КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

трезвый и ясный ум.
— Конечно, бестолковый сыщик никому не нужен. Оба засмеялись.
— Послушайте,—неожиданно сказал Гэйль. Щеки его слегка зарделись.—
Не смогли бы вы… я имею в виду… это было бы очень мило с вашей
стороны… Правда, уже поздновато… Но как вы насчет того, чтобы выпить со
мной чаю? Я чувствую… Все-таки, мы — товарищи по несчастью… И…— Он
запнулся. И мысленно отчитал себя: «Что с тобой, дурачина? Неужели ты не
можешь пригласить девушку на чашку чая, не краснея, не заикаясь и не попадая
в нелепое положение? Что же она подумает о тебе!»
Замешательство Гэйля лишь подчеркнуло спокойствие и самообладание
Джейн.
— Большое спасибо,— произнесла она просто — Охотно принимаю
приглашение.
Они отыскали скромную чайную и надменно-пренебрежительная официантка
угрюмо приняла у них скромный заказ с таким видом, словно хотела сказать:
«Пеняйте на себя, если вы разочаруетесь. Говорят, будто мы подаем здесь чай,
но я в этом не уверена».
Чайная была почти пуста. И это придавало особый смысл тому, что они
сидели здесь вдвоем.
Джейн стянула перчатки, глядя через стол на своего компаньона. Он и
впрямь был привлекателен: голубые глаза, располагающая улыбка. Очень мил!
— Неприятное дело с этим убийством,— сказал Гэйль поспешно. Он еще не
совсем освободился от своего нелепого замешательства.
— Да,— согласилась Джейн.— Меня это очень беспокоит, ведь я работаю
в хорошем месте, в парикмахерской мсье Антуана, Не знаю, как там
воспримут…
— М-да. А я об этом как-то не подумал.
— Антуану может не понравиться, что у него служит девушка, дававшая
показания в деле об убийстве.
— Люди странны,— произнес Норман Гэйль задумчиво.—Жизнь
несправедлива. Ведь тут вовсе не ваша вина…—Он
нахмурился.—Отвратительно!
— О, еще ничего худого со мной не произошло,—напомнила Джейн.—Не
стоит беспокоиться из-за того, что еще не случилось! И в конце концов, все
может статься: а вдруг окажется, что именно я убила ее! Говорят, если кто-то
убил один раз, то обычно он может убить потом еще и еще-великое множество
других людей! И, согласитесь, не очень-то приятно носить прическу, сделанную
руками убийцы…
— На вас достаточно взглянуть — и уже ясно, что вы никого не
убивали,—сказал Норман серьезно.
— Я не уверена,—возразила Джейн.—Иногда мне ужасно хочется
пристукнуть какую-нибудь из моих леди! Если б только мне это сошло! В
особенности есть одна: голос у нее, как у коростеля, и вечно она ворчит, и
вечно недовольна и жалуется. Я думаю порой, что такое убийство было бы даже
хорошим поступком, а вовсе не преступлением. Так что, видите, я настроена
весьма агрессивно.
— Да, но ЭТОГО преступления вы не совершали,— сказал Гэйль.— Я могу
поклясться.
— А я могу поклясться, что и не вы,— отозвалась в тон ему Джейн.— Но
это вам не поможет, если ваши пациенты будут думать, что вы…
— Да, мои пациенты…— Гэйль глядел задумчиво. — Кажется, вы правы.
Я не подумал… Дантист — маньяк, одержимый мыслью об убийстве,— не очень
заманчивая реклама! — И он добавил неожиданно и импульсивно: — Вас не
смущает то, что я дантист? В профессии дантиста есть нечто смешное. Эта
профессия далеко не романтическая. Обычного врача воспринимают как-то
серьезнее.
— Не унывайте! —успокоила его Джейн.—Дантист на общественной
лестнице стоит явно выше ассистента парикмахера.
Они засмеялись, и Гэйль признался:
— Я чувствую, что мы становимся друзьями. А вы?
— Да, я думаю, что да.
— Может, вы пообедаете со мной как-нибудь вечером, а потом сходим в
театр или в кино?
— Благодарю.
После небольшой паузы Гэйль спросил:
— Как вам понравилось в Ле Пине?
— Было очень весело.
— Вы там бывали раньше?
Джейн доверительно поведала ему всю историю с выигрышем и поездкой. Оба
согласились, что такая поездка приятна и романтична. Их разговор был
неожиданно прерван появлением какого-то молодого человека в коричневом
костюме. Уже несколько минут человек этот вертелся вокруг, пока они не
обратили на него внимания.
Он приподнял шляпу и с бойкой уверенностью обратился к Джейн.
— Мисс Джейн Грей? Я представляю «Уикли Хоул». Не сделали бы вы для
нас коротенькую статейку про эту самую Загадку Смерти в Воздухе? С точки
зрения пассажира. О, соглашайтесь, мисс Грей. Мы вам неплохо заплатим.
— Сколько? — спросила Джейн.
— Пятьдесят фунтов, а может, и больше. Может, все шестьдесят.
— Нет,— сказала Джейн.— Я, наверное, не смогу. Я не буду знать, о
чем говорить.
— О, с этим все в порядке,—легко возразил молодой человек.— Вам
вовсе не нужно что-либо писать. Один из наших ребят просто-напросто задаст
вам пару-другую вопросов о ваших предположениях и все сделает за вас. Вам
нечего даже беспокоиться.
— Все равно,— твердо решила Джейн.— Я, пожалуй, не буду.
— А если сто фунтов? Слушайте, я действительно сделаю сто! И дайте нам
вашу фотографию.
— Нет,—сказала Джейн.—Мне эта затея не нравится,
— Так что можете удалиться;-уже сердито вмешался Норман Гэйль.—Мисс
Грей не желает тревожиться.
Молодой человек с надеждой повернулся к нему.
— Мистер Гэйль, не так ли? — спросил он.— Послушайте, мистер Гэйль,
если мисс Грей не хочет, то почему бы вам не попытаться? Пятьсот слов.
Заплатим мы вам так же, как я предлагал мисс Грэй. Это выгодная сделка,
потому что, когда женщина рассказывает об убийстве другой женщины,— это
ценится газетами выше. Я предлагаю вам неплохой бизнес.

— Я не хочу и не напишу ни слова.
— Независимо от платы это будет отличной рекламой. Подающий надежды
профессионал — у вас впереди будет блестящая карьера: статью прочитают все
ваши пациенты!
— Это,— усмехнулся Норман Гэйль,— как раз то, чего я больше всего
опасаюсь.
— Без рекламы в наши дни никак не обойтись. Гласность — это…
— Возможно, но все зависит от вида гласности. Надеюсь, что все же
некоторые из моих пациентов не прочтут газет, а если и прочтут, то не
обратят внимания на тот факт, что я замешан в деле об убийстве. Теперь вы
получили ответы от нас обоих. Уйдете ли вы без шума, или мне вышвырнуть вас
отсюда?
— Незачем раздражаться,— заметил молодой человек, ничуть не смущенный
угрозой.— Доброго вам вечера. Позвоните мне в редакцию, если измените ваше
решение. Вот моя карточка.
И он бодро направился к выходу, итожа: «Неплохо. Получилось вполне
приличное интервью».
В следующем выпуске «Уикли Хоул» была опубликована солидная колонка:
мнения двух свидетелей Загадки Смерти в Воздухе. Мисс Джейн Грей объявляла
себя слишком несчастной, чтобы говорить о случившемся. Убийство потрясло ее,
и она страшилась даже думать обо всем этом. Мистер Норман Гэйль довольно
долго распространялся насчет того, как на его карьеру дантиста-профессионала
может повлиять то, что он замешан в деле об убийстве. Мистер Гэйль с юмором
уповал на тех своих пациентов, которые читают лишь определенные страницы
газет и не заподозрят худшего, проходя в его кабинете «испытание
зубоврачебным креслом».
Когда навязчивый молодой человек наконец ушел, Джейн удивилась:
— Почему он не выбрал кого-нибудь более значительного из пассажиров?
— Оставил, наверное, для тех, кто получше его,— мрачно предположил
Гэйль.— А может, пытался, да тоже ничего не вышло.
Минуту-две он сидел нахмурившись, затем сказал:
— Джейн, я буду называть вас Джейн? Можно? Вы не станете возражать?!
Джейн, как вы думаете, кто все-таки убил эту Жизель?
— У меня нет никаких предположений на этот счет.
— Но вы думали об этом? По-настоящему думали?
— Нет, кажется, не думала. Я только немного беспокоилась, И то, по
правде говоря, из-за моей причастности ко всему этому делу. До сегодняшнего
дня я просто не представляла себе, что кто-либо из пассажиров мог бы
совершить такое!..
— Да, следователь разъяснил нам все весьма вразумительно. Но я твердо
знаю одно, что этого не сделал я, и что этого не сделали вы, потому что…
э-э… потому что я наблюдал за вами большую часть времени.
— Да,— сказала Джейн.— Я знаю, что это не вы по той же причине. И,
конечно же, знаю, что это не я! Так что это кто-то из остальных. Но кто? Не
имею ни малейшего понятия.
Норман Гэйль выглядел усталым и задумчивым. Казалось, он озабочен
какими-то очень серьезными мыслями. Джейн между тем продолжала:
— Не знаю, что и думать. Ведь мы же ничего не видели. Я во всяком
случае. А вы?
— И я — ничего.
— Все это так странно. Вы просто-напросто ничего не могли видеть. Ведь
вы сидели лицом не в ту сторону. А мне было видно все, что происходило в
середине самолета. Я имею в виду… я могла бы…
Джейн, вспыхнув, умолкла. Она вспомнила, что ее взгляд все время был
устремлен на ярко-голубой пуловер и что мысли ее, отрешенные от всего
происходящего вокруг, были главным образом заняты личностью в ярко-голубом
пуловере.
Норман Гэйль размышлял:
«Интересно, с чего это она так краснеет?.. Она очаровательна… Я
женюсь на ней… Да-да… Не стоит заглядывать слишком далеко вперед. Но мне
служит некоторым оправданием то, что теперь я ее часто вижу. А с этим
убийством все обойдется… Кроме того, я думаю, что можно с успехом
продолжать заниматься своей практикой, а этот щелкопер-репортеришко…».
Вслух он произнес:
— Давайте подумаем, кто мог убить ее? Обсудим каждого.— И он тотчас
приступил к своим предположениям: —Стюарды?
Нет,— отозвалась Джейн.
— Согласен. Женщины напротив нас?
— Не думаю, что такие люди, как леди Хорбари, могут кому-то причинить
зло. А другая, мисс Керр, она тоже очень знатная. Нет, она не стала бы
убивать старую француженку, я уверена.
— Только противный чужеземец? — улыбнулся Гэйль.— Я думаю, вы не
очень ошиблись, Джейн. Тогда это усач. Но, судя по отзывам следователя, он
— вне подозрений. Доктор? Не очень-то похоже на истину.
— Если б он захотел убить ее, он, я думаю, выбрал бы что-нибудь такое,
что не оставляет следов; никто и не узнал бы.
— М-да,— с сомнением согласился Норман.— Эти яды без вкуса и без
запаха, не оставляющие никаких следов, очень удобны, но кто знает,
существуют ли они вообще… Дальше кто там у нас? А, писатель, у которого
была стреляющая трубка.
— Весьма подозрителен. Но в общем-то, и если б он не заговорил об этой
трубке, с ним все было бы в порядке.
— Затем этот Джеймсон… Нет… Ну, как же его зовут?.. Райдер?
— Да, по-моему, это он и есть…
— А двое французов?
— Пожалуй, больше всего подходят. Они сидели на таких удобных местах.
У них могли быть причины, о которых мы даже не подозреваем. И тот, что
помоложе, выглядел встревоженным.
— Будешь встревоженным, если ты совершил убийство,—угрюмо, отозвался
Норман Гэйль.
— Хотя он казался таким симпатичным,—тут же заколебалась Джейн.— И
отец его тоже довольно милый. Надеюсь все же, что это не они!..
— На мой взгляд, мы продвигаемся вперед не очень успешно,—
усмехнувшись, заметил Норман.
— Как мы можем продвигаться, если почти ничего не знаем об убитой. Ни
ее врагов, ни тех, кто получит в наследство ее деньги, и вообще всего
такого…— пожала плечами Джейн. Гэйль подумал и медленно проговорил:
— Кажется, было бы все же полезно… разобраться самим во всем этом.
Ведь убийство касается не только виновного и жертвы. Оно затрагивает и
невиновных. Вы и я невиновны, но тень убийцы коснулась и нас. И мы пока не
знаем, как эта тень повлияет на нашу жизнь.
Джейн была человеком хладнокровным, но тут она вздрогнула внезапно:
— Не надо,— попросила она.— Вы пугаете меня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *