ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

мало? Настолько, что считать приходится не в процентах, а поголовно…
— Здесь? — спросил водитель.
— Да, спасибо.
Я расплатился, выбрался из машины, пошел к подъезду, чувствуя себя
раздутым, как воздушный шарик. Сейчас надо либо завалиться спать,
смирившись с утренней разбитостью, или нырять в глубину. Она хорошо
снимает похмелье.
На втором этаже подъезда, там у нас почему-то всегда горит лампочка,
сидело человек пять подростков. Перекидывались картишками прямо на полу, о
чем-то вполголоса разговаривали… нет, скорее не разговаривали —
перерыкивались. Двоих я знал, трое казались незнакомыми. Маленькая стая
мелких хищников. Такая с удовольствием загрызет одиночку в темной
подворотне. Но здесь я в безопасности. Возле норы хищники не охотятся.
— Здравствуйте, — буркнул парнишка, который живет надо мной. В точно
такой же однокомнатной, с родителями и старшей сестрой, частенько
приходящей только под утро. Слышимость у нас прекрасная, я в курсе всех их
проблем и скандалов.
— Привет, — сказал я.
— Леня, у вас сигарет не будет?
Я старше его лет на пятнадцать, но подростки держат меня почти за
сверстника. Возможно, потому, что я не женат, а в моем мусоре преобладают
пустые пивные банки.
— Сейчас.
Сам я не курю, но дома всегда валяется пачка-другая сигарет для
заходящих хакеров. У них курение — профессиональная черта.
Паренек терпеливо переминался за дверью, пока я поставил канистру,
включил свет и рылся в шкафу.
— Держи.
Он благодарно кивнул, открывая пачку, я махнул рукой — забирай всю, и
запер дверь. Хищников надо прикармливать. Чуть-чуть. Чтобы не обнаглели,
но даже в затуманенных выпивкой мозгах мелькала мысль, что я «нормальный
мужик».
Я быстро разделся, покидал одежду на кровать, пошел в ванную. Постоял
немного под холодным душем.
Нет, никакого сна. Глубина ждет.
Весь день я старался не думать о человеке без лица и медали
вседозволенности, лежащей на складе. Но теперь, в темноте, когда
виртуальность приближалась все ближе, они не выходили из головы.
Человек и медаль.
Кнут и пряник.
Что такого могло случиться в «Лабиринте», с чем не справились два
дайвера? Профессионалы, работающие хоть и анонимно, но по постоянному
контракту? Знающие «Лабиринт» до последнего закоулка…
Что-то, не имеющее аналогов?
Очень странно.
Я вытерся, бросил полотенце в таз с грязным бельем, вернулся в
комнату, щелкнул тумблером питания компьютера и стал натягивать
комбинезон.
— Добрый вечер, Леня, — сказала Вика.
— Привет, старуха.
Женское лицо на экране улыбается. Нет, наверное, я не прав. Надо
поставить другую реакцию на слово «старуха» — легкая обида, надутые губки,
чуть отведенный взгляд.
— Почта есть?
— Семь писем.
— Читай.
Ничего интересного в почте не было. Приглашения посетить два вновь
открывшихся клуба, прайс-листы какой-то маленькой торговой фирмы, письмо
от Маньяка, отправленное им еще утром…
— Все стереть, — сказал я, усаживаясь за компьютер. Воткнул штекер
комбинезона, надел шлем. — Вика, подключайся к Диптауну… через резервный
канал. Личность номер семь.
Этим входом я не пользовался уже месяца три. Так же как «личностью» —
стального цвета костюм, черная рубашка, шейный платок, высокие кожаные
ботинки, гибкое худощавое тело, смуглое узкое лицо, волосы до плеч, низкий
и сильный голос.
— Резервный канал, седьмая личность, — подтвердила Вика.
Радуга перед глазами, фейерверк, жадное полыхание огненной волны.
Глубина.
Я сижу в крошечной комнатке. Кровать, стол с компьютером — не моим, а
каким-то совершенно абстрактным, дверь. Гостиница «Начало пути». Здесь по
дешевке арендуют номера те жители Диптауна, которые бывают в глубине
нечасто.
— Все в порядке, Леня?
— Да.
Открываю дверь, выхожу. Длинный коридор, усеянный дверями. У одной
двери стоит Сильвестр Сталлоне и с восхищением разглядывает свои руки.
— Привет, Слай, — бросаю я, проходя мимо. Почти наверняка парень
русский, и уж совершенно точно — новичок.
— Похож? — с надеждой спрашивает парень.
— Да… — я останавливаюсь. Пиво настраивает меня на благожелательный
лад. — Первый раз в глубине?
— Где?.. да, первый.
— Надевать внешность известных людей — это дурной тон. И признак
новичка. Постарайся сконструировать свою собственную личность… возьми,
например, «Биоконструктор», и повозись немного.
— «Биоконструктор»? — смущенно спрашивает парень.
— Да. Простая программа, с русским интерфейсом. Валяется на всех
серверах в разделе для новичков.
— Спасибо… — «Сталлоне» бредет следом. Я замечаю, что он начал
сутулиться, словно стесняясь своей внешности. Хороший признак.
Мы вместе входим в лифт, спускаемся на первый этаж. Холл довольно
просторный, в нем дежурят четверо портье и двое охранников.
— Подойди к кому-нибудь, — советую я, — и попроси проконсультировать.
— Куда пойти для начала, как себя вести…
— Неудобно…
— Неудобно быть дураком. Эти ребята здесь для того и сидят. На улицах

спрашивай совета у людей с нашивкой на рукаве в виде раскрытой ладони, это
помощники-добровольцы. Или у полиции. Ты поставил таймер?
— Да, конечно! На два часа!
— Ну и прекрасно. Потрать четверть часа на беседу с портье.
Сэкономишь куда больше. Счастливого плавания.
— Счастливого плавания! — восхищенно говорит мне вслед новичок.
Приятно быть старожилом.
Подмигнув портье, и кивнув на «Сталлоне» — а то еще постесняется сам
подойти, я выхожу из гостиницы. Поднимаю руку, мгновенно останавливается
такси. Это не реальность…
— Компания «Дип-проводник» рада приветствовать вас, Стрелок! —
говорит водитель.
— В «Лабиринт Смерти», — говорю я. — К административному корпусу.

101

Есть игры. И есть Игры.
Разница в долголетии.
Компьютерная индустрия выпускает до тысячи игр ежегодно. Как
рассчитанных на глубину, так и простых, для обычных пользователей.
Обычно игра активно живет с полгода. Расходится законными и
незаконными каналами, обсуждается. В ней вылавливаются все заложенные
создателями и случайные хитрости. Потом она умирает… сохраняясь у
сотни-другой фанатов.
Бывают исключения — и тогда игра живет годами. Появляются новые, куда
более совершенные и красивые игры, но и старая сохраняет толпы
приверженцев.
И есть три исключения, не умирающие еще с довиртуальной эры. «Doom»,
«C&C» и «Mortal Combat». Конечно, они менялись — десятки раз. Но это была
скорее косметика, чем кардинальные перемены.
«C&C» — это стратегическая игра. Ее виртуальное пространство
представляет из себя всю планету. На этом безропотном полигоне
несостоявшиеся Наполеоны и Жуковы ведут бесконечные войны за мировое
господство, управляя в несуществующих штабах выдуманными армиями. Там
гремят танковые гусеницы и взмывают в небо ракеты. Разрабатываются новые,
чудовищные вооружения, атомными взрывами выжигаются дотла мировые столицы.
В этой игре не надо быть ловким или метким, здесь важно стратегическое
мышление. Говорят, что за ней очень внимательно приглядывают военные… и
порой удачливые игроки получают предложения поступить на действительную
военную службу. Кого-то это отпугивает, но многих, наоборот, привлекает. Я
немного играл в этих «солдатиков для взрослых». Игра, на мой взгляд,
безобидная и спокойная. Расхаживаешь с чашкой кофе в красивом мундире по
штабу, заполненному вышколенными адъютантами, и говоришь: «А не сбросить
ли нам термоядерную бомбу на Лос-Анджелес?»
В последний год игра чуть изменилась, теперь ее надо начинать
лейтенантом, командуя маленьким взводом в тактических схватках, подчиняясь
чужим приказам, и постепенно подниматься до главнокомандующего своей
страны. Появились возможности военных переворотов, предательства,
партизанской войны «против всех»… Не знаю, наверное, игра стала
интереснее. Но я любил прежние правила.
«Mortal Combat» — еще проще и незатейливее. Это мордобой в
виртуальном пространстве. Можно надеть одну из сотен готовых личин, или
придумать свою — и принять участие в многодневном турнире за право
сразиться с главным злодеем, мечтающим поработить всю Землю. Вот эта игра
полезна до чрезвычайности. Нигде так не выпустишь лишний пар и нездоровые
эмоции, как на мрачных аренах «Mortal Combat», колотя противника пяткой по
лбу или обрушивая на него магические заклинания. Хорошая игра. Я туда
захожу раз-другой в месяц, но некоторые не вылезают из поединков. Говорят,
что если особенно не злоупотреблять магией — которая, увы, в реальности
недоступна — то можно неплохо научиться драться. Но я в этом сомневаюсь.
Все-таки одно дело «удар», который ты почувствовал при помощи виртуального
костюма, и подлинная арматурина, которой тебя огреют на улице.
И, конечно, есть еще «Doom». Та самая игра, с попадания в которую
началась виртуальная эра.
Ее основное поле называется незатейливо — «Лабиринт Смерти». Это
действительно лабиринт — пятьдесят уровней, часть из них расположена в
зданиях и подземельях, часть — на улицах Сумеречного Города, этакого
условного мегаполиса, который был захвачен инопланетной цивилизацией.
Глубина в глубине, пространство в пространстве. Со своими законами и
правилами.
Игра начинается с первого уровня — полуразрушенного вокзала, куда
игрок прибывает на дрезине, с одним-единственным пистолетом в качестве
оружия. Вокзал заполнен монстрами — бывшими жителями Сумеречного Города и
другими игроками. Кто из них опаснее, сказать трудно — монстры лучше
вооружены, игроки, разумеется, умнее, чем машины. На вокзале можно найти
оружие, защитное снаряжение, аптечки, пищу. Выбравшись из вокзала,
попадаешь на второй уровень — автостраду, где полно брошенных машин… ну,
и, разумеется, монстров и игроков. Для победы надо дойти до пятидесятого
уровня — древнего собора в центре города — и уничтожить предводителя
пришельцев. Это сложно. Я когда-то доходил. Но с тех пор «Лабиринт»
менялся раз десять — появлялись новые здания, вооружения, монстры. И,
конечно, новые игроки, игровые наркоманы, уже не мыслящие жизни без
перестрелок на улицах Сумеречного Города.
Это интересная игра. Прежде всего потому, что требует постоянного
общения с другими людьми. Не «боя насмерть», как в «Mortal Combat», не
обмена дипломатическими посланиями и угрозами, как в «C&C», а именно
общения. Заключения союзов, уговоров, каких-то мелких житейских
хитростей…
Вот только что необычного могло случиться в пространстве «Лабиринта»?

110

Административный корпус «Лабиринта Смерти» — двухэтажное здание на
окраине Диптауна, облицованное розовым ракушечником. У него мирный и
уютный вид, это скорее жилой дом, чем контора. В таких коттеджах,
наверное, живут американские семьи среднего достатка. Вход в «Лабиринт»
поодаль, и уж он выглядит куда эффектнее. Я стою в саду, разглядываю
охранника перед дверью. Тот в маскировочном комбинезоне, стандартном
обмундировании игроков, и со штуцером в руках. Морда — непроницаемая,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *