ФАНТАСТИКА

ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Лукьяненко: ЛАБИРИНТ ОТРАЖЕНИЙ

— Да… на красный свет пошел…
Я кивнул. Трудное это дело — жить в глубине и быть женатым человеком.
Ну какая, к черту, измена — заглянуть в виртуальный публичный дом?
Там же все — ненастоящее!
И все равно маньяковская супруга обиделась…
Мы сели за стол, Маньяк, порывшись в холодильнике, достал пачку
сосисок, кусок сыра, потом притащил из своей комнаты два огромных глиняных
бокала. Я торжественно налил пиво.
— И впрямь «Гиннес»… — признал Маньяк, рисуя пальцем на густой пене
букву «М». — Это ж надо… — За любовь, Шурка!
— Угу, — мрачно сказал Маньяк. Осушил бокал, крякнул. — Да. Любовь.
Блин, бес попутал! Надо было от хвоста избавиться… парочка ламеров
увязалась… Решил заглянуть в «Земляничную поляну».
— На фига?
— А ты что, не в курсе, какие системы безопасности в виртуальных
борделях? — поразился Маньяк. — Там же постоянно сенаторы, думцы,
бизнесмены… всяческие денежные мешки. Отсекает от преследователей
начисто!
Я покачал головой. Не знал. Стыдно признаться, но в эти заведения я
вообще не заглядывал…
— Ну, решил полчасика переждать, — продолжал рассказывать Маньяк. —
Не будешь же там торчать как дурак, в одиночку! Позвал одну девчонку…
сидели, пиво пили… «Гиннес»! — в припадке откровенности признался он. —
Ну и… как-то само собой… а в самый интересный момент — бац! Плюха по
морде! Девчонка меня целует, а мне больно! Потом внепрограммный выход из
глубины… Галька шлем из порта выдрала.
Он налил себе еще пива. Я сочувственно кивнул. Внепрограммный выход —
это неприятно.
Для не-дайвера.
— Перемелется, — сказал я. — В первый раз, что ли?
— Она сказала — в последний, — мрачно сообщил Маньяк. — Я год в эти
бордели не заглядывал! У меня даже комбинезон — без секс-стимулятора!
— А у меня с ним, — сказал я. — Только я в бордели не заглядываю.
— Ну и зря. Гуляй, пока молодой…
На самом деле Маньяк моложе меня на два года. Но он крутой хакер, а я
простой «чайник». И еще он женат, причем во второй раз.
— Ладно, расслабься. Завтра помиритесь.
— Помиримся, — согласился Маньяк. — Надо будет хоть сегодня
оттянуться…
Мы обменялись понимающими улыбками и отхлебнули пива.
— Купи Гальке женский комбинезон, — предложил я. — Затащи в
глубину… и ноу проблем!
— Еще чего, — буркнул Маньяк с явной опаской. — Ты видел баб, которые
виртуального секса попробовали? У них же психика… другая. Их потом ни
один нормальный мужик не удовлетворяет!
Я кивнул, хоть и не представлял толком женщин, помешанных на
виртуальном сексе. Мужчин — представлял. На этом многие рехнулись, потому
и я не спешил. Одно дело — эксперименты с жаждущими приключений
девчонками, другое — профессионалки из виртуальных публичных домов.
— За здоровье, — предложил я.
Мы выпили, и наполнили бокалы по третьему разу. Канистра
ополовинилась, на душе похорошело.
— За узел пять-ноль-восемьдесят три, двести семь… — сказал Маньяк.
— За старое «Фидо»…
Мы выпили молча и не чокаясь. Как за покойника.
— Все ведь меняется, Шурка, — тихо сказал я. — Была «сеть друзей»,
болтовня обо всем на свете, зависть к «Интернету», ругань в адрес
«Микрософта». А теперь нет ни «Интернета», ни «Фидонета», Только
виртуальность. А для нее «форточки» — самая удобная программа.
— Халтурщики они, — упрямо заявил Маньяк. — Ты что, по-прежнему
«Виндоус-Хоум» юзаешь?
— Да.
— Может, ты и прав, — тоскливо сказал Маньяк. — Приятный голосок,
советы по поводу количества мозгов и качества железа… тьфу. Думать не
надо, води стрелочкой по экрану да на картинки гляди!
— А ты все полуосью балуешься?
— Почему «балуюсь»? — возмутился Маньяк. — Лучшая операционная
система, если не считать «юникса»! Позавчера новую версию поставил, блеск,
а не программа!
— Каждый раз, как к тебе захожу, это слышу, — сказал я. —
«Поставил… новую версию… три дня с ней трахался…» А у меня два года
«Виндоус-Хоум».
— Каждому свое, — признал Маньяк. И, неожиданно, спросил: — Слушай,
Лень, а как ты со своих «форточек» влез в «Аль-Кабар»?
Я отвел глаза.
— По сети слух прошел, два дайвера нагрели «Аль-Кабар», — вкрадчиво
сказал Маньяк.
Я сделал последнюю попытку уйти в сторону.
— Почему двое? Один дайвер… и один помощник.
Маньяк тихо засмеялся.
— Ты меня за ламера не держи, Леня. А то такой приветик по почте
получишь, весь софт заново ставить придется… Дайверы простой народ в
подручные не берут.
Я молчал, глядя на Маньяка.
— Ясно, — сказал он. — Что ж, за удачу. За богатых дураков, и умных
хакеров.
Мы чокнулись.
— Что там было, Ленька?
— Лекарство от насморка.
— Серьезно? Круто…
Мы сжевали по паре сосисок, а я тоскливо подумал, что моя анонимность
дала все-таки брешь. Вчера меня пытались поймать трижды.
Сегодня просто-напросто вычислили.
— Леня, я не знаю ни одного дайвера, — сказал Маньяк. — И не
собираюсь их ловить. У меня комплексов нет… особенно к друзьям.
— Спасибо, — сказал я.
— Знаешь… только один вопрос.

Вот всегда у хакеров находится один вопрос. Они думают, что можно
спросить что-то такое, после чего все тайны дайверов станут понятны.
— Ну?
— Когда дайвер решает выйти из виртуальности — что он делает? Просто
думает: хочу, мол, оказаться в реальном мире? Или как?
— Я слышал, что один дайвер… — я отвел глаза, — при этом бормочет
глупую фразу.
— Какую?
— Глубина-глубина, я не твой.
— И все?
— Иногда он еще добавляет: «Отпусти меня, глубина».
— И все? — уныло спросил Маньяк.
— Да.
— Просто-то как…
Маньяк порылся в карманах, достал пачку «Лаки Страйк», закурил. С
легкой обидой сказал:
— Раньше было просто. Есть хакеры, есть честные чайники, есть ламеры.
Первые — умеют все. Вторые — учатся. Третьи — дураки, над ними и
поиздеваться не грех. Вот ты… как был чайником, так им и остался!
— Да, — согласился я.
— Но вот появилась глубина… казалось — все наши мечты сбываются.
Маньяк горько засмеялся.
— А на деле — фиг! Я, крутой хакер, — с вызовом заявил он, — в
виртуальности один из миллионов! Ну, посмышленее, наверное. Опыт есть
какой-никакой! А все равно… порой такое бывает…
Он замолчал, вертя в руках сосиску. Потом сообщил:
— Я на днях мышь съел.
— Что?!
— Мышь. Компьютерную. Ну, не саму мышь, она твердая… провод
перекусил.
— Зачем? — тупо спросил я.
— Случайно. Был в глубине. Сидели с ребятами в «Радуге», пиво пили с
копченой рыбкой… Ну, у меня рыбка кончилась, взял с тарелки у Макса…
— Макс ведь пива не пьет!
— А он «Фиесту» пил.
— С копченой рыбой?!
— Чтобы не выделяться… — Маньяк вздохнул. — Ну, видно тянуться
далеко было… вот и дернулся в реальности. Когда вышел — смотрю, у мышки
провод перекушен! И, вроде, немножко его не хватает…
— Живот не болит?
— Нет, пока ничего…
Мы наполнили бокалы.
— Или вот, — продолжил Маньяк. — «Лабиринт Смерти» знаешь?
— Да, — я мигом протрезвел.
— Недавно решил развеяться, заглянул сразу на семнадцатый уровень.
Там сейчас такого понаделали! Кошмар, а не игрушка… в общем, я завяз.
— То есть?
— Не смог пройти на следующий уровень. А без этого меню выхода не
появляется.
— И что?
— Сидел полтора суток, — зло сказал Маньяк. — Нас там целая компания
собралась… идиотов. Раз по десять нас пристрелили, потом мы просто
забаррикадировались, сидели в одном подвальчике, песни пели, от монстров
отстреливались… пока у нас таймеры не сработали.
— У тебя непрерывное пребывание в глубине — тридцать шесть часов?
— Теперь — двадцать четыре.
— А что же Галька?
— Да… она у тещи была… Ленька, а у тебя какое ограничение по
времени?
— Я снял запрет, — признался я.
— Понятно… дайвер… — Шурка принужденно засмеялся. — Черт! Никогда
не верил в вас до конца, хоть и подозревал!
— Меня, что ли?
— Конечно. Нафиг чайнику боевые вирусы и противоядия?
Мне немножко грустно. Что-то изменилось в наших отношениях. И слишком
резко. Может быть, со временем это пройдет…
— Шурка, я все равно ни черта не умею — кроме как выходить из
виртуальности. Для меня любая программа — это куча бессмысленных символов
и пусковой файлик.
Маньяк кивнул.
— Понимаю. Но скажи — ты бы поменялся со мной местами? Что интереснее
— творить глубину или повелевать ей?
Я молчу.
— Наливай… — со вздохом сказал Маньяк.

100

У Маньяка я просидел до позднего вечера. «Гиннес» сменился «Балтикой»
номер шесть, а на десерт Шурка откопал банку рождественского
«Кроненбурга». Ни ирландское, ни питерское, ни французское пиво не
подкачали.
В глубине души я был рад, что хоть кому-то открылся. Мои
друзья-хакеры делятся на две группы — одна хранит тайны до первой бутылки
пива, вторая, после этой самой бутылки, ее как бы забывает. Шурка — из
второй.
По крайней мере теперь он будет знать, для чего мне весь
разнообразный вирусный софт, который я правдами и неправдами выманиваю у
него.
Насколько проще было бы, не затягивай глубина так сильно, думал я в
такси по дороге к дому. Насколько правильнее и легче.
Не было бы деления на счастливчиков и неудачников, которое ничем не
сломать. Не было бы этого безумия — великолепных программистов,
неспособных перейти грань между иллюзией и явью, и неумех вроде меня, не
замечающих этого барьера.
Не было бы зависти друг к другу — и вечной охоты.
Но разве я виноват? Я и сам не знаю, почему так происходит, какая
ошибка сознания, а ведь это именно ошибка — мы в меньшинстве, — делает из
человека дайвера. Не пользоваться своей способностью глупо. Предлагать ее
для всеобщего изучения — страшно.
Так уж получилось. Кто-то прыгает на восемь метров в длину, кто-то
пишет стихи, кто-то неподвластен виртуальности. Но почему нас так, так

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *