ПСИХОЛОГИЯ

Психология французского народа

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Альфред Фуллье: Психология французского народа

а также о распространении алкоголизма и разврата. Нельзя судить о целой нации по
романам, печатание которых терпится у нас полицией и против которых мы к
сожалению не пытаемся воздействовать. Совокупность неблагоприятных
обстоятельств, не вполне еще определенных и измеренных, не может служить
основанием для произнесения смертного приговора над нами. Отсюда следует лишь
заключить о необходимости для Франции, как и для других наций, во-первых, —
лучшей физической гигиены, способной уравновешивать влияние умственного или
эмоционального переутомления, во-вторых, — спасительной реакции против
обезлюдения деревень в пользу городов, и наконец, что всего важнее, — очень
строгих законов против пьянства и разврата. Успех мер, принятых в Швеции и
некоторых штатах Североамериканского союза, должен был бы убедить наших
законодателей, если бы только последние не находились к несчастью под
политическим вассальством «кабаков». Что касается подстрекательства к разврату
прессой, то достаточно было бы небольшой твердости со стороны правительства и
парламента, чтобы положить ему конец: задача в этом случае очень легка, и нам
непростительно откладывать ее исполнение.
С психологической точки зрения, по-видимому, не произошло больших изменений во
французском характере. Возможно, что мы стали положительнее и реалистичнее,
недоверчивее к чувству, менее восторженны и наивны. За последние двадцать лет,
несмотря на наши слабости и бедствия, мы обнаружили более рассудительности,
устойчивости в чувствах, просвещенного патриотизма, терпеливой и настойчивой
воли. Обвинять нас в непостоянстве и быстром упадке духа сделалось общим местом.
Но разве мы не обнаружили выносливости и настойчивости в войну 1870 г., которая
была однако не наступательной, а оборонительной, и сопровождалась не победами, а
поражениями? В конце концов, завоевательные экспедиции — лишь временное
безумие, к которому слишком часто нас увлекают наши вожди; при малейшем повороте
счастья, наш здравый смысл заявляет о своих правах; но в борьбе за целость
Франции мы не могли решиться, пока не были безусловно вынуждены, потерять одного
из живых членов нашего отечества. С тех пор, хотя нас признают забывчивыми, не
перестают говорить об упорстве, с которым мы вспоминаем о наших братьях —
эльзас-лотарингцах. В чем же нас упрекают, наконец? В мстительности
оскорбленного самолюбия? В ненависти побежденного к своему победителю? Нет; в
военной игре мы всегда были достаточно хорошими игроками, чтобы легко мириться с
поворотами счастья. Но мы считали бы себя обесчещенными равнодушием к правам
народов и наших соотечественников. Мы не питаем ненависти к Германии, но мы
любим Францию и чувствуем отвращение к несправедливости.
Соединение впечатлительности и общительности с светлым и ясным умом, присущее,
как нам кажется, французскому характеру, не может впрочем обойтись без частых
противоречий. Этим объясняется, в наших нравах, в нашей истории и политике,
беспрестанная смена свободы и порабощенности, революции и рутины,
оптимистической веры и пессимистического упадка духа, восторженности и иронии,
кротости и насилия, логики и нерационального увлечения, дикости и человечности.
Очевидно, что равновесие страсти и разума в высшей степени труднодостижимо и
неустойчиво; между тем к этому именно равновесию непрестанно стремится
французский характер. Нашим главнейшим ресурсом является страстное увлечение
рациональными и здравыми идеями. Мы сознаем необходимость этого и нашу
способность к этому. Мы стремимся укрепить самих себя, привязавшись мыслью и
сердцем к цели, указанной нам умом и поставленной на возможно большую высоту.
В подтверждение нашей отсталости и грозящего нам вырождения, наши противники
особенно настаивают на сходстве нашей впечатлительности и чувствительности с
чувствительностью и впечатлительностью женщины или ребенка. Но это чисто внешнее
сходство не должно было бы скрывать от них многих глубоких различий. Назвать
взрослыми детьми людей, восторженно верующих в идеи и с бескорыстной энергией
защищающих их, — нетрудно; но разве молодость сердца заслуживает такого
презрения? Разве «любовь к человеческому роду» — порок? Если бы во Франции не
было ничего другого, кроме ребяческого, женственного или «плебейского», могли ли
бы мы в свое время (продолжавшееся века) господствовать над миром благодаря то
нашему политическому и военному могуществу, то нашему умственному превосходству?
Нет, мы не можем согласиться с нашими противниками, что отечество Декарта,
Паскаля, Боссюэ, Корнеля, Мольера, Ришелье и др. представляет собой лишь страну
взрослых детей. Не всё в нашей истории и в наших действиях легкомысленно и
суетно, как утверждают это Джиоберти и Леопарди. Если когда и встречаются эти
недостатки (не всегда отделимые от достоинств, обратную сторону которых они
составляют), то они зависят не от женского или детского характера французов; они
объясняются одновременно нашим нервным темпераментом, нашим воспитанием и
присущей нам общительностью. В самом деле, при сношениях с людьми иногда нельзя
бывает слишком глубоко захватывать вопрос, слишком настаивать, превращать
гостиную в аудиторию, а разговор в диссертацию. Подобным же образом, желание
нравиться другим, добиться их уважения естественно порождает известное тщеславие
и известное»уважение к личности». Индивидуум уже не ищет в самом себе всего
своего достоинства и значения, он в значительной степени ищет его в других.
Точно так же, мягкость нашего характера, наши слабости, погоня за модой и боязнь
общественного мнения зависят не от того, что мы похожи на женщин, а от того, что
общественная жизнь требует этой мягкости, этого закругления всех острых краев
индивидуальности, этой зависимости каждого от общего настроения. Следует ли
заключить отсюда, как это делают немцы, англичане и итальянцы, что расширение
общественной жизни имеет необходимым последствием сужение личной и внутренней,
что, по мере того как развивается одна, атрофируется другая? Да, если понимать
под общественной жизнью светскую; но составляет ли последняя истинную
общественную жизнь и не есть ли она лишь ненормальная, извращенная форма ее?
Лучше понятое общественное существование требует, напротив того, сильной
индивидуальности и высокого развития личности. Идеал, который составила себе
Франция, еще не осуществив его в достаточной мере, и к которому она должна
всегда стремиться, заключается в согласном росте общественной и индивидуальной
жизни. Ее гений остается так же полезен и необходим миру, как и гений соседних
наций, не в обиду будь сказано государственным людям, мечтавшим не так давно
подчинить немецкому господству и немецкому языку Францию севернее Лиона, а
господству Италии и итальянского языка Францию к югу от Лиона.
Что касается наших настоящих зол, внушающих столь законное беспокойство, то
индифферентизм и упадок духа имели бы в данном случае одно и тоже действие и
были бы одинаково опасны. Ничто так не опасно для народа, как «самовнушение»
относительно грозящего ему упадка. Постоянно повторяя себе, что ему грозит
падение, он может вызвать у себя головокружение и упасть. Подобно тому как на
поле битвы уверенность в поражении делает его неизбежным, национальный упадок
духа лишает характеры их упругости и обращается в нечто напоминающее настроение
самоубийцы. Довольствуясь нелепыми словами, вроде: «конец расы», «конец века»,
«конец народа», люди отдаются общему течению, становятся безучастными, ссылаются

на бессилие индивидуума в борьбе с роком, тяготеющим над целым народом и даже
принимающим форму физической необходимости. Мы видели, что в действительности
этой необходимости не существует. Ренан настаивал когда-то на громадном значении
расы, в то время как Тэн преувеличивал значение среды; в конце концов оба
признали в нации — и особенно во французской, более доступной общественным
влияниям — «духовный принцип», результат «долгих усилий, жертв и
самоотверженности в прошлом», наследие, полученное нераздельным, с
обязательством увеличивать его ценность, и принимаемое сознательно путем своего
рода «повседневного плебисцита». «Мы — то, чем были вы, — говорилось в
спартанской песне, обращенной к предкам, — и мы будем такими, какими вы
теперь». То что древние поэты выражали образно, современные ученые могли бы
повторить от имени самой действительности; но только влияние предков
увековечивается не одной наследственностью расы и неизменным влиянием физической
среды, как, по-видимому, думают многие из современных ученых, а также языком,
воспитанием, религией, законами и нравами. Этот импульс, действующий на таком
огромном расстоянии и двигающий нами в течение веков, как единая сила,
вздымающая волны на всем море, не представляет собой лишь слепого влияния
инстинктов четвертичного периода или окружающих нас материальных факторов; это
вместе с тем — влияние идей и чувств, развитых цивилизацией и надстраивающих
над физическим организмом моральный. Если нация представляет собой единый
организм, то это прежде всего духовный организм. Мы рассмотрели, с
психологической точки зрения, какова французская душа. Невозможно усматривать
«сумерки народа» в чрезмерной нервности или ослаблении мускульной системы,
встречающихся более или менее и у всех других наций. Если умственная жизнь и
общественные влияния, с их хорошими и дурными сторонами, более преобладают во
Франции, чем в других странах, а этнические влияния достигли в ней в высшей
степени неустойчивого равновесия, то в этом столько же основания для надежд, как
и для опасений. В критические минуты национальный характер со всеми
обусловливаемыми им благоприятными и неблагоприятными шансами становится прежде
всего вопросом ума и воли: спасение или гибель нации в ее собственных руках.
III. Выбор народных героев — факт великой важности в психологии народов.
Действительно, герои представляют собой одновременно типических представителей
данной расы и ее идеализованное представление о самой себе. Один немец
справедливо сказал, что никогда не могло бы существовать нации Наполеонов, но
что был момент, когда тайным желанием каждого француза было сделаться
Наполеоном. Этот идеальный Наполеон далеко впрочем не походил на грубого и
вероломного исторического Наполеона, которого даже в настоящее время, после
стольких разносторонних исследований, мы еще не знаем достаточно.
Верцингеторикс, Карл Великий, Людовик Святой, Жанна д’Арк, Винцент де Поль,
Байярд, Генрих IV, Тюрень, Конде, д’Ассас, Мирабо, Наполеон — вот герои
Франции, истинное или воображаемое лицо которых всем знакомо. Наиболее популярны
— Жанна д’Арк и Наполеон, причем из последнего сделали олицетворение
французской революции и французской славы. Несомненно под влиянием классического
направления великие люди Франции претерпели большие изменения и приблизились к
условным героям корнелевских и расиновских героев; но во всяком случае они
действовали обаятельно на простое и непосредственное народное воображение своим
мужеством и презрением к смерти, неудержимым порывом и всепокоряющей
откровенностью, величием души и рыцарским духом, преданностью отечеству или
человечеству, любовью к «свободе», «просвещению» и «прогрессу». Это — символы
скорее идеала, живущего в народной душе, чем исторической действительности; но
нельзя отрицать, что если вы захотите характеризовать этот идеал одним словом,
вы назовете его идеалом великодушия.
В глазах некоторых наций, быть великодушным — значит быть «дураком». Без
сомнения, великодушие должно быть просвещенным и «идеи» являются силами лишь в
том случае, если они не противоречат действительности. Но народы грешат в
настоящее время вовсе не избытком любви и преданности к идеям; напротив.
Скептицизм, утилитарные заботы, нечестность в денежных делах, узкая политика
партий и интересов, эгоистическая борьба классов — вот с чем необходимо теперь
повсюду бороться во имя идей. Если бы Франция отреклась от своего культа идеала,
от своего бескорыстного служения обществу и человечеству, она утратила бы, без
всякого возможного для нее выигрыша, то, в чем всегда заключалась ее истинная
моральная сила. Не будем насиловать наших способностей.

1 De l’Intelligence I, кн. IV, гл. I.
2 Тард. Законы подражания, гл. III. Что такое общество?
3 Этот пессимизм оспаривается в пользу несколько преувеличенного нового
оптимизма Новиковым в его интересной книге о Будущности белой расы.
4 Приложите один конец большого циркуля ко лбу, а другой к затылку, и вы
получите длину черепа; затем измерьте циркулем наибольшую ширину черепа по линии
ушей; частное от разделения ширины черепа на его длину называется черепным
показателем (l’indice cephalique).
5 Немецкий антрополог Гольдер так хотел назвать круглоголовых предшественников
германцев в Германии.
6 Против этого выставляются следующие возражения: 1) брахицефалия менее
значительна и менее распространена в Азии, чем в Европе; 2) брахицефалы могли бы
проникнуть в Европу в бронзовый период, лишь пройдя через Сибирь и Россию, где
именно в эту эпоху встречаются почти одни долихоцефалы, или же пройдя сквозь все
население ассирийцев, что исторически невозможно. Наконец, наши растения не
азиатского происхождения.
7 Прибавим еще, что, как это доказал Коллиньон, победители обыкновенно занимали
равнины и долины рек, между тем как побежденные были оттесняемы в горы или на
самое побережье океана.
8 Один японский антрополог предполагает, что высшие классы Японии в значительной
части потомки аккадийцев, близко стоящих к халдеям. Во всяком случае монгольский
элемент менее значителен в Японии.
9 В настоящее время черепной показатель повысился у греков с 0,76 до 0,81.
10 Немцы указали у Виргилия на следующее описание лица, обладавшего вполне
германской наружностью и даже носившего германское имя, — Герминия:
… Catillus Joan.
Ingentemque animis, ingentem corpore et armis
Dejicit Herminium, nodo cui vertice fulva
Caesaries nudique humeri.
Известно, что франки и германцы завязывали узлом свои длинные волосы, падавшие
на спину.
11 Субис (Soubies) издал в Галле (1890 г.) книгу об идеале мужской красоты у
старых французских поэтов ХП и ХIII вв. Физический идеал отвечает
аристократическому типу: высокий рост, широкие плечи, развитая грудь, тонкая
талия, высокий подъем ступни, белая кожа, белокурые волосы, румяные щеки, живой

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *