ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

стоит — не шелохнется. Человек или нет? Интересоваться глупо, тем более,
что хорошо сделанную программу отличишь от человека не сразу. Прохожу мимо
охранника, оказываюсь в небольшом зале. Сквозь окна бьет яркий солнечный
свет. Вдоль стен — журнальные столики, мягкие кресла. Посередине зала —
стол посолиднее, за ним сидит улыбающаяся девушка. Секретарша, и, похоже,
живая.
— Здравствуйте, — говорю я.
Лицо секретарши чуть меняется.
— Добрый день, — говорит она. Голос мягкий, приятный. Похоже, меня
переключили на русскую сотрудницу фирмы.
— Мне нужно встретиться с руководством, — начинаю без церемоний.
— Конкретнее, если можно.
Девушка — сама любезность. Но пробиться сквозь этот заслон не проще,
чем через монстра у моста в «Аль-Кабар».
— У меня конфиденциальная информация для руководства «Лабиринта».
— И все же я прошу вас кратко изложить цель визита.
Что ж…
— Я хотел бы сообщить господину Гильермо Агирре, что осведомлен о
маленькой проблеме, возникшей на днях, и о том, что сотрудничающие с вами
дайверы не смогли ее решить. Я намерен предложить свои услуги в разрешении
возникшей проблемы.
Секретарша кивает.
— Минуточку.
Она неторопливо встает и выходит в одну из внутренних дверей. Я
терпеливо жду. Все очень мило и патриархально. Никаких компьютеров,
никаких монстров. Не офис самого мрачного и дорогостоящего аттракциона в
истории человечества, а мелкая контора по торговле туалетной бумагой…
Девушка отсутствует долго. Мне надоедает стоять, я присаживаюсь в
одно из кресел, листаю разбросанные на журнальном столике газеты. Тихо и
мирно. Кроме меня — никаких посетителей, хотя, на самом деле, они
наверняка есть. Просто мы не видим друг друга, а общаются они с другими
сотрудницами фирмы.
— Господин…
— Стрелок, — говорю я, вставая. — Зовите меня Стрелок.
Девушка кивает.
— Господин Гильермо Агирре примет вас.
В ее голосе легкое любопытство. Похоже, она не подозревала о том, что
в «Лабиринте» существуют какие-то проблемы.
Вхожу в указанную дверь и замираю.
Это красиво.
Помещение неправильной треугольной формы, одна стена полностью
прозрачная, из нее с большой высоты виден залитый красным закатным светом
город. Не Диптаун… скорее — Сумеречный Город. Стол начальника службы
безопасности «Лабиринта», господина Гильермо, подковообразный. На нем три
компьютерных монитора, клавиатура и больше ничего. Сам господин Гильермо
уже поднимается навстречу. Пожилой, сухощавый, очень загорелый, в шортах и
футболке.
— Здравствуйте, — он первый протягивает руку. — Значит, вы — Стрелок,
да? Зовите меня просто Вилли.
Вилли, так Вилли.
Жму руку.
— Вы сказали такие интересные вещи… да? Про проблемы, дайверов,
помощь… — Вилли смеется и машет руками. — Бах! Бах! Такая помощь?
Интересная программа-переводчик. Сильный акцент, слова-паразиты,
словно Гильермо говорит по русски самостоятельно. Сразу какое-то иное
отношение к человеку…
— Давайте будем откровенными? — предлагаю я. Вилли-Гильермо морщит
лоб и кивает. — Я — дайвер.
— Да? — вежливо интересуется Вилли. — А что это такое?
Улыбаюсь в ответ. Говорю:
— Наверное, ваши украинский и канадский сотрудники могут более быстро
это объяснить. Я имею в виду дайверов, работающих с вами на постоянном
контракте.
Вилли смотрит на меня, и молчит. Долго. Потом кивает:
— Я полагал, что Анатоль — русский. Он украинец?
Да. Человек без лица осведомлен лучше, чем начальник службы
безопасности «Лабиринта».
— Это уже детали, — говорю я.
— Садитесь, Стрелок… — Вилли придвигает мне кресло, сам отходит к
окну. Смотрит на залитый кровавым заревом город. — Значит, вы дайвер?
Киваю.
— Это крайне интересно. Это необычно! — Вилли поднимает указательный
палец. — Все ищут дайверов, у всех есть просьбы, бизнес, вопросы… вы
пришли к нам сами.
Молчу.
Вилли оборачивается.
— У вас красивый костюм, Стрелок, — говорит он. — К нему хорошо…
кепи! Такой маленький серый кепи!
Понятно. Незатейливый тест.
— Вика…
Вилли улыбается. Понятно. Тот же фокус, что и примененный человеком
без лица. Я отрезан от своей операционной системы. Давно следовало ожидать
подобных игрушек.
Глубина, глубина, я не твой…
Оказалось, что у меня болит голова. Пиво, однако…
Я снял шлем, потянулся к мышке. Запустил «Биоконструктор», торопливо
выбрал из меню окошечко «Одежда», потом «Головные уборы», отыскал что-то
среднее между беретом и кепи. Залил серо-стальным цветом. И нацепил на
свою фигуру — личность номер семь, Стрелок…
deep
Ввод.
Берет на моей голове. Не знаю, о таком ли говорил господин Агирре. Но
вроде бы он удовлетворен.
— Мы ценим работу дайверов, — произносит Вилли. — Но наши постоянные
сотрудники справляются с ней. Надо время, небольшое. Мы предложим вам
интересное дело. Да?
Качаю головой, берет съезжает набок.

— Господин Гильермо, — почтительно, но твердо отвечаю я. — Речь идет
об одном конкретном вопросе, в котором я хочу помочь «Лабиринту».
Удивленно приподнятые брови.
— На днях в «Лабиринте» случилось странное происшествие…
Умолкаю, жду реакции. Вилли явно задумывается.
— Происшествие? — кивок в сторону окна. — Тут каждый день тысячи
происшествий. Война! Выстрелы! Веселье!
Неужели человек без лица ошибся? Я начинаю чувствовать себя идиотом.
— Ваши дайверы… — начинаю я. — Вчера, например, они справились со
своей работой?
Это единственное, что я знаю. Дайверы «Лабиринта» не оправдали
надежд…
— А! — Вилли кивает. — А! Неудачник!
На всякий случай киваю.
— Это проблема? — Агирре становится серьезным.
— Насколько я знаю — да.
Пауза. Гильермо взвешивает что-то в мозгу.
— Господин Стрелок, что вам известно?
Врать бессмысленно. Передо мной не тот человек, с которым стоит
блефовать.
— Очень немногое. Мне сообщили, что в «Лабиринте» проблема. Что ваши
дайверы не могут ее решить. Меня попросили оказать вам помощь.
Опять пауза. Я анонимен, и посвящать меня в неприятные стороны жизни
компании рискованно. Но у Гильермо явно нюх на неприятности и на то, как
их преодолевать.
— Вы подпишите разовый контракт? — тон его становится быстрым и
деловым.
— Да.
— Полное неразглашение ситуации, — добавляет он. — Со всеми
возможными штрафными санкциями.
— Да…
— Прошу вас, Стрелок, — он указывает на свой стол. Я подхожу,
полагая, что сейчас и состоится подписание документов о сотрудничестве. Но
Вилли указывает на средний монитор. — Это тридцать третий уровень
«Лабиринта», господин Стрелок. «Диснейленд».
Смотрю на экран, и уровень мне очень не нравится. Хотя бы потому, что
во времена, когда я там был, он выглядел совсем по другому.
— Очень, очень плохой уровень, — говорит Вилли. Уточняет: — Тяжелый.
Это — начало. «Русские горки». Это… — он кладет пальцы на клавиатуру, и
изображение смещается, — демон-хвататель. Плохой!
Как будто в воображении создателей «Лабиринта» рождались хорошие
демоны…
— Это он… — еще одно касание клавиш. — Неудачник.
Гильермо молчит, но не ради театральной паузы — ничего необычного на
экране нет. Просто раздумывает.
— Значит, это и есть проблема, Стрелок? Да?

111

Ни один нормальный обитатель Диптауна не может выйти из глубины
самостоятельно. Он просто не увидит свой компьютер, не сумеет ввести
команду на выход или связаться с операционной системой голосом. Только в
виртуальных домах, где стоят нарисованные аналоги настоящих компьютеров,
подсознание милостиво делает поблажку. Из глубины выходят там, где вошли.
В своем придуманном доме, который может быть дворцом или хижиной, но с
«настоящим» компьютером.
Поэтому и существуют таймеры. Они встроены во все программы, от
майкрософтовского «Виндоус-Хоума» до российских «Вирт-Навигатора» и
«Дип-командора». Предельное время нахождения в глубине — сорок восемь
часов. Срок, за который человек не умрет от голода и обезвоживания.
Здравомыслящие пользователи, правда, всегда устанавливают время поменьше.
Пару часов, сутки… Маньяк, ставивший таймер на тридцать шесть часов —
уже исключение. Пробуждение человека, прогулявшего в глубине пару суток —
зрелище… дурнопахнущее.
Конечно, таймер можно взломать и отключить. Или взломать и добавить
пару нулей к сорока восьми часам. Но подобные камикадзе находятся редко, а
конец их будет плачевен.
Например таков, как у Неудачника.
«Лабиринт Смерти» невозможно пройти за один раз. Просто не хватит
сил. В виртуальности сон отступает, но все равно есть границы
выносливости. Поэтому в конце каждого уровня игроки получают доступ к
игровому меню, где есть возможность записать свои координаты и выйти в
обычную глубину. Выйти, чтобы когда-нибудь вернуться.
Но иногда находятся оптимисты, решающие пройти «Лабиринт» за один
раз. Повторить первое, легендарное погружение в виртуальность. Они
взламывают защитный таймер, порой сами, порой пользуясь какой-либо
хакерской программой. Отрезают себе гарантированную дорогу назад. И ныряют
к самому дну.
Обратно их вытаскивают дайверы. Все крупные игровые центры имеют
связь с кем-нибудь из нас. А те, что покрупнее, даже держат анонимных
сотрудников на постоянном контракте. Дешевле платить нам, чем
родственникам погибшего от истощения игрока.
Я смотрел на Неудачника. Тот был одет в обычный маскировочный
комбинезон, шлем-маску, из оружия у него был только пистолет. То ли так и
вышел на тридцать третий уровень, то ли его уже убивали. После гибели в
«Лабиринте» игрок автоматически восстанавливается в начале уровня с
минимумом снаряжения.
— Чушь… — сказал я.
— Что? — заинтересовался Гильермо.
— Давно он там?
— Тридцать девять часов. Мы отслеживаем игроков с момента входа в
систему.
Так. Значит, человек без лица заинтересовался Неудачником почти сразу
после того, как тот оказался в «Лабиринте»? Бдительно следил — и
немедленно начал сбор дайверов.
— Его таймер мог быть поставлен на двое суток.
— Да. Ах, как неаппетитно! — Гильермо вздыхает. — Писать, какать в
комбинезон… фу.
Почему человек без лица забил тревогу?
Ведь ничего страшного пока не произошло. Просто еще один
самоуверенный любитель игр.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *