ПСИХОЛОГИЯ

Психология французского народа

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Альфред Фуллье: Психология французского народа

34 Необходимо иметь двух детей, чтобы заменить отца и мать, и третьего ребенка
для уравновешения смертности среди не достигших брачного возраста.
35 Впрочем это общее явление в Европе. Из трехсот семидесяти двух светских пэров
Англии, существующих в настоящее время, говорил еще Монталамбер, лишь двадцать
четыре пэрства возникли ранее 1500 года; да из них многие сохранились только
потому, что могли перейти в женские линии. Не более семнадцати относятся к XVI
столетию, и около шестидесяти — к XVII-му считая даже замененные высшим титулом
в позднейшую эпоху. Из пятидесяти трех наследственных пэрств и герцогств,
существовавших во Франции в 1789 г., только четыре восходили к XVI столетию.
36 Некоторые врачи боятся также злоупотребления велосипедом, которое не только
предрасполагает к сердечным болезням, но, вызывая прилив крови в области таза,
действует непосредственно на половые органы. Женщинам, по их словам, это
упражнение особенно опасно и грозит бесплодием.
37 «В Нормандии, — говорит Бодрильяр, — решают не иметь детей или ограничивают
их число, потому что хотят обеспечить одному или немногим детям безбедное
существование. Нормандского крестьянина более всего заботит мысль, что после его
смерти его имущество подвергнется разделу». То же утверждается по отношению к
Пикардии: «Среди богатых или просто достаточных классов, — говорит Бодрильяр,
— принято решение иметь не более одного или двоих детей».
«Всем известно, — говорил недавно Рейналь в палате депутатов, — что в
некоторых департаментах крестьянин считает себя заинтересованным не иметь
слишком многих детей и заставляет вписывать в брачный контракт, что после
рождения одного ребенка у супругов не должно быть более детей». Это должно было
бы быть запрещено».
(Заседание 12 мая 1891 г.).
Бесплодие Нормандии в настоящее время представляет резкий контраст с быстрым
размножением ее выходцев в Канаде. В 1763 г., когда Людовик XV уступил
англичанам эти «несколько десятин снегу», канадцев насчитывалось 60.000 человек.
В настоящее время французско-канадское население превышает 1.500.000 душ, не
считая более полумиллиона французских канадцев, живущих в Соединенных Штатах.
38 Ланкри приводит любопытный пример повышения рождаемости в местах, где
отсутствует забота о будущем. Возле Дюнкирхена существует коммуна Фор-Мардик,
основанная Людовиком XIV на следующих принципах, остающихся в силе и до
настоящего времени. Всякая новая семья, в которой один из супругов родился в
коммуне, а муж записан моряком, получает в пользование 22 ара земли (около 500
кв. сажен) и, кроме того, место на морском прибрежье для ловли рыбы сетью. Эта
коммуна получила от Людовика 125 гектаров земли; та ее часть, которая не роздана
в пользование, сдается в аренду за 5.000 франков в пользу коммуны. Семьи,
пользующиеся землей, «могут передавать свои участки только детям, причем эти
участки ни в каком случае не должны дробиться». Отсюда следует, что участок не
может попасть в руки кредитора; он не может ни увеличиться, ни быть разделенным.
Он не отчуждаем, не делим и не может расшириться. Браки очень многочислены в
этой коммуне (около 11 на 100 жителей) и заключаются настолько рано, насколько
это позволяет морская служба; средний возраст вступающих в брак для мужчины —
24 года; незаконнорожденные очень редки (1 на 60 рождений). Законная рождаемость
чрезвычайно высока: достигает 43 рождений на 1000 жителей и уступает в Европе
лишь рождаемости в России. Но — чего не бывает в России — из этих 43
рождающихся живыми детей 33 достигают двадцатилетнего возраста.
Арсен Дюмон описывает подобное же явление в другой области Франции. В Фуэссане
(департамент Финистера) всякий мужчина, возвращающийся из военной службы,
предлагает собственнику ландов уступить ему на очень долгое время клочок этой
необработанной почвы. Он расчищает ее, устраивается на ней, женится и имеет
многих детей, так как ему нечего беспокоиться о судьбе своего потомства. Ланды
бесконечны, и он знает, что его дети могут также обрабатывать участок их.
Собственнику выгодно иметь через известный промежуток времени землю, приносящую
доход, вместо необработанной почвы, а земледельцу выгодно провести на ней свою
жизнь без излишних забот. Таким образом приходится согласиться с Бертильоном,
что даже во Франции, раз исчезает забота о сохранении состояния (т. е. о
недроблении его), рождаемость принимает значительные размеры.
Канада представляет в этом случае «превосходное опытное поле». Провинция Квебек
населена преимущественно французами, очень похожими на нас, такими же
трудолюбивыми и бережливыми. Но закон признает там свободу завещаний, и
нотариусы заявляли Бертильону, что отцы семейств очень часто пользуются ею. Они
не оставляют ничего дочерям (потому что, по их мнению, их зятья должны будут
заботиться о содержании своей семьи) и ничего тем из сыновей, которые получили
профессиональное образование и сделались врачами, священниками, адвокатами и
пр., потому что, по их мнению, полученное образование уже составляет достаточное
наследство; из своих остальных сыновей они выбирают того, кто, по их мнению,
наиболее способен продолжать их промышленное или торговое предприятие, и
передают ему свое состояние и свои дела. Последствием этого является то, что
рождаемость среди французского населения провинции Квебек достигает 48 рождений
на 1000 жителей, т. е. более чем вдвое превышает нашу и превосходит все, что мы
видим в Европе. (La question de la depopulation par Bertillon. Revue politique
et parlementaire).
39 Reforme economique приводит, в виде документа, приходорасходную запись одной
парижской семьи с 20 апреля 1872 г. по 19 апреля 1897. Речь идет о семье
служащего, жена которого, чрезвычайно заботливая и опытная хозяйка, не допускала
ни роскоши, ни бесполезных трат. Семья возникла в Париже 20 апреля 1872 г.;
таким образом записи ежегодных расходов указаны за 25 лет и останавливаются на
19 апреля 1897 г. В апреле 1873 г. родился ребенок мужского пола, а в мае 1880
г. — девочка; так как мать сама выкормила обоих детей, то не было расходов на
кормилицу. Оба ребенка учились в Париже; мальчик сначала был полупансионером в
гимназии, а затем пансионером в лицее, по выходе из которого поступил в
Сен-Сирскую школу; его сестра прошла курс женских учебных заведений и получила
все обычные дипломы. Подводя итоги расходам, внесенным в эту семейную запись,
видим, что семья затратила на воспитание сына до выхода его из Сен-Сирской школы
сорок восемь тысяч франков, а на воспитание дочери до того времени, когда она
сдала свои последние экзамены, двадцать пять тысяч пятьсот франков.
40 «Трудно было бы представить себе прием более вредный для будущности расы и
более способный подорвать могущество нации, чем тот, при котором из нее
постоянно извлекаются люди, обладающие врожденными способностями. Это именно и
происходит, когда лучшие граждане начинают, ради выгод или почестей, уклоняться
от своих обязанностей по отношению к расе, т. е. перестают быть отцами
многочисленных детей». John Berry Haycraft, Darvinism and Race-progress.
41 Мы быть может еще самый богатый народ, но мы, по-видимому, находим
удовольствие в том, чтобы ослаблять наше экономическое превосходство: «Этот
бюджет в четыре миллиарда, — говорит наш враг, доктор Роммель, — представляет

величественное зрелище. Если подумать, каким быстрым шагом ведут Францию к
банкротству, то можно спросить себя, как могут честные и рассудительные люди,
привязанные к своей стране, терпеть это поистине неслыханное возрастание
расходов, даже более: поощрять его и вотировать четырехмиллиардный бюджет, не
задумываясь над необузданным хищением, многочисленными синекурами, двойными
жалованиями т. д.». На этот раз наш враг говорит правду.
42 Сбавка с суммы уплачиваемого налога, пропорциональная числу детей, допущена в
Пруссии, Саксонии, в большинстве второстепенных германских государств (Гамбурге,
Бремене, Любеке, Антгальте, Саксен-Альтенбурге, Саксен-Кобурге, Саксен-Готе,
Шварцбург-Зондергаузене, и т. д.), в Сербии, Норвегии, Швеции, во многих
швейцарских кантонах.
В Австрии министры финансов, Штейнбах и Пленер, предлагали один за другим
уменьшить обложение отцов семейств на 25 флоринов (62 франка 50 сант.) за
каждого ребенка свыше двух в городах и свыше четырех в деревнях.
43 Было предложено много реформ, требующих рассмотрения: бесплатная медицинская
помощь беременным бедным женщинам; родильные дома для нуждающихся; особые
богадельни для женщин на шестом месяце беременности; родильные дома с
мастерскими; увеличение вспомоществования беременным бедным женщинам; запрещение
работать женщинам, не оправившимся от родов; учреждение для них общественного
призрения; обязательная выдача им пособия на отдых и выздоровление; расширение
материнских прав: право матерей быть опекуншами, право для них заключать
контракты без разрешения мужа и свободно располагать своим личным заработком
(под условием справедливого участия в общих расходах), право быть облеченными
родительской властью в случае смерти или отсутствия отца, или же потери им
семейных прав.
44 Особенно необходимо также организовать, по инициативе администрации, более
полную и правильную охрану детского возраста: ясли, детские сады, курсы для
сиделок, школьные столовые. Необходимо увеличить бесплатные профессиональные
школы, которые давали бы возможность зарабатывать хлеб; организовать
попечительства для детей, подвергающихся дурному обращению или испорченных.
Существенным вопросом является строгий и постоянный надзор за трудом
несовершеннолетних в мастерских и на фабриках, а также отмена для них ночного
труда. Если бы Германии угрожало уменьшение населения, в ней уже давно бы были
приняты меры этого рода.
45 В окрестностях Кана, Байе и Шербурга фабрикация кружев происходит при помощи
ручного труда женщин и молодых людей и занимает не менее 70.000 лиц. Женщины
работают у себя на дому. Дети с ранних лет находят для себя заработок.
Крестьянин не боится здесь, как в других местах, увеличения своей семьи.
46 Что касается в частности абсента, то французское население уже в 1885 г.
потребляло его 57.732 гектолитра, — цифра, поистине, чудовищная; в 1894 г. оно
поглотило 165.000 гектолитров.
47 Парвилль рассказывает в журнале Nature о любопытном опыте, произведенном в
Соединенных Штатах. Заставили работать двадцать человек, пивших только воду и
другие двадцать, пивших вино, пиво и бренди. По прошествии двадцати дней было
определено количество произведенной ими работы. В первые шесть дней рабочие,
подкреплявшиеся спиртными напитками, имели перевес, затем наступил как бы период
реакции, и в конце концов пившие одну воду одержали верх, исполнив по крайней
мере втрое больше работы. Чтобы проверить опыт, были переменены роли: пившие
только воду должны были на двадцать дней подчиниться спиртному режиму, а
потребители крепких напитков — перейти на чистую воду. И на этот раз рабочие,
пившие воду, произвели значительно большее количество работы. Заключение
вытекает само собой. При продолжительном действии алкоголь уменьшает мускульную
силу, другими словами, человеческая машина, приводимая в движение водой,
развивает более энергии, чем при алкоголе. Вино возбуждает и действительно
придает силы для какого-нибудь кратковременного напряжения, но не для
продолжительной работы. Пьющие люди мало едят, на этом основании пьяницы
говорят, что «алкоголь поддерживает силы». На самом же деле у потребителей
большого количества спиртных напитков пищеварение происходит очень медленно. При
употреблении чистой воды пищеварение совершается быстро, и желудок извещает вас
об этом. Через три или четыре часа после еды уже чувствуется голод. Люди, не
умеющие рассуждать, естественно заключают отсюда, что вино их питает, а вода не
поддерживает их сил. Иллюзия получается полная. Это немного похоже на то,
говорит Парвилль, как если бы утверждать, что какой-нибудь источник тепла, печь
или камин, действует лучше, когда горение замедляется в нем и тянется дольше.
Правда, оно тянется дольше, но не дает тепла; еще немного, и оно прекратится.
«Животная клеточка создана не для того, чтобы быть переполненной алкоголем;
чтобы находиться в нормальном состоянии, ей нужна вода». В противном случае ее
функционирование затруднено. Это именно и вызывает болезненное состояние
организма, пропитанного алкоголем. Оно проявляется в замедлении питания и
сопровождается всеми характеризующими его симптомами: тучностью, каменной
болезнью, ревматизмом и т. д. Таким образом ложное представление об укрепляющем
действии спиртных напитков ведет непосредственно к неправильному
функционированию организма, потере сил и здоровья. У кого под влиянием алкоголя
замедлено пищеварение, тот уже болен. «Вода является для него лучшим средством,
чем все лекарства».
Шитендер и Ментель доказали лабораторными опытами, что спиртные напитки
задерживают химические процессы питания. Они приводят в соприкосновение
питательные вещества с пищеварительными жидкостями и констатируют, что действие
последних немедленно прекращается, если прибавить к ним 2% алкоголя. Виски,
содержащее около 50% алкоголя, примешанное лишь в количестве 1% к желудочному
соку, замедляет пищеварение на 6%. Мнение, что вино и спиртные напитки
подкрепляют, основано единственно на том, что эти напитки возбуждают нервную
систему и кажутся придающими силу.
Мы производили на самих себе и в своем семействе опыты, вполне подтвердившие
теорию, признаваемую в настоящее время большинством врачей и гигиенистов.
48 В городах вроде Парижа, увеселения и зрелища, носящие действительно
артистический характер, недоступны беднякам, вследствие этого в их распоряжении
остаются одни кафешантаны, развращающее влияние которых на неразвитые умы хорошо
выяснено Мисмером в его книге: Dix ans soldat. В других городах население
требует увеселений цирка и устремляется на бои быков с непременным условием,
чтобы проливалась кровь. Дети и женщины присутствуют на этих зрелищах и
приучаются находить удовольствие в жестокости. Правительство довольствуется
составлением протоколов, обходящихся нарушителям закона в 17 франков, при сборе
в 20.000 фр. По отношению ко многим вопросам у нас нет правительства.
49 В начале великого века Макс Нордау того времени мог бы поставить диагноз
вырождения. Истощение и бессилие гонгоризма, петраркизма и маринизма;
экстравагантность испанского и итальянского «экзотизма», «графомания» Гарди и
Скюдери с их последователями, шутовство Скаррона; «эротомания» литературных
кабаков; мистицизм, чередовавшийся у многих авторов с цинизмом; наконец,
«литературное безумие» во всех его формах предшествовали царству разума и
отчасти вызвали его. Маньяк Руссо и чудак Бернардэн де Сен-Пьерр были в числе
великих инициаторов болезненной «чувствительности», которой отличался «конец
века» при Людовиках XV и XVI.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *