КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

— Кто бы это ни был, он воспользовался всеми шансами для полного
успеха! — сказал Пуаро.
— Да, клянусь Юпитером! Боже, этот тип должен быть каким-то
абсолютным… лунатиком! Ну, кто там у нас с вами еще остался? Только одна
девушка? Давайте позовем ее и покончим с этим вопросом. Джейн Грей — звучит
прямо как название преинтереснейшего романа!
— Она красивая девушка,—кивнул Пуаро.
— Неужели, старый ты плут? Так ты, выходит, не все время сладко спал?
А?
— Она красива и нервничала,—сказал Пуаро.
— Нервничала, говоришь? — живо уцепился за новую мысль инспектор
Джепп.
— Мой дорогой друг, когда такая милая девушка нервничает, это обычно
означает, что на ее пути появился некий молодой человек, а вовсе не
свидетельствует о преступлении.
Джейн ответила на вопросы. Ее зовут Джейн Грей, она служит в
парикмахерской на Брутон-стрит, у мсье Антуана. Ее домашний адрес:
Хэрро-гейт-стрит, 10, Новый Уэльс, 5. Она возвращалась в Англию из Ле Пине.
— Ле Пине?.. Хм!..
Последующие вопросы касались билета для поездки.
— Я бы их запретил, все эти увеселительные прогулки! — проворчал
Джепп.
— Я считаю, что они изумительны,—возразила Джейн.— А вы сами неужели
никогда не ставили полкроны на лошадь?
Джепп вдруг смутился.
Когда Джейн предъявили духовую трубку, она сказала, что в самолете ни у
кого такой трубки не видела. Она не знала умершей, но обратила на нее
внимание в аэропорту Ле Бурже.
— Почему вы обратили на нее внимание?
— Из-за ее невероятной уродливости! — воскликнула Джейн искренне.
Больше ничего ценного следствию она не могла сообщить и потому ей также
разрешили уйти. Джепп вновь принялся изучать трубку.
— Не понимаю,— сказал он,— наяву осуществляется невероятнейший
детектив! Что же нам теперь следует искать? Человека, который предпринял
путешествие в некую часть света, где можно приобрести такую штуковину? А где
конкретно ее могли создать? Для этого потребуется эксперт. Эта штука равно
может быть и малайской, и южноамериканской, и африканской.
— Да, оригинально,— сказал Пуаро.— Но если вы приглядитесь
повнимательнее, то заметите вот здесь микроскопический кусочек бумаги,
прилипший к трубке. И выглядит он точь-в-точь, как остаток отодранной
этикетки с ценой. Кажется, сей экземпляр проследовал из диких мест через
лавку антиквара. Возможно, это немного облегчит наши поиски. Но позвольте
сначала задать вам один маленький вопросик.
— Прошу вас.
— Вы не будете составлять список? Я имею в виду опись вещей,
принадлежащих пассажирам…
— Теперь это, пожалуй, уже не столь важно, но будет сделано, если вам
угодно, мистер Пуаро. Вы настаиваете на этом?
— Mais oui. Я озадачен, весьма озадачен. Если б только я мог найти
что-нибудь, что помогло бы мне…
Но инспектор Джепп уже не слушал его. Он исследовал остатки оторванной
этикетки с ценой, сохранившиеся на черенке трубки.
— Клэнси проболтался, что купил трубку. Ох, эти авторы детективов!..
Они в своих романах вечно оставляют полицию в дураках… Но если бы я
доложил своему начальнику о чем-нибудь так, как докладывают их вымышленные
инспекторы своим старшим офицерам,— меня завтра же вышвырнули бы из
полиции! К черту этих невежественных бумагомарателей! — Джепп перевел дух и
закончил: — Да, но это проклятое убийство как раз так и выглядит, будто
этот писака его придумал, в надежде, что оно сойдет с рук его идиотским
персонажам!..

ГЛАВА IV. ДОЗНАНИЕ

Дознание по делу об убийстве госпожи Мари Морисо началось четырьмя
днями позже. Сенсационная смерть привлекла внимание широкой публики, и зал
был переполнен.
Первым допросили свидетеля мэтра Александра Тибо. Это был высокий
пожилой человек. Седина уже тронула его темную бороду, и она являла собою
то, что французы обычно называют «соль с перцем». По-английски он говорил
медленно, с легким акцентом, но в общем-то вполне пристойно.
После предварительных формальностей следователь спросил у него:
— Вы видели умершую? Вы опознали ее, мэтр Тибо?
— Да. Это моя клиентка, Мари-Анжелик Морисо.
— Это имя записано в ее паспорте. Была ли она известна вам под другим
именем?
— Да, под именем мадам Жизели.
По залу прошло волнение. Репортерские карандаши выжидательно застыли в
воздухе. Следователь продолжал:
— Не можете ли вы сказать точнее, кто же такая была мадам Мари Морисо,
она же мадам Жизель?
— Мадам Жизель — это имя, под которым она занималась бизнесом. Она
была в числе самых деловых ростовщиков Парижа.
— Она занималась бизнесом! Где же?
— На улице Жолиетт, дом 3. Это была ее частная резиденция.
— Нам известно, что она довольно часто ездила в Англию. Ее дела
касались этой страны?
— Да. Многие ее клиенты-англичане. Ее хорошо знали в определенных
кругах английского общества.
— Что вы подразумеваете под «определенными кругами»?
— Ее клиентуру в основном составляли чиновники, адвокаты, учителя —
среди таких людей особенно ценят сдержанность…
— Она пользовалась репутацией осторожного человека?
— Чрезвычайно осторожного.
— Достаточно ли хорошо вам известны были ее дела?
— Нет. Мадам Жизель вполне могла вести свои дела самостоятельно. Она
держала в своих руках контроль над всеми операциями и была женщиной с весьма
оригинальным характером,

— Она была богата?
— Чрезвычайно состоятельна.
— Были у нее враги?
— Насколько мне известно — нет.
…Мэтр Тибо спустился со свидетельского возвышения. Вызвали Генри
Митчелла.
Следователь спросил:
— Ваше имя Генри Чарльз Митчелл, вы проживаете на Шаублэк Лэйн, 11,
Вэндсворс?
— Да, сэр.
— Вы состоите на службе в «Юниверсал Эйр-лайнз Компани», компании с
ограниченной ответственностью?
— Да, сэр.
— Вы старший стюард рейсового самолета «Прометей»?
— Да, сэр.
— В прошлый вторник, восемнадцатого, вы находились на дежурстве в
самолете «Прометей» на двенадцатичасовом рейсе из Парижа в Крой-дон. Мадам
Жизель летела этим рейсом. Видели вы ее когда-нибудь раньше?
— Да, сэр. Месяцев шесть назад я летал рейсом 8-45 и приметил ее, раз
или два она летела этим же рейсом.
— Вы знаете ее имя?
— Оно указано в моем списке пассажиров, сэр, но специально я его не
запоминал.
— Вы слышали когда-нибудь имя «мадам Жизель»?
— Нет, сэр.
— Пожалуйста, опишите нам события прошлого вторника.
— Я подал пассажирам завтрак, сэр, и разносил счета. Мадам, как я
подумал, спала. Я решил ее разбудить не раньше, чем минут за пять до
посадки. А когда подошел к ней, то увидел, что она или умерла, или серьезно
заболела. Я узнал; что на борту есть доктор. Он сказал…
— Мы заслушаем показания доктора Брайанта от него лично. Взгляните вот
на это, пожалуйста.
Митчеллу показали трубку.
— Вы уверены, что не видели этого в руках у кого-нибудь из пассажиров?
— Уверен, сэр.
— Вы свободны, Митчелл. Альберт Дэвис!
Младший стюард занял место свидетеля.
— Вы Альберт Дэвис, проживаете по адресу Бэркам-стрит, 23, Кройдон,
служащий «Юниверсал Эйрлайиз», компании с ограниченной ответственностью?
—Да, сэр.
— В прошлый вторник вы дежурили на «Прометее» в качестве второго
стюарда?
— Да, сэр.
— От кого вы узнали о трагедии?
— Мистер Митчелл, сэр, сказал мне, что он боится, не случилось ли чего
с одной из пассажирок.
Дэвису указали на трубку.
— Вы видели этот предмет в руках у кого-нибудь из пассажиров?
— Нет, сэр.
— Что-нибудь из случившегося во время путешествия, по вашему мнению,
могло бы пролить свет на это дело?
— Нет, сэр.
— Хорошо. Больше не задерживаю вас.
Дэвис поклонился и, пятясь, удалился, уступая место новому свидетелю.
— Доктор Роджер Брайант!
Доктор Брайант сообщил свое имя и адрес и представился как специалист
по болезням уха, горла и носа.
— Доктор Брайант, расскажите нам, будьте добры, что же все-таки
произошло восемнадцатого, в прошлый вторник.
— Как раз перед прибытием в Кройдон ко мне подошел старший стюард. Он
спросил, не врач ли я. Услышав утвердительный ответ, он сказал, что заболела
одна из пассажирок. Я поднялся и последовал за ним. Женщина лежала на полу у
кресла. Она умерла незадолго до этого.
— А когда, по-вашему, это могло случиться, доктор Брайант?
— По меньшей мере, за полчаса до того, как я подошел.
— У вас есть какая-нибудь версия относительно причин смерти?
— Нет, это невозможно без детального осмотра.
— Вы обратили внимание на небольшое пятнышко у нее на шее?
—Да.
— Благодарю вас… Доктор Джеймс Уистлер!
Доктор Уистлер оказался невзрачным щуплым человеком.
— Вы полицейский хирург-эксперт?
— Да.
— О чем вы расскажете следствию?
— Около трех часов в прошлый вторник, восемнадцатого, я получил вызов
на Кройдонский аэродром. Там мне показали тело женщины средних дет, лежавшее
возле одного из кресел в рейсовом самолете «Прометей». Женщина была мертва,
смерть наступила примерно часом раньше, Я заметил также небольшое круглое
пятнышко на ее шее — непосредственно на яремной вене. Такое пятнышко могло
остаться от укуса осы или от укола тем шипом, который мне позже показали.
Тело перенесли в морг, где я произвел детальный осмотр и сделал вывод, что
смерть вызвана введением мощной дозы токсина в кровяной поток. Паралич
сердца и практически моментальная смерть.
— Не можете ли вы сказать, что это за токсин?
— Это был токсин, какого я еще никогда в своей практике не встречал.
Репортеры записали: «Неизвестный яд».
— Благодарю вас… Прошу теперь выйти к столу мистера Генри
Уинтерспуна.
Вышел массивный человек с мечтательным и добродушным выражением лица.
Он выглядел весьма добрым и не менее… глупым. Мистер Уинтерспун был
главным правительственным экспертом, признанным авторитетом по редчайшим
ядам. Следователь взял со стола роковой шип и спросил, узнает ли мистер
Уинтерспун этот предмет.
— Узнаю. Мне присылали это для экспертизы.
— Сообщите следствию результаты вашего анализа!
— Дротик обмакнули в препарат кураре — яда для стрел, используемого
туземными племенами.
Репортеры со смаком скрипели перьями своих авторучек.
— Вы считаете, что смерть была вызвана ядом кураре?
— О, нет!—сказал м-р Уинтерспун.—Там был только слабый след
препарата. Согласно моим анализам, дротик незадолго перед тем был погружен в
яд Dispholidus typus, более известный под названием яда древесной змеи.
— Древесная змея? А что это такое?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *