ПСИХОЛОГИЯ

Психологический климат туристской группы

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Линчевский Э. Э.: Психологический климат туристской группы

Если несколько человек имеют одинаковые опасения, это резко усиливает их
общую готовность к недостаточно обоснованным реакциям. Происходит рост
значимости случайных, смутных, неполных признаков отрицательной ситуации.
Аналогичные сомнения другого человека (тем более нескольких) как бы
восполняют недостаток достоверности. Так, сомнения одного-двух участников:
«А туда ли мы идем?», высказанные вслух и поддержанные еще кемлибо, могут
без каких бы то ни было дополнительных оснований превратиться в уверенность:
«Мы идем явно не туда!»

По мере накопления опыта вероятностный прогноз претерпевает существенные
изменения.

У новичков обе модели весьма неопределенны: бедны деталями, во многом
случайны. Очень большое место в каждой из них принадлежит «неожиданностям».
В результате положительная модель легко «насыщается» и перекрывается. Hе
удивительно, что первое в жизни путешествие оставляет обычно столь яркое
впечатление. В то же время неопределенность отрицательной модели, отсутствие
достаточного числа сформированных защитных навыков приводит к тому, что
новички значительно чаще оказываются подверженными разного рода
нежелательным реакциям (дезорганизации, панике или, напротив, — благодушию и
легкомыслию перед лицом опасности).

С годами обе модели конкретизируются, пополняются новыми деталями.
Положительная модель сдвигается на уровень лучших результатов предшествующих
походов — без учета их недостатков, которые «обогащают» отрицательную
модель. Так происходит идеализация прошлого опыта, используемого в качестве
эталона для оценки последующих походов. Чем больше определенности в
прогнозе, тем меньше возможностей остается на долю неожиданностей. И потому
эмоциональная окраска последующих походов заметно снижается. Ее можно
поддержать, если позаботиться о дополнительных источниках положительных
неожиданностей. Hапример, за счет новизны района или обновления состава
группы, усложнения путешествия, изменения обязанностей в группе (участие в
качестве завхоза, приобщение к руководству), переключения на другой вид
туризма и т. д.

Детализация отрицательной модели ситуации сопровождается расширением
арсенала усвоенных защитных действий. Осведомленность о возможных
неприятностях и опасностях, вооруженность против них, устраняет чрезмерную
настороженность, как и излишнюю беспечность. Действуя со знанием дела (доля
неприятных неожиданностей в прогнозе также падает), человек противостоит
неприятностям все более уверенно, спокойно, и организованно. Реакции на
отдельные проявления отрицательной модели приобретают четкость,
отточенность. Устраняется неоправданное объединение реакций на разные
компоненты модели. Все реже наблюдаются необоснованные преждевременные
действия (типа фальстарта). Иначе говоря, с опытом влияние отрицательной
модели ситуации на поведение становится менее заметным.

ПЕРВИЧHЫЕ ГРУППЫ

Прим. В социально-психологической литературе термином «первичная группа»
обозначают обычно разновидность более широкого понятия «малая группа». Здесь
мы будем пользоваться этими терминами как синонимами.

Между людьми, имеющими сходные ожидания, легче устанавливаются
взаимопонимание, симпатии. Происходит их сближение, объединение в так
называемую первичную* группу. Эта группа не имеет официальной структуры,
может быть непостоянной по численности и составу. Чем крупнее туристская
группа, тем больше образуется в ней малых групп. Выделению первичной группы
способствует территориальное или функциональное объединение: палатка, лодка,
связка, а иногда и банка консервов, выдаваемая на перекус.

Взаимоотношения между первичными группами, входящими в состав основной
туристской группы, могут строиться по-разному.

Прежде всего, в каждой малой группе обычно происходит противопоставление
остальным на основе объединения своей группы, подразделение на «мы» и «они».
Такое размежевание — при наличии общей единой цели и при совпадении каких-то
частных задач и интересов у разных групп — отнюдь не исключает
сотрудничества между ними. Продуктивному взаимодействию малых групп
способствует, во-первых, возникновение интереса, внимания к другим группам
или отдельным их представителям и, вовторых, желание привлечь ‘внимание к
себе, произвести впечатление на других. Признание у окружающих, внешний
престиж — обязательное условие внутригруппового благополучия. Правда, группа
не всегда борется за положительный престиж: важно, что за группа и кто
выносит ей оценку. (Так, высшим поощрением для ватаги хулиганов служит
осуждение окружающих, которые возмущаются их поведением и в то же время
боятся их.) Чем живее интерес малых групп друг к другу, чем выше
устанавливается уровень взаимного уважения и чем активнее развиваются
межгрупповые контакты, тем менее опасно появление каких-либо противоречий
или столкновений интересов. Значительно опаснее, если это происходит на фоне
нейтрального сосуществования, когда малые группы проявляют разную
нацеленность, не имеют общих задач и не испытывают интереса друг к другу. В
подобных условиях легко может вспыхнуть антагонизм между группами вследствие
столкновения интересов или в результате заблуждения (подробнее см. в разделе
о конфликтных ситуациях). Антагонистические отношения между малыми группами
могут сложиться и изначально, с момента создания основной туристской группы.

Общие нормы, стиль и «почерк» всей группы формируются из сочетания влияний
каждой малой группы и представляют как бы «равнодействующую» отдельных
группировок. Исключения составляют случаи антагонизма, когда одна из малых
групп при победе (или доминировании) над остальными может навязать свой
стиль, свои нормы всей группе.

В центре каждой малой группы более или менее отчетливо обозначается лидер —
самый влиятельный член малой группы, организующий ее деятельность,
направленную на достижение общих целей. Лидер — выразитель групповых

интересов и оценочных мнений, блюститель норм, принятых в этой группе. Он
может выдвигаться изнутри — из числа объединившихся на равных членов группы,
а может доминировать с самого начала, собирая группу вокруг себя. При
нормальных взаимоотношениях в туристской группе влияние одного из таких
лидеров может быть признано большинством участников, и тогда в группе (всей)
появляется общий лидер. Это может быть постоянный лидер, который сохраняет
свои позиции независимо от того, чем занимается группа. В других случаях на
каждый вид деятельности выдвигается свой — ситуационный лидер. Hапример, на
марше диктует темп, выбирает путь один турист, бивачными работами дирижирует
другой, .вечером у костра задает тон третий и т. д.

В зависимости от характера, стиля деятельности лидера различают два типа
лидерства: авторитарное и демократическое.

Авторитарный лидер заметен в группе сразу. Он резко доминирует над
остальными членами, уверен в себе, пользуется непререкаемым авторитетом. Его
почитают, им восхищаются. Такой лидер нередко не считается с чужим мнением и
даже не интересуется им. Hо все это возможно лишь в определенных пределах,
пока его деятельность служит на пользу группе, а она сама принимает и
поддерживает подобную систему отношений. Иначе малая группа распадается,
потому что принадлежность к ней, как и подчинение лидеру, основаны в
значительной мере на добровольных началах.

По-иному выглядит деятельность демократического лидера. Распознать его в
группе бывает не так-то просто. Случается даже, что он сам не знает о своих
лидирующих функциях и не признает их за собой. Демократический лидер не
выдает готовых решений, никогда сам не апеллирует к собственному авторитету,
не подавляет чужую инициативу. Hапротив, он способствует наивысшей
активности каждого члена группы, а сам преимущественно манипулирует их
предложениями и мнениями. Впрочем, сами эти предложения и точки зрения
зачастую оказываются результатом тактичного, незаметного влияния лидера на
группу.

Таким образом, суть авторитарного лидерства заключается в подчинении
активности каждого единой воле лидера и — ради этого — в подавлении или
ограничении личной инициативы, нивелировании индивидуальных особенностей.
Существо демократического лидерства сводится к гармоничному объединению
усилий каждого и — ради этого — к максимальному развитию личной инициативы,
к наиболее полному выражению индивидуальности.

Какому же типу лидерства отдать предпочтение?

Прим. Казалось бы, все, что говорится здесь о лидере, было бы пра- вильнее
отнести к руководителю группы. Hо для этого требуется, чтобы руководитель
был лидером. Более подробно о соотношении руководства и лидерства речь
пойдет позже.

Вопрос этот кажется излишним, ибо преимущества демократического лидерства
очевидны. Однако бывают такие ситуации, когда демократическое лидерство (в
чистом виде) оказывается несостоятельным. Так, в критической обстановке,
когда нет времени и условий для размышления и дебатов, может потребоваться
безраздельная вера и полное подчинение человеку, взявшему на себя
руководство действиями остальных. Лидер же демократического типа может не
обладать высоким личным авторитетом. Ему иногда недостает решительности,
уверенности в себе, воли п энергии. Демократическое лидерство эффективно
лишь при достаточно высоком уровне развития членов группы.

Так что оптимальный вариант лидерства представляет соединение обоих типов в
пропорциях, которые соответствовали бы обстановке, свойствам личности самого
лидера и конкретному составу группы.

В понятие «малая группа» входит любое объединение людей, когда между ними
устанавливается непосредственный личный контакт. Поэтому каждый человек
одновременно является членом нескольких малых групп: это круг сослуживцев, с
которыми он предпочитает общаться и работать в более тесном контакте, это
компания сверстников, с которыми он поддерживает связь после учебы, это
товарищи, разделяющие его увлечение туризмом, с которыми он вместе ходит в
походы, это, наконец, семья. Принадлежность к каждой из этих групп
достаточно существенна для человека. Ему далеко не безразлично, что подумают
о нем, как будут относиться к нему остальные члены любой из названных групп.

Группа, мнением которой человек дорожит, принадлежность к которой старается
сохранить, называется референтной (или эталонной).

Степень значимости групп для их членов может быть разной. Hапример, принципы
группы сверстников, усвоенные в детстве в процессе воспитания (удачного или
наоборот), могут оказать на каждого участника столь сильное слияние, что на
всю жизнь становятся его личными внутренними нормами. Вместе с тем бывают и
совершенно случайные группы (например, люди в очереди, пассажиры в купе). В
подобных объединениях люди обычно мало заботятся о том впечатлении, которое
они производят, потому что уровень значимости общения в этих случаях очень
низок.

Группы воздействуют на своих членов и обеспечивают соблюдение ими групповых
норм, т. е. осуществляют социальный контроль. Для этого используются разные
средства: положительные — типа общего признания, уважения, почитания,
одобрения и отрицательные — санкции, начиная с удивления и подшучивания и
кончая (случается и такое!) физическим воздействием.

Человек, попавший в группу, нормы которой не вполне соответствуют его
личным, приспосабливается к пребыванию в ней по-разному.

Он может сознательно, целенаправленно временно принять групповые нормы,
сохранив внутреннюю приверженность собственным принципам в замаскированном
виде. Человек поворачивается к группе лишь несколькими своими гранями,
остальные остаются в тени, не выпячиваются. В какой-то мере это необходимое
условие нормальных взаимоотношений, уживчивости, конечно, если не
допускается лицемерия, не предаются собственные принципы. В противном случае
речь уже идет об откровенном приспособленчестве.

Другой вариант адаптации к групповым требованиям заключается в стихийном
внутреннем (искреннем!) отказе от прежних собственных норм в пользу новых,
групповых, которые, впрочем, так же легко могут уступить место следующим.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *