляет в игроков.
— Что? — переспрашиваю я.
— То. Он не стреляет в игроков. Монстров бьет влет, — бурчит Анатоль.
— Смотреть завидно. А в людей ни разу не выстрелил. Когда я его тащил во
второй раз, то на этом и прокололся. Был уверен, что он поможет…
— Он «плывет»… — говорю я. — Считает происходящее реальностью…
нет! Нет, он же сам мне сказал, что вокруг виртуальность!
— Ага, — соглашается Анатоль. — Ориентировку он не потерял. Но с
человеколюбием у него заскок.
— Верующий? — предполагаю я. — Пацифист?
Анатоль лишь пожимает плечами.
— Значит — его каждый раз убивали игроки?
— Его убивала судьба, — вступает в разговор Дик. — Его убивали
игроки, монстры, обвалившийся потолок, рикошет, он тонул в расплавленном
асфальте и падал с высоты. Пятнадцать смертей, все разные.
— Так не бывает, — замечаю я. — Разве что он сам этого добивается.
— Если он самоубийца, то очень-очень хитрый, — не соглашается Дик. —
Все выглядит случайностью. Только их слишком много, случайностей.
— Дик считает, что это его карма, — говорит Анатоль. — Чем-то он
заслужил такую участь. И что бы мы ни делали, вытащить его невозможно.
— Крейзи, это чушь, — говорю я. Дик лишь улыбается. — Ребята, неужели
нет способов отключить игрока принудительно? Не зная его адреса?
Дайверы «Лабиринта» переглядываются.
— Не темните, — прошу я. — Дело серьезное.
— Способ был, — признает Дик. — Анатоль его попробовал.
Смотрю на Анатоля, ожидая разъяснений.
— Тринадцатикратная смерть, — неохотно говорит тот. — Если игрок
гибнет тринадцать раз подряд с интервалом менее пяти минут, то программа
его вышвыривает без объяснения причин. Это барьер для абсолютных бездарей.
Я еще не понимаю.
— Сегодня утром я попробовал этот способ, — говорит Анатоль. — Не
стал тащить Неудачника через уровень, а просто стал у начала, и принялся
его убивать. Тринадцать раз подряд. Потом еще два раза, решил, что в счете
сбился. И — ничего!
— Стоп! — кричит Дик, вскакивая. — Леонид, еще шаг и я убью тебя. Это
игра! Понимаешь?
Отступаю от Анатоля. Дик прав, нельзя мерить происходящее в
«Лабиринте» мерками реального мира или даже Диптауна. Это глубина в
глубине.
— Как он себя вел? — спрашиваю я.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *