КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

Портье не захотел отвечать; но Фурнье предъявил свое удостоверение, и
тон изменился: портье рад был оказать полиции помощь.
— Леди не оставила адреса. По-моему, неожиданно изменились ее планы.
Раньше она говорила, что намерена пробыть здесь с неделю.
Были созваны лифтер, носильщики, горничная. По словам лифтера, леди
вызвал какой-то джентльмен. Он пришел, когда ее не было, дождался ее
возвращения, и они вместе завтракали. Как выглядел джентльмен? Горничная
сказала, что он американец. Казалось, леди была удивлена, увидев его. После
завтрака леди велела вызвать такси и попросила носильщика отнести вниз ее
вещи. Куда она уехала? На Северный вокзал. Во всяком случае, велела шоферу
ехать туда. Поехал ли с нею американец? Нет, она отправилась одна.
— Северный вокзал…—размышлял Фурнье.— Значит, направление-Англия.
Отправление в 2.00. Но, может быть, и не так. Нужно срочно связаться с
Булонью и попытаться задержать такси!
Опасения Пуаро пугали теперь и Фурнье. Быстро и четко заработала
полицейская машина.
Было уже пять часов, когда Джейн, все еще сидевшая в холле с книжкой,
подняла голову и увидела торопливо вошедшего мсье Эркюля Пуаро, Джейн
открыла было рот, но слова упрека остались невысказанными. Что-то в облике-
Пуаро остановило ее.
— Что случилось? — встревожилась Джейн.— Где вы так долго были?
Пуаро взял ее руки в свои.
— Жизнь очень жестока, мадмуазель,—сказал он, и голос его испугал
Джейн.
— Что случилось? — повторила она. Пуаро медленно произнес:
— Когда поезд, согласованный с пароходным расписанием, прибыл в
Булонь, в купе первого класса нашли женщину — мертвую.
Краска сбежала с лица Джейн:
— Анна Морисо?
— Анна Морисо. В ее руке был зажат пузырек с остатками синильной
кислоты.
— О! — ужаснулась Джейн.— Самоубийство? Пуаро мгновение молчал.
Затем, тщательно подбирая слова, произнес:
— Полиция считает, что это самоубийство.
— А вы?
Пуаро сделал выразительный жест.
— Что же еще прикажете думать?
— Покончила с собой? Но почему? Из-за угрызений совести или из страха
быть раскрытой?
— Жизнь порой очень жестока,— сказал Пуаро, покачав головой. — И
нужно иметь много мужества…
— Чтобы покончить с собою! Чтоб умереть, надо, наверное, быть очень
сильным.
— Чтобы жить,— сказал Пуаро,— тоже нужно быть и очень мужественным,
и очень сильным.

ГЛАВА XXVI. ПОСЛЕОБЕДЕННЫЙ РАЗГОВОР

На следующий день мсье Пуаро уехал из Парижа. Он оставил Джейн список
неотложных дел. Большинство пунктов этого списка казались Джейн попросту
бессмысленными, но она прилагала все усилия, чтобы не уронить достоинства
секретаря мсье Пуаро. За это время дважды она видела Жана Дюпона. Он заводил
разговоры об экспедиции, к которой она должна была присоединиться, но Джейн,
не осмеливаясь вывести его из заблуждения, не имея на то указаний Пуаро,
лишь уклонялась от прямого ответа, с кокетливым лукавством меняя тему
беседы. Через пять дней телеграмма вызвала Джейн в Англию. Норман встретил
ее в спортивной автомашине с откидным верхом. По дороге они обсудили
последние события. В историю с самоубийством Анны Морисо посвящены были
только узкие круги общественности. В газетах мелькнула заметка о том, что
некая дама из Канады, миссис Ричардс, в экспрессе Париж — Булонь покончила
жизнь самоубийством, вот и все. Ни о каких связях этого события с загадочной
смертью в «Прометее» не упоминалось. Джейн надеялась, что все ее беды
близятся к концу. Норман, однако, был настроен не столь оптимистически.
— Полиция, вероятно, подозревала Анну в убийстве матери; но после
такого неожиданного поворота событий им наверняка будет хлопотно продолжать
дело. А там уж и мы сможем заявить, что не понимаем, при чем тут мы и почему
обязаны отвечать на всякие вопросы и волноваться. В глазах общества мы
должны остаться вне вся-ких подозрений, как это и было всегда!
Примерно так он сказал и Пуаро, когда через несколько дней встретил его
на Пикадилли. Пуаро улыбнулся:
— Вы точно такой же, как все. Вы считаете меня стариком, который
ничего не доводит до конца! Послушайте, приходите сегодня вечером ко мне
обедать. Придут инспектор Джепп и дружище Клэнси. Я расскажу вам кое-что
интересное из своей практики!
Обед прошел весело. Джепп был в отменном настроении, хотя и относился
ко всем свысока. Нормана заинтриговало обещание мсье Эркюля Пуаро, а что до
мистера Клэнси, так тот попросту трепетал от восторга почти так же, как
тогда, когда впервые увидел роковой дротик.
После обеда, когда был выпит ароматный кофе, мсье Пуаро несколько
смущенно, но не без важничанья, откашлялся, прочищая горло.
— Друзья!—торжественно обратился он к гостям.—Мистер Клэнси выразил
творческую заинтересованность в том, что он называет «мои методы, Уотсон».
Cest зa, n’est-ce pas? Я предлагаю вам выслушать, если не наскучит,— тут он
сделал многозначительную паузу; Норман и Джепп в один голос поспешили
заверить: «Нет, не наскучит, что вы!»,— мое небольшое сообщение о методах,
к которым я обращался, расследуя известное вам дело.—Мсье Пуаро умолк и
заглянул в какие-то свои записи.
— Слишком уж возомнил о себе! — шепнул Джепп Норману.—Полон
самодовольства: я, мол, выдающийся, остальные — мелюзга!
Пуаро укоризненно посмотрел на него и кашлянул. Лица, выражающие
вежливый интерес, обратились к Пуаро, и он приступил к рассказу:
— Начнем сначала, друзья. Возвратимся к пассажирскому самолету
«Прометей» и его злополучному рейсу из Ле Бурже в Кройдон. Я собираюсь
поведать вам о моих первоначальных предположениях и о том, как я утверждал
или видоизменял их в связи с последующими событиями.
Когда перед посадкой в Кройдоне доктор Брайант по просьбе стюарда
направился к креслу ¦ 2, я последовал за ним. Мною руководило чувство — или

интуиция, если вам угодно! —что, возможно, там произошло что-то по моей
части. Возможно, я воспринимаю смерть со слишком уж профессиональных
позиций. Но, по-моему все смертельные случаи бывают двух категорий:
во-первых, такие, которые, так сказать, по моей части, и, во-вторых, такие,
которые не по моей части. И хотя эти, последние, более многочисленны, все
равно, стоит мне столкнуться со смертью, я невольно становлюсь похож на
собаку, которая, учуяв опасность, настораживаясь, поднимает голову и
принюхивается.
Доктор Брайант подтвердил нам худшие предположения стюарда, выяснилось,
что женщина мертва. Причину смерти он, разумеется, установить без
тщательного осмотра не мог. По этому поводу мистером Жаном Дюпоном была
высказана догадка, что смерть наступила вследствие шока от укуса осы. В
защиту своего предположения пассажир упомянул, что сам пристукнул
надоедавшую ему осу. Получилась вполне правдоподобная версия, и с ней можно
было легко согласиться. Тем более, что на шее умершей женщины виднелось
пятнышко: отметина, в точности такая, как от укуса осы; стало быть, оса была
перед тем в самолете.
Мне повезло: взглянув вниз, я заметил некий предмет, который сперва
можно было принять за еще одну дохлую осу. На самом же деле предмет оказался
туземным дротиком с оперением из желтого и черного шелка. В это мгновение,
если вы помните, мистер Клэнси протиснулся вперед и заявил, что странное это
острие в оперении — не что иное, как шип, которым некоторые туземные
племена пользуются для стрельбы из специальных трубок. Ко времени прибытия в
Кройдон у меня было уже несколько версий. А на твердой земле мысль моя
заработала с обычным блеском…
— Ну, ну, ну, мсье Пуаро! — с шутливой улыбкой воскликнул инспектор
Джепп.— Зачем же так!
Пуаро удостоил его дружеским взглядом и продолжал:
— Одна из версий представлялась мне особенно ясной (как, между прочим,
и всем остальным): наглость способа совершения убийства поражала, но
казалось невероятным то, что убийцу никто не заметил!
Было еще два пункта, интересовавших меня: во-первых, столь странное
появление в самолете осы и, во-вторых, найденная под креслом ¦ 9 трубка.
Я сказал моему другу инспектору Джеппу после дознания: какого, мол,
черта убийца не избавился от трубки, если ее запросто можно было просунуть в
вентилятор? Сам по себе дротик найти или опознать трудно; однако трубка, на
которой еще сохранились обрывки этикетки с ценой,— совсем другое дело.
Итак, каково решение? Очевидно, убийца хотел, чтобы трубку нашли!
Но почему? Лишь один ответ казался логичным: убийца рассчитывал на то,
что если трубка и отравленный дротик будут найдены, может быть принята
версия о том, что преступление совершено при помощи шипа, которым стреляли
из трубки. Стало быть, на самом деле убийство не было совершено этим
способом.
С другой стороны, согласно медицинским заключениям, причиной смерти
несомненно был отравленный шип. Я закрыл глаза и спросил себя: какой самый
верный и надежный способ воткнуть отравленный шип точно в яремную вену?
Ответ пришел незамедлительно: рукой. Этот тотчас же пролило свет на причину
того, почему убийца был заинтересован в том, чтобы трубку нашли. Трубка
неизбежно наводила следствие на мысль о расстоянии. Если же моя версия была
правильной, то человек, убивший мадам Жизель, подошел прямо к ее креслу и
наклонился над нею. Существовал ли такой человек? Да, таких людей было даже
двое. Оба стюарда. Любой из них мог подойти к мадам Жизели, наклониться, и
никто не усмотрел бы в этом ничего необычного. Кроме стюардов, был мистер
Клэнси. Он единственный изо всех пассажиров дважды — туда и обратно —
проходил мимо кресла мадам Жизели; я сопоставил это с тем, что он первым
выдвинул версию о трубке и стреле…
—Я протестую!—Мистер Клэнси вскочил.— Я протестую! — завопил он.—
Это клевета!
— Садитесь! — сказал Пуаро.— Я еще не закончил. Я должен просить вас
спокойно следить за ходом моих мыслей, и тогда все вместе мы сможем прийти к
окончательному и безошибочному заключению!
Итак, у меня было трое вероятных подозреваемых: стюарды Митчелл и Дэвис
и мистер Клэнси. Ни один из них внешне не производил впечатления убийцы, и,
прежде чем уличить кого-то из них, нужно было провести расследование.
Я снова обратил свою мысль к осе. Она была многообещающей персоной, эта
оса, Во-первых, ее никто не видел, пока не подали кофе. Это уже само по себе
казалось довольно любопытным. Я выстроил определенную «модель» убийства.
Убийца предоставил мне возможности для двух различных решений. Согласно
первому, более простому, оса ужалила мадам Жизель и мадам умерла из-за
сердечной слабости. Успех этой версии зависел от того, имел ли убийца
возможность незаметно убрать шип. Инспектор Джепп и я сошлись на том, что
спрятать шип было довольно легко. Но я так думал до тех пор, пока у меня не
возникли новые подозрения. В частности, первоначальная вишнево-алая окраска
шелка несомненно была заменена желто-черной, дабы имитировать появление
осы!..
Прошу вас, представьте себе: убийца подходит к креслу жертвы, вонзает в
шею несчастной роковой дротик и тотчас выпускает осу! Яд так силен, что
смерть наступает практически мгновенно. Если бы мадам Жизель и вскрикнула,
крика никто не услышал бы из-за шума моторов. А если бы кто-то и обратил
внимание на ее крик.—причина была бы ясна: над головой мадам, жужжа, летала
оса! Вот и объяснение: оса ужалила несчастную женщину!.. Это, как я уже
сказал, была «модель ¦ I».
Но, допустим, убийца понимал, что отравленный дротик могут заметить
прежде, чем удастся убрать его. В таком случае версия естественной смерти
отпадает. Вместо того, чтобы выбросить трубку, убийца кладет ее на такое
место, где ее несомненно заметят при обыске самолета и признают орудием
убийства. Убийца в этом случае создаст «впечатление расстояния». Ведь когда
найдут и дротик, это сконцентрирует все подозрения, в определенном, ранее
намеченном убийцей направлении!..
Теперь у меня была своя версия убийства: трое подозреваемых и
предполагаемый четвертый- мсье Жан Дюпон. Ведь это он первым предположил
«смерть от укуса осы» и он сидел в самолете так близко от мадам Жизели, что
мог убить ее, даже не вставая с кресла. С другой стороны, думал я,— вряд ли
он осмелился бы так рисковать!..
Я сосредоточил все внимание на «проблеме осы». Если убийца принес осу
на борт самолета и выпустил ее в нужный момент в целях психологической
мотивировки, значит, при нем должно было быть нечто наподобие коробочки, где
до поры до времени он держал осу. Логично, меня заинтересовало содержимое
карманов и багаж пассажиров «Прометея». И вот тут-то я наткнулся на то, что
искал! Но, как ни странно, я нашел это у совершенно постороннего человека. В
кармане у мистера Гэйля оказался пустой спичечный коробок фирмы «Брайант и
Мэй». Но, по свидетельствам всех пассажиров, мистер Гэйль не ходил по
проходу в конец салона. Он только выходил в туалет, то есть в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *